§1.1. История возникновения, развития и трансформации обычая «кровной мести. Кровная месть

Понятие кровной мести и история возникновения, трансформация и современное закрепление обычая кровной мести

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 21.04.2017

Статья просмотрена: 1805 раз

Библиографическое описание:

Танасейчук Я. В. Понятие кровной мести и история возникновения, трансформация и современное закрепление обычая кровной мести [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 111-114. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12254/ (дата обращения: 10.11.2019).

Статья раскрывает этапы развития и закрепления обычая кровной мести. Отражает различные взгляды на понятие «кровной мести», а также процесс трансформации обычая из социального регулятора в «криминальную традицию».

Ключевые слова: кровная месть, обычай, убийство по мотиву кровной мести, примирительные комиссии, социальный регулятор

Кровная месть — обычай, сложившийся при родовом строе как универсальное средство защиты чести и достоинства рода [1. C.17]. Современные энциклопедические словари определяют кровную месть, именно, как обязанность отмстить самому убийце или его близким.

Помимо обычного определения кровной мести, словари предлагают итальянский вариант мести — вендетту. Под ней понимается обычай «кровной мести» преобладающий на островах Сардинии, Крите и Корсике [2. Сухарев А. Я.].

Ушаков Д. Н. определяет месть как «намеренное причинение зла, неприятностей за прошлое с целью отплатить за оскорбление, обиду, страдания» [3. C.193–194].

Понятие «кровной мести» отличается от более широкого понятия «мести». Кровную месть вызывает не любая обида, а только та, которая по обычаям того или иного народа карается «кровомщением».

Сухарев А. Я. под «кровной местью» понимает — обычай, сложившийся при родовом строе как универсальное средство защиты чести, достоинства и имущества. В России обычай кровной мести существует среди некоторых народов Северного Кавказа» [4].

Омаров М. М. определяет «кровную месть как обычай, поводом для которого может быть любое нежелательное вмешательство (в том числе правомерное) в интересы другой семьи, рода, клана и который может быть урегулирован путем примирения, также может влечь кровную вражду. Кровная месть осуществляется прямыми родственниками (женского и мужского пола) потерпевшего, а также посторонними лицами в отношении виновного, а также близких ему «по крови» или в силу других обстоятельств» [5].

Дудаев И. И. пишет следующее: «кровная вражда представляется как «священный долг» (debito sacro) групп по отношению к членам, которые пострадали или даже были убиты членами другой группы. Проблема кровной мести актуальна и для современной России, некоторые народы Северного Кавказа (Адыгеи, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Чечни) нередко прибегают к ней как средству разрешения конфликта».

Лавченко О. П. пришел к выводу, что «кровная месть является древним обычаем, возникшим и развившимся при родовом строе как средство зашиты жизни, чести и имущества сородичей. Сущность данного обычая состоит в том, что при нанесении тяжкой кровной обиды одному из членов рода (семьи), возникает обязанность отомстить обидчику либо его родственникам. Понятие «кровная месть» как объект криминалистического исследования представляет собой сложное явление, которое оказывает криминогенное воздействие на поведение людей. Обычай кровной мести детерминирует совершение особо тяжких преступлений — убийств, характеризующихся длительностью и жестокостью исполнения.

Кровная месть, как обычай патриархально-родового строя, сохранилась в России на территории Северного Кавказа из-за специфических условий местной жизни, длительного отсутствия государственности, постоянного нахождения в состоянии войны. Существование этого обычая в настоящее время определяется главным образом культом предков; низким уровнем культуры и образования; национально-территориальным устройством; современной структурой занятости населения; земельным вопросом; слабостью государственной власти и управления, правоохранительных органов; нестабильностью социально-экономических преобразований» [6].

Кровная месть была известна многим народам в разное время. Её существование неоспоримый факт, существовавший в истории развития любого государства.

Так, например, одним из поводов к войне в 311 году в Великой Римской империи Константина Великого и Максенцием послужила месть убийце отца. Договор 911 года между Русью и греками закрепляет, что каждый может умертвить убийцу на месте преступления. У некоторых племен Австралии причинение смерти человеку порождает кровную месть, которая приобретает неконтролируемую форму в виде публичных, массовых насильственных столкновений [7].

Судебник Мхиара Гоша [8. C.603–604], который является сборником норм армянского феодального права, запрещает кровную месть. А законы Беки и Агбуги [8. C.59] — законы грузинского княжества — узаконивали кровную месть, делая её правомерной.

Кровная мест возникла как мера социального межличностного контроля.

В ранне-первобытном обществе она не существовала в принципе. На это есть своя причина. Когда один человек убивал другого это, несомненно, приносило вред общине, а если убивают убийцу, приносят двойной ущерб. И совершенно логическим исходом будет её ослабление перед соседями, что даст последним возможность уничтожения слабое сообщество.

Однако уже в традиционном обществе обычай кровной мести был необходим. Ведь убийство члена общества приводило к дисбалансу сил между общинами, и чаша весов склонялась к общине, член которой совершил убийство. Если причинение смерти оставить без ответа, это приведет к новым убийствам, а в следствии к уничтожению всей общины. Убиение члена общины-обидчика приведёт к возвращению баланса сил, а также послужит предупреждением соседям, что никто не останется безнаказанным за убийства.

В XI веке кровная месть закрепилась во многих источниках обычного права. Одним из ярких примеров стала «Русская правда», которая являлась основным письменным источником права в XI веке на Руси.

«Русская правда» была основана на национальных, местных обычаях и традициях. Так, например, одним из её положений стало, причинение смерти убийце родственником потерпевшего, т. е. по сути «кровная месть». Но исполнение этого долга ограничивалось кругом людей первой и второй степеней родства (отцы, сын, племянники). Мы видим, что хотя кровная месть и закреплена в законе, но им же она и ограничивается, для того чтобы избежать массовых, непрекращающихся убийств [9. C.28–63].

В середине XI века, после призвания князей был издан Судный устав, который сохранил в себе кровную месть, родовое самоуправство. Однако в нем нашло своё закрепление одно интересное положение, согласно которому в случае отсутствия мстителя убийца обязан вознаградить мщение, т. е. уплатить штраф князю. Таким образом, мы видим второе ограничение кровной мести. Помимо этого нами замечено и то, что кровная месть как институт продолжил свое существование. Лишь после смерти Ярослава Мудрого в 1054 году, собравшись, его сыновья отменили кровную месть и окончательно установили штрафы.

Хотя кровная месть имеет древние корни, этот обычай сохранился до настоящего времени. По сей день убийство по мотивам кровной мести встречается в Греции, Албании, Италии, Туркменистане, Азербайджане и др. Делая выводы из следственной, судебной и прокурорской практики, приходим к выводу, что этот первобытный обычай сохранился и во многих республиках Российской Федерации. Например, в Адыгее, Дагестане, Северной Осетии, Чечне.

Сегодня можно заметить, как обычай кровной мести из социального межличностного регулятора баланса сил преобразуется в криминальную традицию, решающую любой конфликт.

По Уголовному кодексу РФ [10] за убийство по мотивам кровной мести назначается наказание в виде «…лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненного лишения свободы, либо смертной казнью» [10].

Законодательное закрепление и введение сурового вида наказания, говорит о повышенной степени общественной опасности указанного деяния, отмечает профессор Р. Б. Головкин.

Общественная опасность заключается в том, что одна кровная месть вызовет ответную кровную месть и послужит началу «бесконечной эстафете убийств» [1. C.19], что впоследствии приведет к массовым убийствам и войнам. Ярким примером служит война в Чечне с 1993 по 2003 гг., которая возродила кровавый обычай. По мнению М. М. Сайдулаева, вооруженный конфликт, возникший в Чечне, привел к такому большому количеству жертв, горя и трагедий, несправедливости, которые послужили толчком к возрождению обычая кровной мести. В феврале 1999 года А. Масхадов узаконил шариатские суды и кровную месть, а также довел до абсурда идею возвращения первобытных родовых обычаев, таких как:

  1. Принадлежность к определённому роду определяла политические, социальные, экономические, брачные отношения;
  2. Обычай кровной мести приобрел главенствующие положение, в регулировании конфликтов, чем вытеснил нормы уголовного законодательства.
Читать еще:  Вышивка лентами простые схемы. Вышивка атласными лентами для начинающих

Таким образом, мы видим, что этническое начало полностью «проглотило» социальное, не позволяя появиться гуманистическому началу, сформироваться политики «человек — высшая ценность».

В итоге мы приходим к следующему выводу.

Изменения в социальной, политической, экономической, культурной, религиозной жизни общества изменяет условия реализации «кровной мести».

Человек, в современном обществе, научился решать конфликты, проблемы с помощью правовых механизмов, редко прибегая к насилию. Также каждый член общества учится сдерживать агрессию, ярость, раздражение и другие негативные эмоции по отношению к людям. Самостоятельное наказание виновным потерпевшего сменяется беспристрастным расследованием уголовного дела и назначением справедливого, соразмерного совершённому деянию наказания.

Кровная месть — запрещенный законом, антиобщественный обычай, с которым надо бороться, но не только с помощью уголовно-правовых мер, но и путем создания, возрождения примирительных комиссий, в целях мирного, бескровного разрешения конфликтов между кровниками.

Например, в Ингушетии существуют 8 примирительных комиссий — 4 районных и 4 городских. 24 ноября 2015 года был создан Комитет по вопросам примирения конфликтующих сторон. Отметим, «что за последние шесть лет в регионе удалось уладить более 150 конфликтов на почве кровной мести…» [11].

Общественная опасность «кровной мести» заключается в непрекращающихся убийствах. Порочный круг, который образуют следующие одна за другой акты мести, что приводит к вырезанию, уничтожению родов, кланов, семей. В этой связи, совершенно верно отметил Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии, «нельзя допустить того, чтобы кровная месть переходила из поколения в поколение, иначе это приведет к уничтожению народа» [12].

Противоправность применения кровавого обычая заключается в повышенной уголовной ответственности за совершение убийства по мотивам кровной мести. Отказ от уголовно-правового закрепления данного деяния, может привести к ещё большому уровню применению этой кровавой традиции, и к возрастанию уровня самосудов, самоуправств.

Однако такой подход все-таки встречается в юридической литературе. В частности, его предлагает Плаксина Т. А., которая считает, что «кровная месть как мотив убийства является псевдоквалифицирующим обстоятельством, которое необходимо исключить из уголовного закона, поскольку дифференциация ответственности, преследующая цель борьбы с пережитками прошлого, в свое время была осуществлена при отсутствии социальных оснований» [13. C.30–31].

ИНСТИТУТ КРОВНОЙ МЕСТИ, КАК ПЕРВИЧНЫЙ ЭЛЕМЕНТ В ФОРМИРОВАНИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ДРЕВНОСТИ

Безусловный традиционализм первобытного общества являлся основой института кровной мести, который можно сказать был органически вписан в условия первобытного общества, выражая его основы и принципы, и тем самым показывал характер общественных отношений, которые только стали приобретать смутные очертания. Поэтому отношения кровной мести строилось на исходных понятиях родовой (коллективной) ответственности и родовой (коллективной) вины, на базе которых, осуществляется вменение убийства (или смерти) члена одного рода другому в целом [3, c. 135].

Ответственным, как указывает Г.В. Мальцев, признавался весь род, причем персональный состав не ограничивался живущими на день совершения обиды людьми, а включал и будущих, в том числе не родившихся потомков в нескольких поколениях, т.е. детей, внуков, правнуков и т.д. Поэтому возникающая кровная месть между родами часто принимала затяжной, многолетний характер (если не сказать многовековой), а взаимные обиды и претензии передавались по наследству и выступали характеристикой родоплеменной организации жизни общества. Коллективная ответственность и коллективная вина были два основных понятия эпохи первобытного общества, на данных понятиях впоследствии развилась и выросла индивидуальная ответственность и индивидуальная вина в современном уголовном праве, а принимаемые решения главой рода, которые могли обсуждаться старейшинами впоследствии преобразовались в ответственность власти и ее органов.

Возникает вопрос: возможно ли кровную месть отнести не просто к обычаям, а к нормативным институтам, который являлся первым в условиях первобытной анархии? Ответ на данный вопрос зависит от углубления в трансформацию происходившей с кровной местью в общественный, а впоследствии в правовой институт ответственности.

Проанализировав ряд исторических источников и представления многих мыслителей современности и прошлого, отмечу, что смысл кровной мести скорей всего состоял в необходимости уравновесить силы враждующих родов, так сказать не потерять равновесие вследствие убийства сородича, защитить себя от нападок других племен и не допустить ослабления рода обидчиками. Кроме того важны и представления древнего человека о уходе их рода, как верно отмечает А.Р. Рэдклифф-Браун «уход сородича из царства живых в царство мертвых согласно верованиям предков, заключалось в продолжении участи умершего родственника в делах рода в качестве духовной сущности [1, c. 285]. Первым правилом кровной мести становится правило эквивалентности причиненной обиды, т.е. «равное за равное». И только по прошествии многих веков произойдет смена кровной мести принципом «талиона», на основе которой будут предприняты первые попытки сформировать институт ответственности.

Как же происходила кровная месть, какие еще принципы этого древнейшего института были свойственны?

Во-первых, члены рода должны были наметить жертву из рода обидчиков «сообразуя со статусом и достоинствами покойного, а вопрос о том, какое отношение обреченный на месть человек имел к реальному убийству, в архаическую эпоху их просто не интересовала» [3, c. 137].

Во-вторых, первоначально кровная месть могла распространяться на любого члена рода, поэтому и состав мстителей и жертв были чрезвычайно широки, то впоследствии женщины, дети, с физическими недостатками, в том числе и старики по негласному правилу не могли выступать жертвами для реализации к ним кровной мести.

В-третьих, мстили не убийце, а тому роду, из которого он происходил, т.к. еще раз подчеркну что «ответственность» была коллективной, а не индивидуальной, т.к. человек древнего общества просто не мог прожить вне коллектива – рода, племени, сообщества.

В-четвертых, кровная месть реализовалась только в делах связанных с убийством одного члена рода другим, ни какие другие преступления в нынешнем понимании этого слова под кровную месть не попадали.

В-пятых, ни о какой кровной мести не могло идти речи в рамках одного рода, если один член рода убил другого, то к нему не применяли никаких действий по умерщвлению, а просто выгоняли из рода, что уже свидетельствовало об обречении такого человека на смерть.

В-шестых, множество вовлеченных в конфликт членов рода и невозможность соблюсти правила эквивалентности приводили к затягиванию процесса кровной мести, т.е. после акта мщения противоположный род находил, что потери рода больше чем полагались, а соответственно к ним переходит право мстить обидчикам, потому многие роды истреблялись вообще.

В-седьмых, возможны были случаи завершения кровной мести процедурами примирения, в которых участвовали иные роды.

Такие процедуры примирения стали заменять кровную месть различными формами материальной компенсации, что повлекло изменения общества к убийству вообще и в частности в порядке к убийству в порядке вражды. В отношении убийства неумышленного накал страстей заметно снижается, возникает перспектива переговоров с дальнейшей компенсацией уплаты штрафов и возможного примирения. В истории человечества появляются штрафы, как мера еще несформировавшегося института ответственности. К тому же не исключалось примирения кровной мести через институт брака, между представителями ранее враждующих сторон, т.е. враг превращался в родственника, с которым не подобало враждовать. Не случайно, как верно указывает Мальцев Г.В. первая, по-видимому, и самая простая классификация видов убийств возникла в связи с развитием института примирения кровной мести, т.е. люди разделили убийства на две категории: на те которые можно простить, ограничившись определенными мерами по восстановлению ущерба, и вторые «непростительные убийства», которые влекли только смерть преступника [3, c. 152].

Читать еще:  Правление александра михайловича. Живая страничка

Данная классификация отражала и первичные представления о вине деля даяния на убийства и все остальные, убийства в свою очередь на умышленные, т.е. дерзкие, вероломные, жестокие, тайные, и без злого умысла, т.е. по неосторожности, например, вследствие стечения случайных обстоятельств, или вора захваченного на месте преступления. Причем в последнем случае вор нес с древних времен ответственность в виде лишения жизни тем у кого он украл, при этом данное убийство было допустимым актом возмездия начиная с античности и древнего общества и вошло во всех правовых системах и оставшихся в некоторых и сегодня без существенных изменений (например, в мусульманских странах).

В России данные убийства вора закреплялись еще Соборном уложением 1649 года как допустимая мера ответственности по отношению к вору. Кроме того в классификацию преступлений вошли нравственные начала и критерии, при которых отдельные убийства, например в честном бою или на войне, могли быть одобренные общественным мнением, тогда как убийства иных категорий безоговорочно осуждались. В дальнейшей истории человечества кровная месть ограничивается, так в известных законах Драконта, датируемые VII в. до н. э., ограничивали кровную месть: ответственность за убийство не распространялась, как в прежние времена, на род убийцы — отвечать должен был сам виновный. Драконт узаконил обычай примирения с убийцей и его родом с помощью выкупа.

Подводя промежуточные итоги, отмечу, что первичным элементом всей системы ответственности в древности была кровная месть, причины которой разнообразны и многозначительные, это и придание равновесия в роду, недопущение ослабления этого рода, а соответственно возникновение мести; это и инстинкты, такую точку зрения высказывал Б. Гейдерих, который полагал, что инстинктивное поведение было свойственно древнему человеку, в силу объективной целесообразности [2]; так же к причинам можно отнести и агрессию, поэтому агрессия, как писал Т. Парсонс, является сильным и глубоким чувством, может принимать разные формы, а сама по себе она является одной из возможных реакций на внешние угрозs [4, c. 432], и бесспорно данного чувства древний человек не был лишен; следующей причиной кровной мести явились коллективные эмоции, т.е. групповое переживание членов рода по поводу произошедшего действия в отношении их сородичей. Можно вести речь и о других причинах кровной мести, однако это не является целью данного исследования, а рассмотрение данного института происходит с целью проследить историю возникновения и развития юридической ответственности, хоть следует еще раз подчеркнуть, что кровная месть стала тем начальным, элементом, фундаментом на основе которого произошло дальнейшее развитие у многих народов осмысление категорий, вины, мер, вменения, а главное – ответственности, связанной с правонарушением, прежде всего преступлением.

Список литературы

1. Brown A.R. Op. cit. P. 285.

2. Heiderich B. Op. cit. S. 131-133

3. Мальцев Г.В. Месть и возмездие в древнем праве. М.: Норма, 2012. С.135.

4. Парсонс Т. О структуре социального действия. М., 2002. С. 432.

Кровная месть

Обычай кровной мести в осовремененном мире. Кровная месть у народов Кавказа как норма выработанного веками саморегулирующего обычного права. Практика кровной мести в странах Ближнего Востока и Албании. Многовековая традиция обряда примирения кровников.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Кровная месть — обычай, требующий обязательного возмездия за убийство человека или нанесение ему увечий. Кровная месть представляла собой одно из наиболее действенных средств социальной регуляции и защиты личности или группы в обществах, где отсутствовала или слабо проявлялась государственная власть.

В современной России традиция кровной мести не просто контрпродуктивна, но смертельно опасна для целостности страны. Кровная месть известна с древнейших времен. Она была распространена на всем земном шаре в условиях доклассового общества. В основе ее лежали общественные отношения родового строя. Можно также отметить, что кровная месть была неотъемлемой чертой дохристианского и доисламского общества, т.к. в первую очередь полагалось мстить за убийство кровью.

По древним обычаям за убийство мстили родственники убитого самому убийце или одному из его ближайших родственников, на которого «падала» кровная месть. У разных народов даже внутри одной этнической группы были отличия в порядке осуществления кровной мести. Кровная месть у осетин и ингушей падала на широкий круг родственников — до третьей степени родства, продолжалась годами, подобно итальянским вендеттам, и нередко приводила к истреблению целых фамилий. Примирение кровников проводилось почетными стариками по строго определенному сложному ритуалу, включающему уплату виновной стороной «цены крови» и устройство кровного стола.

В Чечне, наоборот, в случае кровной мести старались погасить скорее огонь вражды и не допустить его распространения. При этом примирение сторон происходило путем простого рукопожатия и произнесения формулы: «Мы вас перед людьми прощаем». Уплата за кровь считалась большим позором. Возможно, это влияние ислама, так как любая религия в большей или меньшей степени учит прощению.

Кроме того, мстить кровью полагалось за целый ряд разнообразных деяний — за похищение женщины, тем более за изнасилование (практически у всех народов), за злонамеренно сорванную с головы папаху, за убитую собаку, про которую при людях будет сказано, что ее убили за принадлежность к такому-то роду. То есть можно говорить о том, что убить обидчика полагалось не только за серьезные, с нашей точки зрения, преступления, но и за поступки, предстающие в нашем понимании не более чем мелким хулиганством. Однако стоит также отметить, что во всех случаях кровная месть спровоцирована очень неблаговидным поведением.

1. Кровная месть у народов Кавказа

кровный месть обычай

Наиболее яркой нормой обычного права на Северном Кавказе в прошлые века являлась повсеместно распространенная кровная месть. Поводом для кровной мести были убийство, ранение, похищение девушки, захват земли, оскорбление гостя, чести, домашнего очага, почитавшегося у горцев, и т.д. Будучи обычаем родового строя, кровная месть сохранилась у некоторых народов до сих пор — в частности, у дагестанцев и вайнахов. В Дагестане, по сведениям А.В. Комарова, адаты в конце XIX — начале XX вв. позволяли убить своего кровного врага, нападающего грабителя, пойманного на месте преступления вора, похитителя женщины.

Кровомщение допускалось между лицами одного сословия, за убийство раба виновный платил только штраф. Право и обязанность преследовать убийцу или примириться с ним, как правило, принадлежали ближайшему родственнику убитого. Примирение могло совершиться не раньше, чем через год после преступления, и вес это время убийца должен был находиться в изгнании и скрываться от мщения. Кровная месть была долгом и делом чести для всех членов рода пострадавшего, бывали случаи, когда она прекращалась — в случае непримирения — лишь после полного уничтожения одного из враждующих родов.

В дореволюционной литературе приводится парадоксальный пример, когда в соответствии с адатами в одном из дагестанских селений кровомщение между двумя родами — тохумами длилось более 200 лет, а началось оно в ссоре за курицу.

Кровная месть — это не романтическая экзотика. Это нормы выработанного веками саморегулирующего обычного права, основанного на мудрости народа и дающего возможность достойного примирения даже кровных врагов. Вряд ли мы преувеличим, если скажем, что эффективность обычного права горцев была для них, несомненно выше современных часто изменяемых государственных законов.

Путешествовавший по Северному Кавказу в 1781-1783 гг. квартирмейстер на русской службе Штедер писал о кровной мести у осетин: «Кровавая месть и самовольные действия были обязательны среди семей; позор и презрение продолжались до тех пор, пока эта обязанность не была выполнена. Мщение, грабеж и убийство считались добродетелью, вследствие чего погибать считалось славным».

Обычай кровомщения универсален для обществ, находящихся на стадии родового строя или сохранения его остаточных явлений, о чем писал крупный этнограф-кавказовед М.О. Косвен: «Забота о самосохранении заставляет весь род вставать на защиту, хотя бы обиженным был лишь один из членов рода. Месть становится долгом, делом чести, священной обязанностью». Существование этого обычая на Кавказе, хотя и в видоизмененных формах, говорит об архаичности и стойкости традиционной общественной жизни у некоторых горских народов Северного Кавказа.

Читать еще:  Знаменитая теория стакана воды. Теория стакана воды

Сказанное объективно подтверждается у чеченцев наших дней бытованием явления, тем же М.О. Косвеном квалифицированного как «война — грабеж»: погоня за чужим добром, жажда обогащения. Формой ее воплощения является набег на ближних и дальних соседей, для чего из воинственных мужчин создастся дружина во главе с военным вождем (у чеченцев «бячча»). Факты подобных грабительских набегов, особенно на Ставрополье, хорошо известны. По Косвену это явление характерно для строя военной демократии, т.е. для периода постепенного упадка родового строя.

Ярким материальным выражением некоторых черт родового строя и опасностей, с ним связанных, в том числе кровной мести, могут быть высокие боевые башни в горных ущельях Балкарии, Осетии, Чечено-Ингушетии, Дагестана. Видная издалека башня на скале — характерная черта горного пейзажа, и это было подмечено М.Ю. Лермонтовым:

В глубокой теснине Даръяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на черной скале.

В случае опасности в башне укрывались, деревянную лестницу с первого этажа поднимали, и башня делалась неприступной. Встречаются в горах и каменные замки, например, Вовнушки в Ингушетии и Цамад в Осетии, в горных теснинах вырабатывается своя специфическая и рациональная народная архитектура. Следует заметить, что адыги своей каменной архитектуры не выработали, единственным исключением может быть башня XVI-VII вв. Адиюх на берегу р. Б. Зеленчук в Карачаево-Черкесии (хотя черкесское ее происхождение не доказано). Экологические и социальные условия, в которых на предкавказской равнине пребывали черкесы и кабардинцы, были иными.

2. Кровная месть у вайнахов

Обычай кровной мести — это не только кавказская традиция. Сегодня принцип кровной мести практикуется в странах Ближнего Востока и Албании. В Европе обычай имел широкое распространение в средневековой Италии, скандинавских странах и странах, населенных представителями данных культур, в настоящее время сохраняется в Южной Италии. Словом «вендетта» кровная месть называлась, главным образом, на островах Сардиния и Корсика, где она бытовала даже в начале XX века.

В XII-XIX веках обычай практиковали греки-маниоты с полуострова Мани в Южной Греции. Этого обычая придерживались древние германцы и восточные славяне.По состоянию на начало 2009 года законодательство Российской Федерации мотив кровной мести при совершении убийства рассматривает как отягчающее вину обстоятельство. За убийство на почве кровной мести статья 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет либо пожизненного лишения свободы.

Еще несколько лет назад в состоянии кровной мести в Чечне находилось около 500 семей. Слава Аллаху, на сегодняшний день эта цифра сократилась значительно. Институт кровной мести в вайнахском обществе имеет глубокие корни. «Кровная месть» по — чеченски «ч1ир», а по груз. «ч1ири». Если перевести дословно — «кровь за кровь».

«В случае убиения целая фамилия или тайпа (род. — Л.Г.), — пишет У. Лаудаев о Чечне, — бежала на иное местожительство. Кровь (ц1и) переходила из рода в род. Первоначально кровь распространялась на всю фамилию; с умножением фамильных членов кровь переходила на «гар», а в позднейшее время — на одно семейство».

Как правило, убийца по совершении преступления покидал родное селение, в противном случае его оттуда выгоняли, что было предусмотрено адатом общества. Обычай кровной мести исторически распространение получил среди всех слоев вайнахского общества.

Определенные нормы поведения соблюдались кровниками. Согласно морально-этическим установкам, выработанным вайнахским обществом, строго запрещалось убийство кровника (и не кровника) внезапно, без предупреждения, из-за угла, со спины и тем более — безоружного, связанного, больного, дряхлого старика и особенно — не достигшего совершеннолетия юнца.

Убийство должно быть совершено холодным или огнестрельным оружием. Запрещалось убивать во время месяца Рамазан, религиозных (календарных праздников), в людном месте. Категорически запрещалось выяснять отношения в доме у кого-либо или в общественных местах. Запрещалось убивать обидчика спящим, трапезничающим, совершающим намаз, справляющим естественные нужды.

При встрече с кровником правом первого удара, выстрела обладала потерпевшая сторона. Большим позором считалось убивать из кровной мести женщину, слабоумного, больного человека. Категорически запрещались надругательство над трупом, мародерство. Особых правил поведения должны были придерживаться и родственники двух враждующих сторон. Согласно этическим нормам родственникам убийцы категорически запрещалось веселиться, шутить, развлекаться в присутствии родственников убитого, беседовать с кем-либо при них, смотреть им в глаза. При встрече с родственниками убитого в общественном месте родня обидчика должна была покинуть это место. Если они повстречались в пути, то родственники убийцы должны были беспрекословно уступить дорогу потерпевшей стороне .

Процесс примирения начинается с кадиев районов, которые выясняют на местах, какие семьи находятся в кровной вражде. Затем кадии обращаются в Комиссию по примирению с просьбой рассмотреть эти дела. Члены комиссии, руководствуясь законами шариата и вековыми традициями вайнахов, начинают переговоры — сначала с семьей жертвы, а затем с семьей кровника. Когда договоренность достигнута, при непосредственном участии и руководстве членов комиссии происходит обряд примирения.

Обряд примирения кровников имеет многовековую традицию и практически не изменился за долгие годы. Самые уважаемые члены рода кровника прибывают в село, где живет семья убитого. Всю дорогу от окраины села и до самого дома жертвы, пришедшие с просьбой о прощении, родные и близкие убийцы проходят пешком. Сам кровник, одетый в саван или власяницу, с покрытой головой идет среди толпы. Когда две семьи сходятся, посредники — в данном случае, члены комиссии по примирению — призывают обе стороны заключить мир и отказаться от кровной мести.

Самая волнующая часть обряда: убийцу подводят к главе семьи погибшего, который снимает с его головы покрывало и обнимает кровника в знак прощения и примирения. В этот момент глава семьи жертвы может даже объявить, что с этого дня прощенный становится сыном или братом членов семьи погибшего.

Большой интерес представлял обычай примирения кровников, выражавшийся одинаково почти у всех горцев Северного Кавказа. В этом: ритуале главную роль играли почтенные люди. От таких стариков требовались большое умение и талант, чтобы примирить своим мудрым решением кровников, враждовавших иногда в течение многих лет. Из этих стариков враждующие стороны избирали посреднический суд (тархон), состоящий из 5-7 человек. Суд происходил в определенных селах Осетии, среди которых широкой известностью пользовалось село Дагом в Алагирском ущелье. Здесь на небольшой площадке выносились посредниками решения о примирении кровников. После уплаты выкупа виновная сторона устраивала примирительное угощение — кровный стол (туджы фынг). Кровная месть в пережиточном виде существовала в Осетии вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции и была ликвидирована только при Советской власти.

Царское правительство в 1894 г. узаконило некоторые правила, касающиеся детализации осуществления кровной мести. Благодаря этому, на мой взгляд, несколько неосмотрительному шагу в некоторых населенных пунктах Туркменистана кровная месть настолько «разгулялась», что естественная смерть мужчины стала необычным явлением.

Советская власть впала в другую крайность. В первом УК Страны Советов убийство из кровной мести было отнесено к одному из наиболее тяжких видов преступления, которое, с точки зрения советского законодателя, относилось не только к преступлениям против жизни, но и к преступлениям, составляющим пережиток родоплеменного строя или местных обычаев. Ныне действующий УК РФ унаследовал от своих предшественников норму, отягчающую вину при наличии мотива кровной мести, по-прежнему не объясняя самого понятия. Опираясь на исторический материал, можно дать несколько определений кровной мести.

Список использованной литературы

1. Блиев М.М. Осетия и осетины в 1749-1752 гг. Орджоникидзе, 1961.

2. Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 2006. Т. 3. (репринт)

3. Ключевский В.О. Исторические моменты. Деятели исторической мысли. М„ 1990.

4. Петров Г.М. Краткий очерк развития русско-кавказских отношений в XVIII веке // Советское востоковедение. Л., 1989. Т. 6.

5. Тихомиров М.П. Российское государство XV-XVII веков. М., 2003.

Источники:

http://moluch.ru/conf/law/archive/227/12254/
http://izron.ru/articles/osnovnye-problemy-i-tendentsii-razvitiya-v-sovremennoy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-i/sektsiya-1-teoriya-i-istoriya-prava-i-gosudarstva-istoriya-ucheniy-o-prave-i-gosudarstve-spetsialnos/institut-krovnoy-mesti-kak-pervichnyy-element-v-formirovanii-otvetstvennosti-v-drevnosti/
http://revolution.allbest.ru/law/00511743_0.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector