Чего вы ожидаете от посещения школы? Родительские ожидания и школьная реальность: как маме подружиться со школой

Родительские ожидания по отношению к ребенку

На своих встречах с родителями психологи всегда затрагивают тему роли родительских ожиданий к ребенку. Из всех видов подавления особое значение в этой системе помимо отвержения играют именно ожидания.

Давайте поговорим о том, как работают ожидания родителей по отношению к ребенку.
Какие у родителей есть ожидания по отношению к ребенку?
– Ребенок должен быть послушным.
– Должен хорошо учиться.
– Должен заниматься дополнительным образованием (секции, кружки, студии, и т.п.).
– Должен помогать по дому, содержать комнату в порядке.
– Должен быть ответственным.

– Он должен быть самостоятельным.

– Он не должен употреблять психоактивные вещества (курить, употреблять алкоголь, принимать наркотики)

– Он не должен подолгу находиться в социальных сетях, играть в компьютерные игры.

– Он должен возвращаться домой не позднее установленного родителями времени.

– Он не должен требовать от нас больше, чем мы можем и хотим ему дать.

– Он должен с уважением относиться к родителям: (не кричать, не грубить,соглашаться с нашей точкой зрения).

– Он должен получить высшее образование.

– Должен жениться или выйти замуж за достойного (с нашей точки зрения) человека.

Список ожиданий у некоторых родителей доходит до 80-ти и более пунктов. При этом, как правило, в этот список включаются диаметрально противоположные характеристики ожидаемого от ребенка поведения. Например, «быть самостоятельным и быть согласным с чужой точкой зрения» и «Быть ответственным за свои поступки и подчиняться требованиям». Представляете, каково ребенку жить с таким грузом ожиданий?

У многих таких детей, а потом уже и взрослых развивается и держится постоянно высокая степень тревожности, поскольку такой человек сиюминутно сканирует свое поведение на предмет: «попадаю я сейчас в чьи-то ожидания или нет». Если ожидания и реальность не совпадают, то родители испытывают:

Как эти чувства отражаются на контакте с ребенком? У родителей проявляется выраженное или скрытое (которое также считывается ребенком):

Что в свою очередь, как мы уже знаем, неизбежно приводит к нарушению контакта. Мы ожидаем от наших детей примерно тоже, что ожидали от нас наши родители. Проработав свои ожидания, вы обретаете веру в себя и в ребенка. Поэтому, если вы что-то ожидаете от ребенка, то задайте себе еще вопрос:

– А что ожидали от меня мои родители? – Что я ожидаю от себя?

Ожидания родителей по отношению к ребенку как мы видим в этой системе, напрямую ведут к так называемой заученной социальной беспомощности. Приобретённая или зау́ченная беспомощность – состояние человека, при котором он не предпринимает попыток к улучшению своего состояния хотя имеет такую возможность. Беспомощность – это отказ от действия вследствие неудачных попыток, которые не привели к желаемому результату.

Впервые ученые столкнулись с выученной беспомощностью в экспериментах с животными. Они обнаружили, что если крыс держать в закрытой клетке и пропускать по ней слабый электрический ток, то через некоторое время крысы перестают предпринимать попытки покинуть клетку, даже если двери уже открыты. Они считают, что действия, направленные на устранения дискомфорта, будут безуспешными и попросту перестают действовать.

Тот же самый процесс происходит и с человеком. В школе на уроке учитель спрашивает ученика, почему он вместе со всеми детьми не решает задачу, на что получает ответ: «Я все равно не смогу ее решить». Ребенок отказывается от действий, заранее ожидая провал.

Как происходит развитие состояния беспомощности у ребенка? Если мы зададим вопрос о том, каким образом дети научаются тем или иным навыкам, то поймем, что это происходит через подражание и игру. Ребенок видит, как делает взрослый и повторяет за ним. Если годовалый малыш садится обедать с родителями за общий стол, у них никогда не возникнет вопросов, как научить ребенка есть. Когда мама видит свою полуторогодовалую дочь, которая водит тряпкой по полу, и в ужасе бросается ее отнимать со словами «тряпка грязная», «фу, бяка», дай сюда, тебе еще рано, я сама сделаю», – происходит прерывание игры. И здесь нам становится ясно, почему маленький ребенок сам готов мыть пол и делает это с интересом и радостью, а школьник не делает этого даже под угрозой наказания. После систематического прерывания его деятельности, он научается быть беспомощным и становится зависимым от поведения взрослых. Прерывание деятельности, игры ребенка приводит к нарушению его ценностей.

О том, как правильно играть с ребенком, как использовать игру для работы с его чувствами, психологи порой посвящают целые встречи. Сейчас скажу лишь одно, что когда мы вмешиваемся в игру ребенка со своими стереотипами, установками, убеждениями и навязываем ему нечто свое, тем самым мы говорим ему о том, что его мир нас не интересует, его мир не такой, неправильный, мы его не ценим. У ребенка в дальнейшем нарушается система ценностей, что приводит к состоянию беспомощности.

Читать еще:  Аффирмации для здоровья. Лечимся словом! Аффирмации — действенное средство улучшения жизни

Почему ожидания родителей приводят к беспомощности? Ожидания также прерывают деятельность и не дают право поступать каким-либо другим образом. Ребенок лишен права самому выбирать, как действовать. Другая сторона ожиданий – это отсутствие у родителей веры в успех ребенка, и ребенок также перестает в себя верить. У социальной беспомощности может быть несколько проявлений:

Чем отличаются друг от друга эти состояния:

Скука – это систематическое прерывание деятельности в контексте восприятия. Ребенок спрашивает: – Мама, а почему это так? – Тебе еще рано это знать… Потом уже ребенок сам перестает интересоваться. Приходит мама к психологу и говорит: – Моему ребенку ничего не интересно. Он ничем не хочет заниматься. Его не затащить ни в какие кружки, секции.

Лень характеризуется состоянием, когда человек может что-либо делать, но не хочет. Лень появляется, если ребенка систематически прерывают в контексте действия. Ребенок помыл посуду, был доволен, что помог, вылил полбутылки моющего средства. Мама увидела и закричала: – Ты что, спятил? Зачем ты вылил столько средства? Оно же денег стоит! Теперь мыло столько мыла осталось, нужно все перемывать за тобой? Очевидно, что больше ребенок сам посуду мыть не станет.

Апатия – от слова «пафос», что в переводе означает «энергия». Апатия, когда человек говорит: «У меня нет сил. Отдохну, и потом сделаю».Апатия – это когда я не могу и не хочу. Но потом сделаю.

Депрессия – это уже более тяжелое состояние, когда я не могу, не хочу, и не знаю, когда я смогу это сделать.Это тяжелое состояние беспомощности, потому что у человека нарушается прогноз.

Следующее последствие социальной беспомощности – это формирование и развитие химических и нехимических зависимостей. Это большая отдельная тема. Но сейчас мне важно показать, что существует прямая связь между тем, как родители выстраивают отношения с ребенком, и как это отражается в дальнейшем на его духовном, психическом и физическом здоровье.

Если у ребенка формируется зависимость, то не нужно искать причины в наследственности. Зависимость – поведение ребенка, возникающее в ответ на поведение родителей по отношению к нему. Помимо зависимостей социальная беспомощность может приводить к асоциальному поведению. Ну и далее мы видим, какую роль играет наказание во всей этой системе. Почему-то считается, что именно наказание должно прервать эту цепочку последствий.

Наказывая ребенка, родители ожидают от него в дальнейшем другого поведения. Но на самом деле наказание лишь способствует дальнейшему разрушению отношений, продолжая бег по замкнутому кругу дисфункциональной семейной системы

Чего вы ожидаете от посещения школы? Родительские ожидания и школьная реальность: как маме подружиться со школой

Каждый родитель понимает, что ребенок проведет в школе большую часть своего детства. Именно того времени, когда организм гибок и способен максимально впитывать информацию, модели поведения и образы действий.

Родители, успешно существовавшие в советской академической модели обучения, ждут от современной школы именно этого и убеждены, что ребенку необходимы глубокие знания. Родители, которые сами учились в школе избирательно, считают, что академизм – это условность, а вот настоящий вызов далеко за рамками школьной программы.

Разный опыт, разные приоритеты, разное мировоззрение. Соответственно, и ожидания разные.

Одни – навеяны прошлым, я бы назвала их «ожидания по умолчанию». Они происходят из воспоминаний о своей школьной жизни. Другие же, напротив, навеяны размышлениями о будущем, о том, как изменится мир и что потребуется ребенку, чтобы успешно жить в нем. Назовем их «ожидания на перспективу».

«Ожидания по умолчанию» – это классика лучших традиций советской школы. Словом, основы, на которых строится весь процесс образования.

Предполагается, что школа должна научить ребенка:

  • самостоятельно выполнять задания,
  • представлять свои результаты,
  • доводить дело до конца,
  • самостоятельно организовывать свое рабочее место,
  • планировать, организовывать свое время,
  • честно расставлять приоритеты и понимать слово «надо»,
  • бережно относиться к собственному труду, к предметам и инструментам,
  • уметь соблюдать порядок,
  • аккуратно вести записи,
  • ориентироваться в требованиях программы.

Помимо этого есть опасное ожидание, что в школе должны научить ребенка соответствовать «норме».

Это минимум, на который, не задумываясь, рассчитывает родитель. И это страшно!

Потому что на самом деле «нормы» взяты с потолка. Но инерция мышления заставляет родителя мыслить категориями прошлого. И страх, что ребенок будет хуже, чем другие, или хуже, чем «все школьники страны этого возраста», играет против ребенка.

С ожиданиями в области воспитания сложнее. Быть институтом воспитания «как раньше» школа уже не может.

Школа была тем местом, где ребенок получал представления обо всем, в том числе и о добром, чистом, светлом. О том, что такое хорошо, а что такое плохо. Учился быть воспитанным, вежливым, почтительным, уважать старших, ценить жизнь, семью, друзей, помогать родителям, любить родину. А помогали в школе этому два государственных инструмента: цензура и идеология.

Читать еще:  Снятие нарощенных ресниц подсолнечным маслом. Снятие ресниц паром. Как снять наращённые ресницы маслом

Сейчас ребенок получает представления из открытых информационных источников. И в борьбе за внимание ребенка, которая ведется между школой и информационной средой, побеждает последняя.

На мой взгляд, попытки нести доброе, чистое, светлое через школу стали малоэффективными, потому что в них нет «спецэффектов».

Родители понимают, что мир изменился. Изменились государство, законодательство, объемы информации, и в этих изменениях ориентиры доброго, чистого, светлого потерялись. Закладывать ценности и воспитывать школа может только после того, как решит задачу обучения. Учебные программы усложнились, времени на «разговоры о жизни» просто нет, да и навязывать какую-либо точку зрения о том, что такое хорошо, а что такое плохо – теперь некорректно.

Отсюда парадокс: ожидания у родителей есть, а времени на воспитание у школы почти не осталось. Но прыткие педагогические умы и горящие сердца учителей всегда находят выход! Каждый выбирает какие-то свои пути воспитания. Парадокс рождает возникновение разных учебных программ и направлений.

Например, эмоциональный интеллект – умение чувствовать себя, чувствовать других людей, чувствовать контекст и действовать в контексте уместно, корректно и экологично.

Ценностно-смысловое самоуправление – умение создавать свою систему ценностей и смыслов и конструировать свою персональную траекторию развития на основе этой системы.

Эти и другие направления позволяют решить вопросы воспитания и все чаще проникают в образовательное пространство.

Ожидания «на перспективу» тесно связаны с предположениями, что объемы информации и количество интерпретаций будут только расти, что инновации изменят архитектуру общества и привычный образ жизни. Поэтому родители хотят, чтобы школа научила жить в непредсказуемом мире:

– критически оценивать информацию, проверять ее достоверность, проверять источники информации, сопоставлять и анализировать,

– самостоятельно осваивать новое, владеть техниками эффективного обучения, уметь учиться и переучиваться,

– сотрудничать, работать в команде, эффективно общаться,

– созидать, создавать новое, преобразовывать имеющееся.

Все родители хотят, чтобы ребенок был здоров, счастлив; был в гармонии с самим собой и с окружающими людьми и занимался любимым делом.

Но, к сожалению, родительские ожидания и школьная реальность чаще всего не совпадают. Это и становится причиной конфликта между семьей и школой.

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.
Читать еще:  Способы украшения новогоднего стола. Нарядные столовые приборы. В каком стиле украсить стол

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Источники:

http://www.b17.ru/article/26226/
http://vogazeta.ru/articles/2019/1/28/parents/5958-chego_zhdut_roditeli_ot_shkoly_i_otkuda_berutsya_eti_ozhidaniya
http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector