Антикомпромат. Лебедев Александр. Как миллиардер александр лебедев оказался на задворках бизнеса и политики.

Компромат.Ru ®

Весь сор в одной избе

Столичное дело миллиардера Александра Лебедева

Правдоруб из списка Форбс

Оригинал этого материала
© «Московский комсомолец», 30.05.2008, Фото: gzt.ru, Столичное дело. Особенности национальной политики

Российские бизнесмены — люди закрытые и скрытные. Даже если они идут в большую политику, вся их деятельность покрыта тайной и является предметом для инсинуаций. На таком фоне любой человек с активной позицией выглядит ярко. Одна из таких нестандартных персон — миллиардер Александр Лебедев. Обаятельный обличитель политики столичных властей. Защитник прав простых москвичей. Правдоруб. Робин Гуд из списка богатейших россиян журнала “Форбс”. Московские пробки и стройки, самоуправление и экология, культурное наследие и игровые автоматы — до всего ему есть дело, по каждому поводу он высказывается, всем он занимается одновременно, и за его заявлениями как-то незаметно, что же Александр Лебедев в действительности делает. Это мы и попытались выяснить, еще раз бросив взгляд на жизнь и труды Александра Евгеньевича Лебедева.

Выходец из непростой семьи

Нет нужды трясти архивы, чтобы изучить биографию г-на Лебедева. Достаточно зайти в Интернет на его персональный сайт. Да что там сайт — целый портал с тщательно подобранными интервью Лебедева, статьями Лебедева, книгами Лебедева, видеоклипами Лебедева, мнениями Лебедева о мельчайших проявлениях внешней и внутренней политики, а также отчетами по любому общественно-политическому телодвижению Лебедева. Тут же можно прочитать и о главной песне к новому фильму про Джеймса Бонда, и о том, какие профессии делают человека глупее. В информ-закромах г-на Лебедева найдется все. В том числе и собственная биография.

Он родился в Москве 16 декабря 1959 года. Отец — профессор, доктор наук, мать — вузовская преподавательница английского языка. Закончил элитную школу, поступил на экономический факультет не абы чего — МГИМО. “Учеба давалась ему легко, все сессии он сдавал на “отлично”, из предметов особенно любил лекции по экономической теории, его знания по ряду дисциплин были гораздо шире, чем полагалось студенту”, — скромно сообщается на его же собственном сайте. Способный выпускник был замечен. Его пригласили в Службу внешней разведки. “Там Александр Лебедев и проработал до 1992 года, занимаясь, в частности, вопросами предотвращения утечки капитала за рубеж”, — приоткрывает завесу над работой секретных служб автор все той же биографии.

Правда, щит Родины тогда явно протекал, учитывая то, какими гольфстримами капитал утекал за рубеж аккурат к 1992 году.

Но, судя по всему, вопрос надо задавать не нашему герою, так как он-то лично в то время в этих потоках не купался. Уволившись в запас, пробовал себя в торговле по принципу: “Продается все то, что под руку попадет”. Перепадало по-разному: от недвижимости до ботинок. Были в биографии и совсем уж экзотические проекты, такие, как поставки колючей проволоки для войск ООН. Об этом он вскользь упоминает в своих интервью, предпочитая сразу рассказывать о финансовом бизнесе, который стал вполне удачным. Лебедев, заработав начальный капитал, учредил Русскую инвестиционно-финансовую компанию, которая впоследствии приобрела Национальный резервный Банк (НРБ). Ну а тот стал уже крупным финансовым учреждением и ядром бизнеса Лебедева.

“НРБ не работает в сырьевых отраслях”, — утверждается в биографии героя. Видимо, сей факт должен убедить читателя в том, что г-н Лебедев на нефтяной трубе не сидит и на российских ископаемых не паразитирует. Что миллиарды заработаны потом и кровью, а не высосаны из российских недр и удачно проданы на Запад. Правда, несколькими строками ниже упоминается, что НРБ владеет в числе прочего и значительным пакетом акций “Газпрома” также, как и ряда крупнейших отечественных компаний. Капитализация которых, а следовательно и стоимость их пакетов выросла за эти годы в разы без особых усилий со стороны акционера.

Надо заметить, что при всей видимой публичности и открытости представления о бизнесе Александра Евгеньевича не получается. Чем занимается банк толком не ясно, как и не понятны отношения Лебедева со своим авиабизнесом. То бизнесмен собирался продавать “Ильюшин Финанс”, то собирается лично им заниматься, отказавшись от политических амбиций — так в этой истории до сих пор и не поставлена точка.

Из публикаций в деловой прессе становится ясно, что за десятилетие рачительным хозяином тихо и без шума создана целая бизнес-империя: есть в ней компании в области энергетики, телекоммуникаций и городского электротранспорта, в химической и текстильной промышленности, в городском строительстве и туристическом бизнесе. А для души — и модный английский дом, и ресторан японской кухни в Лондоне, и поддержка сыновьего бизнеса — создание индивидуального парфюма для заказчиков, которые могут выложить за персональные духи до 100 000 долларов.

Широкого кругозора человек. Вот и медиабизнесом занялся в свободное от работы время. Только проекты несколько странны.

Надо заметить, что таким же энциклопедическим охватом отмечена и политическая деятельность г-на Лебедева. Не членствовал он разве что в ЛДПР и КПРФ. А так — начал с экологического движения “Кедр”, потом попал в политсовет “Нашего дома — России”, в партию “Единство”. На выборах мэра Москвы в 2003 выдвигался от партии “Родина”. В Госдуме был во фракции “Единой России”, умудрившись практически параллельно вступить в “Справедливую Россию”. Но, судя по всему, это было временное увлечение — с новыми единомышленниками стало быстро не по пути, что заставило ныне бывшего депутата вернуться к близким и дорогим сердцу “единороссам”.

В законотворческой деятельности отметился г-н Лебедев, в первую очередь, борьбой с игорным бизнесом и частными лотереями. Всем запомнились инициативы привлечь Счетную палату и посчитать деньги, потраченные на рекламную кампанию фильма “Ночной дозор”, а также разобраться, на чьи деньги гуляет народ под Рождество в Куршевеле. С одной стороны, конечно, не самые бесполезные мысли, с другой стороны, возникает ощущение, что все это делается для видимости бурной деятельности. В нынешней Госдуме Александра Евгеньевича мы уже не увидим — то ли сам отказался, имея более высокие амбиции, то ли отказали от места, как говорили в старину, так и остается непонятно.

Была, правда, совершенно туманная история про попытку Лебедева проникнуть в Совет Федерации: будущий потенциальный сенатор во многих интервью упоминал, что, мол, Сам предлагал ему кабинет на Большой Дмитровке. Но, как говорится, не склалось и причины того неизвестны: вряд ли кто поверит, что Сам не сдержал своего слова — скорее в голову приходят мысли, что кандидат в верхнюю палату российского парламента что-то да преувеличит в своих ожиданиях.

Читать еще:  Чеширская улыбка кота шредингера. Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание

Сейчас г-н Лебедев характеризует себя как “предприниматель” и “общественник на уровне ЖЭКа”. Это значит на деле, что, не оставляя основного бизнеса, он прикупил поля под картошку в Тульской губернии. А для души возглавляет общественное движение “Наша столица”. Где и занимается тем, чем и прославился в народе — спаррингом с Юрием Лужковым.

Садовое кольцо всевластия: две твердыни

В 2003 году Александр Лебедев баллотировался на пост мэра Москвы. И проиграл, набрав около 13% голосов. Вот история противостояния Лебедева и Лужкова в сжатом изложении.

В развернутом виде она займет слишком много газетных страниц. Ведь придется перечислять многочисленные акции, за которыми всегда стоят более широкие, но, как правило, анонимные общественные силы, а уж за ними парит дух непосредственно г-на Лебедева. Зачастую он материализуется под прицелом камер. Так это было во время южнобутовского конфликта. Из всех общественных деятелей, что показывали себя на фоне сносимых бутовских домов, г-н Лебедев отличился самым красивым жестом. Он “взял под свое крыло” один из обреченных домов, тем самым растянув на него защитное поле депутатской неприкосновенности. История быстро заглохла, как только компромисс был найден, но, оставив свой след и на этой делянке, г-н Лебедев продолжил обличать столичную политику.

Он даже написал по этому поводу две книги: “100 ответов москвичам” и “Диагноз”. Первая построена по принципу вопрос-ответ и начинается с сакраментального “Почему цены на жилье в Москве такие высокие?”

Потому, что монополизировано строительство в Москве, отвечает г-н Лебедев. Потому что — ценовой сговор. Уровень аналитики более чем спорный (особенно для финансиста), зато реакцию простого читателя предсказать нетрудно. Вот оно — разоблачение (пусть и не названы конкретные цифры и фамилии).

В руках читателя должен оказаться справочник, который ответит на такие вопросы, как: “Есть ли свидетельства коррумпированности правоохранительных органов Москвы?”, “Что такое местный референдум в Москве?”, “Что можно предпринять против вырубки деревьев во дворе?”, и с другой полезной информацией. Вот только задача не ясна — вроде как москвич должен стать обладателем полезной и адекватной информации, но, с другой стороны, уж больно это похоже еще на одну попытку свести счеты с московскими властями.

Что до второй книги г-на Лебедева “Диагноз”, то там с многочисленными отступлениями пересказываются все те же короткие тезисы — “ценовой сговор”, “Москве не нужно элитное жилье”, да “Москву душат пробки”.

Что до жилья, то г-н Лебедев, по его заверениям, действительно строит относительно дешевые коттеджные поселки. Правда, почему-то под Питером. И не нужно ходить к гадалке, чтобы предсказать ответ г-на Лебедева на вопрос — почему он не делает ничего подобного в Москве. “Ценовой сговор. Мешают”, — скорее скажет он.

Скорее всего, также ему помешали радикально решить проблему столичных пробок. Это еще одна любимая тема Александра Евгеньевича.

“У меня сложилось такое впечатление, что москвичей у нас системно уничтожают, образно говоря, проводят какой-то геноцид, — заявил он однажды. — Люди в Москве живут в ужасных условиях. На их месте я давно собрал бы вещи и переехал жить за город”. С пробками действительно надо бороться, и в этом он абсолютно прав. Кстати, та же мэрия предложила ему возглавить эту борьбу.

Сколько шума было по этому поводу прошлой осенью! “Лебедев возглавил Департамент стратегического развития дорожных магистралей!”. “Завершается работа над концепцией решения транспортных проблем столицы”. В многочисленных публикациях эта самая концепция представала некоей Книгой Судеб, одно лишь чтение который изменит мир, ну или хотя бы Москву. Много было шума. Но недолго. В неделю все разговоры о транспортной деятельности Лебедева прекратились. Сам он высказывался по этому поводу несколько туманно: “не выслушали”, “не поддержали”.

Что же, предложения Лебедева по радикальной ликвидации пробок так и остались тайной? Нет. На недавней пресс-конференции движения “Наша столица” он их озвучил.

Приведем отчет о конференции с того же лебедевского портала: “В предлагаемую им схему решения транспортных проблем Москвы входил целый комплекс административных и логистических решений. Первый пункт поражал внимание обилием запретительных мер, которые, несомненно, уже не раз обсуждались во властных кругах, но применить их на практике не отваживались из-за роста протестных настроений граждан. В частности, это введение полного запрета на новое строительство в пределах Третьего транспортного кольца и в ряде других проблемных районов города. Затем полное запрещение движения грузового транспорта с массой свыше 1,5 тонны в пределах ТТК. За его пределами разрешить движение грузовиков в период с 23.00 до 7.00. Допуск неэкологичного транспорта (вроде старых “Жигулей”) в район ЦАО предлагается ограничить, правда, проведя предварительно экологический мониторинг. Также А.Лебедев предлагал перевести на одностороннее движение ряд улиц в центре столицы, а также упорядочить по всему городу парковки”.

Как правильно замечено, меры эти уже обсуждались. Как замечено не было, большая часть их уже предпринимается. И тут становится ясно, что нет задачи сделать, довести до конца. Главное — заявить о своей позиции, чтобы все знали, что “Александр Лебедев против”.

И странное от всего этого создается впечатление. Г-н Лебедев, конечно, человек бескомпромиссный. Но при этом мало отступающий от тех маршрутов российской или московской политики, которые бы не принесли определенных дивидендов. При этом возникают вопросы. Как ему удается сочетать противоположности? Чего он, в конце концов, хочет?

Уж не пародия ли.

Вряд ли ответ на этот вопрос можно найти во взвешенных, обкатанных редакторами и пиарщиками строках интервью, биографий, выступлений “общественника на уровне ЖЭКа”. Нужно отталкиваться от чего-то “слишком человеческого” — хобби, круга чтения, любимого.

И есть, есть на уже неоднократно цитировавшемся портале Лебедева такой раздел: “Любимое”. Обычно люди размещают в подобных местах тексты любимых авторов, любимые стихи и песни, фотографии любимых актеров, наконец!

В “Любимом” г-на Лебедева размещены видеоролики с участием самого г-на Лебедева. Один, например, иллюстрирует его законопроекты против игорного бизнеса.

Россия, начало XIX века. Действие разворачивается по Пушкину — тройка, семерка, “Ваша пиковая дама бита”.

В других видеороликах также дается вольное прочтение классики. Очевидно, г-н Лебедев хотел приобщить молодежь к чтению, поэтому-то и привлек к исполнению классики известных современников. При этом каждый из роликов начинается все с того же Александра Евгеньевича, который бродит по библиотеке, перелистывает книги и читает. Видимо, все происходящее дальше на экране иллюстрирует мысли, возникающие в голове г-на Лебедева при чтении.

Мысли эти весьма оригинальные. Чего только стоит Игорь Сукачев, читающий отрывок из “Евгения Онегина”: “Чем меньше женщину мы любим, Тем легче нравимся мы ей”. Вот только происходит это в ночном клубе, где вокруг стриптизерского шеста вертится танцовщица, одетая при этом почему-то в бальный наряд пушкинской поры. Ну, а Сукачев смотрит на нее с таким ожесточением (декламируя с соответствующей интонацией), что вложенные в уста пресыщенного Онегина рассуждения о скуке ухаживаний, любовей и проч. превращаются в проклятия женскому кокетству и неверности. И вот уже свежий взгляд на творчество Пушкина.

Читать еще:  Как растянуть кожаные сапоги. Как растянуть сапоги и туфли в домашних условиях: эффективные способы

В целом все выглядит как работа над имиджем. Но, похоже, что Александру Лебедеву искренне нравится. Нравится сниматься в клипах. Вести свой дневник в Интернете под именем “капиталист-идеалист”, высказываясь по каждому удобному случаю. Писать статьи той или иной степени неоригинальности, раздавать интервью, критиковать московские власти. И создается впечатление, что движет им, в первую очередь, одно высокое чувство — любовь к самому себе. Именно оно позволяет высказывать общераспространенные вещи, претендуя на авторство. Главное, делать это как можно громче и как можно чаще.

Но даже в подобной манере поведения г-н Лебедев неоригинален. Самолюбованием грешил вышеупомянутый Евгений Онегин. И тут лучше Пушкина не скажешь:

“Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон.
Уж не пародия ли он?”

Лебедев Александр

Лебедев Александр Евгеньевич (родился 16 декабря 1959 года, Москва, РСФСР, СССР) — российский бизнесмен. Председатель совета директоров ЗАО «Национальная резервная корпорация», бывший депутат Государственной Думы РФ. Владелец британских газет Independent и Evening Standard, а также лицензии на спутниковый телевизионный канал London Live. Крупнейший частный акционер и инвестор «Новой газеты». Доктор экономических наук.

Окончил московскую спецшколу № 17 (в разное время учился с Александром Мамутом и Владиславом Игнатовым). В 1982 году окончил МГИМО по специальности «международные экономические отношения». В 1984 году окончил Краснознаменный институт КГБ СССР. В 2000 году защитил кандидатскую диссертацию. В 2003 году защитил докторскую диссертацию по теме «Финансовая глобализация в контексте проблем общемирового, регионального и национального (российского) развития».

Член КПСС с 1979 года. В 1982-1983 годах работал в Институте экономики мировой социалистической системы Академии Наук СССР. В 1983-1992 годах работал в МИД СССР, занимал различные дипломатические посты (атташе, третий и второй секретарь) в российских посольствах. С 1987 года работал в советском посольстве в Великобритнии в резидентуре внешней разведки СССР. В 1993 году вместе с группой бывших сотрудников посольства СССР в Великобритании основал «Русскую инвестиционно-финансовую компанию» (АО «РИФК»), где занял пост председателя совета директоров. «РИФК» на правах учредителя вошла в состав банка «Империал», а Лебедев стал начальником управления зарубежных инвестиций банка.

В 1995-2004 годах — президент и генеральный директор АКБ «Национальный резервный банк» (ОАО), крупнейшим акционером которого был «Газпром». С 2002 года — член совета директоров ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» («ФСК ЕЭС»). В 2003 году принял участие в выборах мэра Москвы в качестве кандидата (получил 12,35% голосов). На парламентских выборах 2003 года возглавлял московский региональный список блока «Родина». По итогам парламентских выборов Александр Лебедев был избран депутатом Государственной Думы РФ. Вошел во фракцию партии «Единая Россия». В 2007 году перешел в партию «Справедливая Россия». В 2007 году спонсировал издание антилужковской газеты «Московский корреспондент» (закрыта из-за публикации скандальной статьи про близкие отношения Владимира Путина и Алины Кабаевой).

С 2008 года — председатель совета директоров ЗАО «Национальная Резервная Корпорация». В 2009 году приобрёл контрольный пакет акций лондонской газеты The Evening Standard холдинга Daily Mail & General Trust за символическую сумму 1 фунт стерлингов. В 2010 году за символический 1 фунт стерлингов приобрёл британскую газету либерально-демократической направленности The Independent. В 2011 году стал депутатом Слободской районной Думы Кировской области. В 2012 году подрался в прямом эфире с бывшим владельцем девелоперской компании Mirax Сергеем Полонским. В июле 2013 года был приговорен Останкинским судом Москвы к 150 часам обязательных работ по делу о нанесении побоев Сергею Полонскому. Срок отбывал на работах по ремонту детского сада и школы в селе Поповка Московской области с 26 ноября 2013 года по 12 марта 2014 года.

В 2011-2015 годах являлся участником рейтинга журнала Forbes «200 богатейших бизнесменов России». В 2015 году занял в этом рейтинге 188-е место с капиталом в 400 миллионов долларов.

Женат вторым браком. От первого брака имеет сына (Евгений, 1980 года рождения, живет с 1988 года в Великобритании, имеет британское гражданство), от второго — сыновья Никита (2009 года рождения), Егор (2011 года рождения) и дочь Арина (2014 года рождения).

Охота на банкира (41 стр.)

Я благодарен Владимиру Сунгоркину – главному редактору самой популярной в России газеты, «Комсомольской правды» – за то, что он лично блокировал «чернуху», которую пытались «забросить» в его издание. Авторы «плана» обращались к известным людям – политикам, публицистам, экспертам. Причем, замечу, как из «кремлевского» лагеря, так и из оппозиции. Но никто не стал пачкаться. В итоге вся эта кампания так и не привлекла общественного внимания.

Спихнуть на обочину

Что касается «лишения Объекта собственности и/или причинения Объекту максимального ущерба» – тут ребята постарались знатно, не спорю. Грубо говоря, это и было главной задачей, поставленной заказчиком. И результат ее выполнения оказался двояким. Ущерб нанесен – но не мне лично, а бизнесу, где работали тысячи людей. Если до наезда в НРБ работало полторы тысячи человек, то к концу 2014 года осталось чуть больше сотни. Закрыли все филиалы, свернули программы ипотечного кредитования. Отдали клиентам все деньги. Потеряли десятки миллиардов рублей, но сохранили банк. Полагаю, что единственным показателем устойчивости банка является его способность в любой момент расплатиться со всеми клиентами.

С авиационными активами получилось странно. Под Новый 2013 год разбился самолет Red Wings во Внуково. В этой страшной катастрофе погиб почти весь экипаж – выжили только бортпроводник и стюардесса. Они летели домой из Чехии, оставив пассажиров в Пардубице. Как потом выяснилось, причиной трагедии стало невероятное стечение обстоятельств. На Ту-204, как и на иностранных воздушных судах аналогичного класса, установлена «защита от дурака». Реверс – обратная тяга двигателей – включается только тогда, когда происходит обжатие стоек шасси, то есть самолет «видит», что он действительно приземлился. Однако в тот момент дул сильный ветер и самолет был пустой, поэтому шасси не «схватились». А пилоты думали, что уже встали на полосу, и продолжали жать на реверс. По идее, им надо было взлетать и уходить на второй круг, но они, судя по всему, не сориентировались. Машина на крейсерской скорости выкатилась за взлетную полосу.

Началось расследование. Регулятор – Росавиация в лице Александра Нерадько – запретила Red Wings полеты. Формально не из-за катастрофы, а потому что у компании, дескать, «плохое финансовое состояние». Хотя это состояние, если брать соотношение долга к выручке, у Red Wings было лучше, чем у «Трансаэро». Последняя через несколько лет пришла к закономерному финалу – банкротству, а Red Wings летает до сих пор (недавно она объявила о выходе в точку безубыточности) и перевозит по два миллиона пассажиров в год.

Читать еще:  Аниме с русской мафией. Хорошое аниме про мафию

Что такое для авиакомпании остановка полетов? Каждый день простоя – это расходы без доходов, потеря клиентов. Мы все это проходили на примере Blue Wings. Росавиация не собиралась продлевать сертификат эксплуатанта. Я подарил компанию за символический один рубль. А после этого от правительства ко мне поступило «щедрое» предложение насчет «Ильюшин Финанс». ВЭБ наконец-то оценил актив и купил 48,4 % акций ИФК у «Объединенной авиастроительной корпорации» аж за 300 с лишним миллионов долларов (на финансирование «суперджета», понятное дело). То есть всю компанию оценили в 700 миллионов, а мой скромный вклад – в 175.

Однако мне сообщили, что надо сделать так называемую «безденежную сделку» – поменять пакет «Ильюшин Финанс» на два тяжелых транспортных «Руслана» Ан-124, принадлежащих ИФК. Если по справедливости, то обмен получался неравноценный: вместо почти шести миллиардов рублей – максимум два с половиной. Но пришлось соглашаться.

Воздушные суда находились в лизинге у воронежской авиакомпании «Полет», принадлежавшей некоему Анатолию Карпову, полному тезке бывшего чемпиона мира по шахматам. Карпов когда-то трудился радистом в отряде сельхозавиации при Воронежском аэропорте, а в «лихие 90-е» приватизировал несколько «Русланов». Самолетов большой грузоподъемности для перевозки крупногабаритных и сверхтяжелых грузов в мире не так уж много, а спрос на такие услуги – огромный. Карпов быстро набрал заказчиков, причем не только в России. Фирма «Полет» стала генеральным перевозчиком Роскосмоса. Ее клиентами были такие компании, как Volkswagen, Rolls-Royce, Siemens, Philip Morris, Ericsson, IBM, Lufthansa и многие другие. Натовцы для транзита грузов своего контингента в Афганистане тоже пользовались услугами «Полета».

При этом свой бизнес Анатолий Степанович организовал очень хитро. Собственно, «Полетов» было два. Одна из компаний-тезок, возившая пассажиров, стояла на учете в управлении налоговой службы по Воронежской области и показывала сплошные убытки. Другая, которая эксплуатировала грузовые самолеты и заключала многомиллионные контракты, обитала на Кипре, где Карпов «скирдовал» деньги в Bank of Cyprus.

Документы указывают на то, что налоговая инспекция 20 лет не обращала никакого внимания на эти шалости. Денег для того, чтобы обеспечивать своему безналоговому бизнесу надежную «крышу», у Карпова было в избытке. Иностранные клиенты тоже не заморачивались вопросом, куда платить. Министерство обороны Великобритании, например, чтобы не перечислять деньги непосредственно в офшор, «прокладывалось» оптовым консолидатором Chapman Freeborn Ltd. В 1994–2014 годах кипрская компания Карпова Deltaline Overseas Ltd. зарабатывала в среднем 40–50 миллионов долларов в год!

И все было бы хорошо, но пресловутая «жаба» требовала своего – Карпов, чтобы не грузить деньги на Родину из-за бугра, набирал в России кредиты. Из-за долгов ему и пришлось отдать два «Руслана» компании «Ильюшин Финанс». Самолеты «Полет» тут же взял в лизинг. Смысл операции заключался в том, чтобы получить от ИФК деньги, но за лизинг не платить. Карпов вообще предпочитал никому ничего не платить – ни налоги, ни за лизинг, ни зарплату персоналу.

Что любопытно, генеральный директор ИФК Александр Рубцов, начинавший свою карьеру в российском филиале международной аудиторской компании Ernst & Young, а затем трудившийся в нашем банке, к данной ситуации относился вполне доброжелательно. Для меня всегда было загадкой, почему крупнейшая в России авиализинговая компания, получавшая, по данным тех же аудиторов, огромную выручку, за все годы ни разу не заплатила ни мне, ее основателю и одному из главных акционеров, ни государству ни рубля дивидендов. Сам собой напрашивается вопрос: может, Карпов тоже «мотивировал» менеджмент ИФК в обход официальной кассы?

В общем, все, что я получил от этой многомиллиардной инвестиции – два старых самолета, которые потом нужно было еще как-то забрать от партнера-жулика. Это как в старом анекдоте про ходоков, пришедших к Ленину: «Владимир Ильич, там у вас в приемной какой-то злой мужик. Мы у него закурить попросили, а он нас по матери послал». – «Так это же Дзержинский! Феликс Эдмундович – добрейшей души человек. Другой бы в морду дал».

В итоге я практически вышел из бизнеса. К слову, расстался с ним безо всякого сожаления. Ко мне тогда как раз пришли два журналиста русской версии Forbes – Александр Левинский и Елена Березанская. Они долго выпытывали, как же так все случилось, а я долго им все объяснял. Обложечный материал, вышедший про меня в мае 2013 г., был озаглавлен «Как миллиардер Александр Лебедев оказался на задворках бизнеса и политики». Текст поражал своей заказной непосредственностью:

«А вот Лебедеву не до шуток. В начале октября 2011-го по поручению председателя СК А. Бастрыкина было возбуждено уголовное дело по статье о хулиганстве. «По мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти». По этой же статье – с максимальным сроком наказания до пяти лет – осудили танцовщиц из группы Pussy Riot. Один из бывших партнеров банкира не исключает, что он втайне даже надеется попасть в тюрьму и стать мучеником, только бы еще какое-то время остаться в центре внимания. Так может быть, Лебедеву лучше уехать в давно обжитый им Лондон, распродав оставшееся имущество, и зажить спокойно и счастливо?»

Очень знакомо, правда? А ведь процесс только начинался.

Глава 6
Судебный водевиль«Дело Полонского»: разворот на 180°

24 октября 2012 года меня вызвали на очередной допрос в «следственный отдел следственного управления следственного комитета по Бабушкинскому району Следственного комитета Российской Федерации». Заранее было сказано, что мне предъявят обвинение в преступлении, которого я не совершал.

Перед визитом к следователям я встретился с Генри Резником. «Вам это надо? – спросил меня Резник. – Вы же видите, к чему все идет. Наша позиция, с точки зрения закона, непробиваема. Но я не могу гарантировать благоприятный исход. Вы же понимаете, наша судебная система…» Намек был более чем прозрачен. Я мог просто уехать из страны и избежать скамьи подсудимых. Но это значило бросить все, чем ты дорожил, и перестать уважать себя. Поэтому на следующий день мы с Резником явились в Следственный комитет. Роман Сиротин предъявил мне обвинение и положил передо мной бумагу, которую я должен был подписать. Это была так называемая «подписка о невыезде».

Тут произошло первое из череды событий, с помощью которых я пытался создать юридические прецеденты. Дело в том, что у российской правоохранительной системы есть порочная практика – если человека не арестовывают, ему объявляют подписку. Чохом, на автомате. Это своего рода мера психологического давления. Причем именно объявляют, хотя само по себе это нонсенс – слово «подписка» подразумевает, что человек должен что-то подписать.

Источники:

http://www.compromat.ru/page_22822.htm
http://rucompromat.com/persons/lebedev_aleksandr
http://dom-knig.com/read_186083-41

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector