Чеширская улыбка кота шредингера. Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание

«Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание» (монография)

Книга представляет собой серию исследований автора, начавшихся с сенсорной физиологии и постепенно перешедших в область нейронаук, лингвистики, психологии, искусственного интеллекта, семиотики и философии – теперь всё это называется когнитивными исследованиями и представляет собой пример конвергентного и трансдисциплинарного развития науки. Исходная гипотеза совпадает с названием одного из разделов книги – язык как интерфейс между мозгом, сознанием и миром, и это отражает позицию автора и его взгляд на эволюцию и природу вербального языка и других высших функций, их фило- и онтогенез, на генетические и кросс-культурные аспекты развития сознания и языка и их мозговых коррелятов, на возможности межвидовой коммуникации и моделирования человеческих когнитивных процессов.

В рецензии на книгу Т.В. Черниговской, опубликованной в «Психологическом журнале» Ю.И. Александров, Е.А. Сергиенко пишут: «Название монографии Т.В. Черниговской «Чеширская улыбка кота Шредингера: язык и сознание» интригует, вызывает смешанные чувства и настраивает на загадки, но загадки науки. Цель науки и есть разрешение загадок. Сразу объясним смысл названия, который становится стержнем для всей книги. Э. Шредингер — один из основоположников квантовой физики, лауреат Нобелевской премии, пояснял возможность переноса принципа неопределенности с микроуровня на макроуровень, используя известный «парадокс кота Шредингер». Кот находится в закрытом ящике с контейнером ядовитого газа, который может быть выпущен при разложении радиоактивного ядра. Вероятность разложения ядра — 50%. Согласно квантовой физике, если за ядром не наблюдают, то возможны оба его состояния: распавшееся или нераспавшееся, а, следовательно, и два состояния кота — жив или мертв. Принцип неопределенности в живых сложнейших системах только нарастает. Таким образом, автор метафорически задает степень неопределенности и многозначности в современной науке о человеке, его эволюции, онтогенетическом развитии. Чеширская улыбка кота Шредингера углубляет метафору о современных знаниях по ключевой проблеме – сознания. Именно улыбка, дающая надежду на понимание человека и его мира, так характерна для сознающего человека, для коммуникаций между людьми, культурами. /…/ Формулировка проблемы – существенный шаг на пути к ее решению. Книга Татьяны Владимировны полна подобных проблем-вопросов. Их обсуждение открывает новые пути экспериментальных и теоретических разработок, и в то же время показывает тупиковость некоторых уже имеющихся подходов, в том числе принадлежащих мейнстриму. Автор задается вопросами о том, что такое сознание, субъективный мир, язык, каково отношение между ними и какова роль мозговых и генетических закономерностей в их эволюционной динамике? Как их изучать? Мозг-компьютер, перебирающий «единицы и нули»? Почему/зачем языки такие разные? Что за язык – музыка? А правда ли, что универсальный язык – это математика? И это лишь небольшая часть задаваемых вопросов и обсуждаемых проблем. /…/ Автор использует мультидисциплинарный подход, затрагивает множество проблемных полей, понимая, что построить целостную научную картину реальности, оставаясь в узких рамках конкретного проблемного поля, конкретной «учебниковой» дисциплины, невозможно. А именно такая картина, очевидно – цель автора.»

В год выхода третьего издания книги Т.В. Черниговской «Чеширская улыбка кота Шредингера: язык и сознание» идеи автора получили новое звучание.

7 – 8 августа 2017 года в Дели группа известных российских ученых впервые встретилась с Далай-ламой для обсуждения проблем природы сознания в рамках программы «Фундаментальное знание: диалог между российскими и буддийскими учеными». Встреча организована Центром тибетской культуры и информации и фондом «Сохраним Тибет» при поддержке «Московского центра исследования сознания» при философском факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

В рамках встречи с Далай-ламой Т.В. Черниговская представила доклад «Чеширская улыбка кота Шредингера: язык и сознание»

31 октября 2017 года в Институте философии Российской академии наук состоялось заседание, в рамках которого российские ученые обсудили итоги первой встречи с Далай-ламой. В работе круглого стола приняли участие крупные российские специалисты в области психологии, философии и исследования работы мозга.

В ходе встречи ученые сообщили о том, что было одобено проведение научного эксперимента, чтобы проверить истинность учения о прошлых жизнях и переносе сознания.

О своих впечатлениях от встречи рассказала Т.В. Черниговская: «Мозг является физическим чем-то (я бы сказала, отчасти), но, предположим, физическим чем-то. Он подчиняется законам физики, если да, то какой физики? О чем ты думать начинаешь: если это квантовая физика, то непонятно, что делать с каузальностью, непонятно, что делать с временем и далее целый список. Буддийская традиция занимается этим несколько тысячелетий, не надо забывать. Когда я смотрела беседы с западными учеными (нейрофизиологами, философами, квантовыми физиками, биологами), меня смешила эта нота, с которой ученые, в основном, разговаривали – они приехали как учителя в детский сад: «Вы садитесь, мы вам сейчас объясним, как мир устроен, у вас здесь сказки, а мы-то ученые…» Я клянусь – я приехала учиться. Это настолько проработанные вещи – проблемами, которые у нас только сейчас вылезать стали, они занимаются так давно…, столетие за столетием. Кто кого учить собирается? Это у нас должны быть вопросы».

Читать еще:  Оформление шампанского на новый год петуха. Декупаж бутылок шампанского: готовимся к Новому году

Чеширская улыбка кота шредингера. Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание

Чеширская улыбка кота Шрёдингера

«. Татьяна Владимировна начала лекцию с разговора об искусстве. Искусство – это особый отдельный вид, тип получения и переработки информации. Мы слушаем и видим ушами и глазами, а воспринимаем мозгом. Одно и то же произведениеедунапиток и все что угодно мы воспринимаем по-разному. Как говорила Марина Цветаева, «Читатель — это соавтор», а Бродский – «Поэзия не развлечение и даже не форма искусства, но скорее наша видовая цель. Если то, что нас отличает от остального животного царства – речь, то поэзия – высшая форма речи, наше, так сказать, генетическое отличие от зверей. Отказываясь от нее, мы обрекаем себя на низшие формы общения.

Это колоссальный ускоритель сознания, и для пишущего, и для читающего. Вы обнаруживаете связи и зависимости, о существовании которых и не подозревали, данные в языке, в речи. Это уникальный инструмент познания». Язык — это наш видовой инстинкт и не так устроен как у животных, птиц, насекомых. Когнитивная компетентность птиц, пчел, муравьев: Способность к межвидовой коммуникации (в отличие от нас).
Способность выучить язык другого вида, общаться на нем, мимикрируя (шпиона, становясь резидентом и желая иметь взаимовыгодные отношения).
Понимание языка других (даже слов) – выгодно. Например, использование обезьяны в качестве защитника других видов, использование чужих сигналов – не только уберегает от опасности целую группу, но и позволяет экономить энергию и время.
===
( После завершения чтения этой статьи под катом, рекомендую еще пройти по ссылке на статью Макса Черепицы «Как научить мозг учиться». Конспект лекции Т.В. Черниговской
http://www.chaskor.ru/article/kak_nauchit_mozg_uchitsya_38741)

Способность к генерализации сигналов – использование примерно одинаковой частоты акустических сигналов тревоги разными, но живущими вместе видами. Подражание (имитация) сигналам другого вида — выпрашивание пищи, которую иначе бы не получить. Способность к виртуозной и быстрой оценки текущей ситуации, смене ролей, смене стратегий, даже вычислении энергозатратности усилий! К оценке риска, к многоходовому маккевиавеллиевскому планированию.

Высокая специализация и отточенность ролей в социуме, регуляция отношений между социальными стратами. Оценка места и глубины понятий свойчужой в зависимости от многофакторного пространства.
Использование разных языков одними и теми же особями (полиглоты): равных модальностей – например, акустической, химической и тактильной, а ведь принято считать, что многоканальность – свойство человеческого языка.
Разная степень владения символическим поведением (одно из наивысших – язык танца пчел). Варианты социального устройства многочисленны, не только у разных видов и групп, а у одного и того же вида, и выбор поведения требует серьезных «вычислительных» усилий.

Виртуозные ухищрения для овладения «чужим имуществом» с целью экономии энергии (еды, сил на строительство собственного дома): атака, выжидание, переодевание в чужие феромоны, притворство (как будто мертвый, чтобы внесли в чужой, но желанный, дом). Согласие кормить других в обмен на их услуги; «рабовладение», «скотоводство» и «земледелие» (доение тли и выращивание грибов), понимание меры дозволенности действий…Удивляет многообразие признаков.

Обезьяны обыгрывают в некоторых случаях людей. Они могут запомнить до 10 000 картинок, распозновать слова.. У них есть эмпатия и они видят себя в зеркале. Дельфины: высокоинтеллектуалы, узнают себя в зеркале, у них нет врагов(они умнее акул), танцуют и поют. Вороны: ур-нь интеллекта параллельный с приматами и могут решать сложные задачи. Татьяна Владимировна рассказывала про попугая Алекса, которому дали геометрические фигуры разного цвета и спросили, сколько зеленых треугольников. Он ответил что 6 зеленых треугольников и 4 желтых квадрата. Были еще геометрические фигуры. Как он это делает?

Человек не рождается с сознанием. Буддисты считают, что ты должен вырасти сознание. Рождаемся ли мы людьми или полуфабрикатами? Большинство из того, что мы делаем ментально, мы делаем неосознанно.
Нейронная сеть челоека составляет 2,8 млн. киллометров, которых достаточно, чтобы 68 раз облететь Землю или 7 раз слетать на Луну. У плода человека нейроны образуются со скоростью 500000 в минуту – 30 млн. в час. Мозг не просто обладает способностью учиться, но умеет сводить информацию в концептуальные кластеры, сжимать ее, в том числе и до гештальтов, и называть их, тем самым давая «владельцу» способ дополнения содержимого ячеек, извлечения из памяти и порождения аналогов и вынесения информации в социум, в культурное пространство. Человеческие языки – речь, математика, музыка и т.д. – инструменты для таких манипуляций и строительства, для создания и передачи смыслов. Музыка — это особый человеческий язык и если ее не будет людей, то где-то она будет? Мы думаем о музыке как об искусстве или как о культурной отличительной черте, но это совокупность человеческого поведения, которая стоит научного изучения. То же самое с математикой. Есть ли математический инстинкт?

Читать еще:  Брат написал что хочет меня. Боюсь, что младший брат проявляет ко мне нездоровый интерес…

Обучение меняет мозг и он должен быть нагружен. Человечество — это движение от естественного к искусственному. Появятся роботы с более сильным, чем у нас интеллектом; с сознанием с целями и планами, эмоциями и эгоизмом. Произойдет сращение человека с компьютером в связи с появлением чипов и искусственных органов. Коомпьютерная среда будет везде, включая наноуровень. Вопрос в том, сможем ли мы справиться с этим апсихологически и социально?

На что должны влиять наши знания о мозге:
— Образование
— Как научить людей извлекать информацию из внешнего мира?
— Как научить их учиться?
— Как научить их контролировать свое внимание и память?
— Как научить их правильно классифицировать и«упаковывать» информацию ?
— Здоровье людей
— Рост психо-неврологических заболеваний, критичных или хронических (депрессии,суициды, спектр аутизма, шизофрения, болезни Альцгеймера и Паркинсона и т.д.)

— Необходимость ранней идентификации и диагностики возможных нарушений когнитивной сферы (может представлять социальную и профессиональную опасность)

— Структура и организация общества
— Принципы функционирования сложных систем
— Когнитивные алгоритмы приятия решений
— Организация общего, профессионального и высшего образования
— Подготовка интеллектуальных и социальных элит, соответствующих уровню развития цивилизации и новому статусу науки

При этом возникают следующие проблемы:
— Общество не осознало себя единой семьей, живущей в общем доме с ограниченными ресурсами и нарастающими угрозами
— Общество (во всех странах), принимая решения, мало учитывает полученные наукой знания
— Общество и даже сама наука не готовы к конвергентному знанию и, соответственно, к глобальной оценке социальных и природных явлений
— Философско-антропологическое осмысление проблем недостаточно и не востребовано социумом.
Наука и общество – как бы два разных мира: одни играют в свой «бисер», а другие за игрой не следят к сожалению.»

Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание — Т. Черниговская

Книга представляет собой серию исследований автора, начавшихся с сенсорной физиологии и постепенно перешедших в область нейронаук, лингвистики, психологии, искусственного интеллекта, семиотики и философии – теперь всё это называется когнитивными исследованиями и представляет собой пример конвергентного и трансдисциплинарого развития науки. Исходная гипотеза совпадает с названием одного из разделов книги – язык как интерфейс между мозгом, сознанием и миром, и это отражает позицию автора и его взгляд на эволюцию и природу вербального языка и других высших функций, их фило– и онтогенез, на генетические и кросс-культурные аспекты развития сознания и языка и их мозговых коррелятов, на возможности межвидовой коммуникации и моделирования человеческих когнитивных процессов.

Книга рассчитана на интеллектуального читателя, интересующегося природой человека и его местом в мире.

Характеристики книги

Дата написания: 2013
Название: Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание
Автор: Т. Черниговская
Объем: 449 стр.
ISBN: 978-5-9551-0677-9
Общее кол-во страниц: 449
Правообладатель: Языки Славянской Культуры

Предисловие к книге «Чеширская улыбка кота Шрёдингера»

Я решилась назвать книгу о языке и сознании «Чеширская улыб­ка кота Шрёдингера» потому, что именно эта формула более всего, как мне представляется, отражает состояние исследований лучших из умений Homo sapiens. Улыбкой кота книга и заканчивается — к этому я пришла, пробираясь по дорогам разных наук, начав с линг­вистики и сенсорной физиологии и постепенно перейдя в область нейронаук, психологии, искусственного интеллекта, семиотики и философии; теперь все это называется когнитивными исследова­ниями и представляет собой пример конвергентного и трансдисци­плинарного знания. Исходная гипотеза — язык как интерфейс меж­ду мозгом, сознанием и миром — отражает мой взгляд на эволюцию и природу вербального языка и других высших функций, их фило- и онтогенез, на генетические и кросс-культурные аспекты развития сознания и языка и их мозговых коррелятов, на возможности меж­видовой коммуникации и перспективы моделирования человече­ских когнитивных процессов.

Напомню, что мысленный эксперимент Эрвина Шрёдингера (од­ного из создателей квантовой механики и лауреата Нобелевской премии по физике 1933 года), получивший известность как парадокс кота Шрёдингера, состоит в том, что неопределенность на атомном уровне способна привести к неопределенности в макроскопическом масштабе («смесь» живого и мертвого кота). «Эксперимент» заклю­чается в следующем: в закрытый ящик, содержащий радиоактивное ядро и емкость с ядовитым газом, помещен кот. Если ядро распадет­ся (вероятность 50 %), емкость откроется и кот погибнет. По законам квантовой механики если за ядром никто не наблюдает, то его состо­яние описывается смешением двух состояний — распавшегося ядра и нераспавшегося ядра следовательно, кот, сидящий в ящике, и жив, и мертв одновременно. Если ящик открыть, то увидеть можно толь­ко одно состояние: ядро распалось — кот погиб или ядро не распа­лось — кот жив. Вопрос в том, когда система перестает существовать как смешение двух состояний и выбирается какое-то одно.

Шрёдингер известен не только как физик: к середине 1920-х го­дов он приобрел репутацию одного из ведущих специалистов по тео­рии цвета и эволюции цветного зрения [Schrödinger 2000, 2009], од­нако в последующие годы больше к этой тематике не возвращался, хотя интерес к биологии не терял, пытаясь сформулировать единую картину мира, и в 1944 году написал книгу «What is life? The Physical Aspect of the Living Cell», первые несколько глав которой посвяще­ны механизмам наследственности и мутаций, в том числе и разбору взглядов Тимофеева-Ресовского [Schrödinger 1944].

Читать еще:  Скачать видео и вырезать мп3 - у нас это просто

Шрёдингер провидчески констатирует, что «умеренно удовле­творительная» картина мира была достигнута высокой ценой: за счет удаления из нее нас и занятия нами позиции стороннего наблю­дателя. Модель мира, из которого удалено сознание, холодна, бес­цветна и нема. Цвет и звук, тепло и холод (иными словами — qualia) являются нашими непосредственными ощущениями, наш мир та­ков, и модель мира без них неадекватна. Шрёдингер, ссылаясь на работы знаменитого физиолога Шеррингтона, подчеркивает бес­плодность поисков «места», где разум действует на материю или на­оборот, и констатирует, что построение физической картины мира возможно только ценой изъятия из него сознания.

Язык, разум, сознание и порождающий их мозг — сложнейшие из известных нам систем. Как же их изучать «изнутри»? Еще Гёдель советовал этого не делать… Напомню его знаменитую теорему: логическая полнота (или неполнота) любой системы аксиом не мо­жет быть доказана в рамках этой системы; иными словами, метод де­дуктивных выводов недостаточно мощен, чтобы описывать сложные системы, не говоря о такой сверхсложной, как человеческий мозг.

Приближаясь к изучению таких систем с максимально возмож­ной аккуратностью и напряжением мысли, мы видим, что они мер­цают, трансформируются, обманывают и чуть ли не исчезают, оставляя разве что улыбку (хотелось бы знать — чью.). Как справед­ливо подчеркивает Манин [1975, 2008], Гёдель внес серьезный вклад и в гуманитарное знание: «принципы запрета» относятся только к знакомым нам по макромиру детерминированным процессам рас­суждений, тогда как после работ Бора и Шрёдингера мы знаем, что есть и другие пространства, где действуют иные законы. Работа моз­га в таком случае может проходить вне гёделевских запретов.

Размышление над этим и анализ стремительно растущих гор эм­пирических сведений временами вызывают вопросы, к которым фи­зики как-то смогли приспособиться со времен Шрёдингера и его ко­та: можем ли мы вообще увидеть настоящее положение дел или сам факт вторжения выбирает некий вариант, и погляди мы под другим углом, в другой день или час или глазами других людей или иных соседей по планете — картина поменяется. Как быть с каузально­стью и свободой воли на фоне появляющихся данных функциональ­ного мозгового картирования и иных фиксаций неосознаваемого поведения? Да и вообще, сложный мозг порождает сознание и семи­отические системы высокого ранга или напротив — они его форми­руют, реализуя эпигенетический сценарий? Что такое язык в конеч­ном счете (не останавливаясь на очевидном ответе из учебника, что язык — система знаков)? Он возник как средство коммуникации или как инструмент мышления? Как с ним справляется мозг, учитывая, что в человеческом языке, в отличие от компьютерных, 1 Ф 1 и все определяется контекстом?

Не только язык, но и сам мир всегда разный и зависит, как из­вестно из основ семиотики, от интерпретатора (читатель — соав­тор, замечала Цветаева), что ставит нас почти в агностическую по­зицию: можем ли мы вообще узнать про него что-то, можем ли мы доверять нашему мозгу и его языкам — от математики до искусства, включая, конечно, и язык вербальный? Почему мы должны счи­тать, что математика универсальна и объективна? Последнее вре­мя говорят даже не только о языковом «инстинкте» (то есть врож­денности), но об «инстинктах» математики [Devlin 2006] и музыки [Patel 2008]. Может быть, у Homo sapiens просто голова так устрое­на, а какой математике на самом деле подчиняется Вселенная — мы не знаем (мысль еретическая, но не абсурдная: другого кандидата на алгоритм управления Вселенной со времен Галилея — Книга При­роды написана языком математики — у нас нет). Однако зачем бы эволюции понадобилось закреплять в геноме способность к матема­тике, не отражающей законы Природы. Вспомним Пуанкаре:

…та гармония, которую человеческий разум полагает от­крыть в природе, существует ли она вне человеческого раз­ума… в силу естественного отбора наш ум приспособился к условиям внешнего мира, усвоил себе геометрию, наиболее вы­годную для вида или, другими словами, наиболее удобную [Пу­анкаре 1990].

Вопрос о том, как соотносится Мир Платона с физической карти­ной мира, остается важнейшим и предельно сложным в современ­ной когнитивной науке: многие ученые снова и снова возвращаются к обсуждению того, не надо ли для понимания процессов мышле­ния, восприятия, памяти, наконец, самой причинности обратиться к законам квантового мира (в противоположность традиционному представлению, согласно которому к макромиру эти законы непри­ложимы)

Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание — Т. Черниговская (скачать)

(ознакомительная версия книги)

Полную легальную копию можно читать или скачать тут — Литрес

Источники:

http://psy.su/psyche/projects/2119/
http://gerostratus.livejournal.com/618370.html
http://successlib.ru/cheshirskaya-ulybka-kota-shryodingera/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector