Гендерные различия мальчиков и девочек по результатам опосредованной экспресс-диагностики уровня психического развития. Возрастные различия в эмоциональной сфере

Гендерные различия мальчиков и девочек по результатам опосредованной экспресс-диагностики уровня психического развития. Возрастные различия в эмоциональной сфере

Гендерные различия девочек и мальчиков

При воспитании детей младшего дошкольного возраста следует учитывать тот факт, что между девочками и мальчиками существует множество гендерных различий. Наличие таких различий было выявлено и обосновано в эмпирических исследованиях В.В. Абраменковой [1], В.Е. Кагана [14], А.В. Либина [20], И.И. Лунина [21] и других:

1. Физиологическое различия, которые заключаются в том, что мальчики проявляют больший интерес к движениям, стремление к лучшему результату, большую подражаемость взрослым. Они быстрее преодолевают страх, показывают большую ловкость и смелость, стремятся к усложнению материала, любят упражнения, требующие мышечных усилий. Их привлекают быстрые резкие движения и элементы соревнования. Девочки же овладевают двигательными навыками медленнее, но при этом их движения отличаются большей ритмичностью, чистотой и выразительностью.

2. Различия в развитии интеллектуальной сферы:

девочки лучше, чем мальчики, запоминают материал, предъявляемый как зрительно, так и на слух (слова, предложения, рассказы). У них наблюдается превосходство в богатстве словесных ассоциаций;

у мальчиков внимание более неустойчивое, у них более продолжительный период включаемости. У девочек более высокие показатели по избирательной устойчивости, объему и произвольности внимания. Кроме того, для девочек важна эмоциональная окрашенность информации, влияющая на усиление внимания;

3. В интеллектуальной сфере у мальчиков отмечают большую выраженность зрительно-пространственных способностей, а у девочек — вербальных (речевых) [7];

девочки опережают мальчиков в темпах увеличения словаря, речевой активности и ясности речи, они начинают использовать предложения раньше мальчиков, в речи же мальчиков преобладают слова, передающие действия (глаголы, междометия) [11];

продуктивная интеллектуальная деятельность мальчиков обеспечивается преимущественно посредством затрат энергетического резерва, применением «условно силового» способа решения интеллектуальных задач, девочки же выполняют аналогичные задания на базе принципиально иных механизмов, так называемой самоорганизации, которые заключаются в своеобразной подстройке процессов регуляции к специфическим особенностям предлагаемых заданий [21].

4. Различия в общении. Мальчики более активны в разговорах со сверстниками своего пола (3-5 лет), при этом их общение часто имеет конкурентный характер. Девочки более активны в общении с матерью. На такое формирование речи детей, по мнению А.Л. Сиротюк, влияет отношение взрослых, которые, обращаясь к мальчикам, чаще всего используют прямые указания, а в разговоре с девочками употребляются чувственные слова [28].

5. Различия в развитии эмоциональной сферы:

у мальчиков и девочек выраженность эмоциональных реакций различна по времени: мальчики на эмоциональный фактор реагируют кратковременно, но ярко и избирательно, а затем их мозг перестает реагировать на воздействия, и они переключаются на продуктивную деятельность, а девочки, напротив, дают мощную эмоциональную реакцию, которая усиливается при повторном воздействии;

одним из наиболее значимых гендерных различий является большая агрессивность мальчиков по сравнению с девочками (факт преобладания агрессивности у мальчиков объясняется не только врожденными особенностями, а разными для мальчиков и девочек социально одобряемыми моделями поведения: в то время как агрессивные реакции у девочек считаются несоответствующими их полу, осуждаются и запрещаются, к агрессивным реакциям мальчиков взрослые относятся более снисходительно, рассматривая в них проявление силы, активности, умения постоять за себя) [11];

у девочек, ярче, чем у мальчиков, выражена склонность к страху (количество страхов больше) [12];

зависимость, застенчивость, боязливость и тревожность в большей степени присущи девочкам, однако, наряду с этим, мальчики в большей степени, чем девочки, склонны переживать разлуку с близкими людьми, у них чаще наблюдается эмоциональный стресс от ощущения брошенности [4].

6. Различия в интересах и предпочтениях, что особенно ярко проявляется в игровой деятельности детей. Как показывают работы зарубежных и отечественных исследователей (С. Броди, В. Хартуп и др.), в дошкольном возрасте наиболее значимы различия в сюжетно-ролевых играх: в тематике, содержании игр, предпочитаемых игровых сюжетах, ролях, игрушках. Мальчики наибольший интерес проявляют к играм героической, военно-приключенческой тематики, а также к строительным и конструктивным играм. Девочек же привлекают игры семейно-бытовой тематики («Дом», «Дочки-матери»). Т.А. Репина отмечает, что различия в игровой деятельности проявляются и в предпочтении сверстников своего пола в качестве партнеров по игре, а Т.В. Антонова выявила, что в играх девочки в большей степени ориентируются на партнеров по игре, а мальчики — на сам ход игры [3; 26].

О.В. Дыбина отмечает различия в ориентации мальчиков и девочек в предметном мире, проявляющих интерес к разным сторонам окружающей действительности. Мальчиков привлекает мир техники, вещей, предметов, а девочек — взаимоотношения людей, предметы быта [10].

В этом возрасте дети отчетливо различают и признают свои гендерные особенности: я — мальчик, я — девочка.

Гендерное самосознание ребенка дошкольного возраста включает:

— «образ Я» (во времени — в настоящем и в будущем);

— установки (социума, собственные);

— роли (социума, собственные) [30].

Содержание гендерного сознания детей четвертого года жизни еще весьма ограничено, но является уже достаточным для того, чтобы включать в процесс воспитания детей технологии с учетом их гендерных особенностей, поскольку они внутренне мотивированы на приобретение ценностей, интересов и моделей поведения, соответствующих их полу. Поэтому при совместном воспитании мальчиков и девочек очень важной педагогической задачей является преодоление разобщенности между ними и организация совместных игр, в процессе которых дети могли бы действовать сообща, но в соответствии с гендерными особенностями: т.е. мальчики должны принимать на себя мужские, а девочки — женские роли.

2. Гендерные особенности эмоциональной сферы личности

Эмоция (от лат. emoveo – потрясаю, волную) – эмоциональный процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям. Под эмоциями понимают протяженные во времени процессы внутренней регуляции деятельности человека или животного, отражающие смысл (значение для процесса его жизнедеятельности), который имеют существующие или возможные в его жизни ситуации. У человека эмоции порождают переживания удовольствия, неудовольствия, страха, робости и тому подобного, играющие роль ориентирующих субъективных сигналов.

Л. В. Куликов отмечает, что у женщин эмоциональная сфера дифференцированнее и сложнее, чем у мужчин.

Рассмотрим гендерные различия в проявлении эмоций у детей и взрослых. В большинстве случаев гендерные различия по таким характеристикам как беспокойство и плач у детей отсутствуют (по данным Э. Маккоби и К. Жаклин). Их нет по частоте и длительности плача, по проявлениям беспокойства, по реакциям на присутствие и отсутствие матери или незнакомого человека. Плач и беспокойство ребенка свидетельствуют о том, что он замечает изменения ситуации и эмоционально реагирует на нее. Уже в трехнедельном возрасте мальчики, по сравнению с девочками, меньше спят и большее время проявляют беспокойство. Плачут они чаще всего тогда, когда появляется новый или пугающий стимул, что свидетельствует об их превосходстве над девочками по способности распознавать новый стимул и новизну ситуации, то есть их плач и беспокойство можно интерпретировать не только как эмоциональную, но и как исследовательскую реакцию.

Читать еще:  Контуры животных для вырезания. Трафареты животных для вырезания

Девочки же чаще плачут тогда, когда возникает угроза лишения общения с окружающими. Т. В. Бендас называет этот тип плача «коммуникативным».

Анализ данных, касающихся страха показывает, что в ситуациях, которые могут быть реально опасными для маленького ребенка, и мальчикам, и девочкам одинаково свойственно испытывать страх. Не зафиксировано серьезных различий в их поведении при встрече с незнакомым человеком, подъеме на высоту, по реакции на необычные (яркие и жужжащие) игрушки на громкий голос, по преодолению робости при необходимости отойти от мамы, чтобы получить привлекательную игрушку, по поведению во время первого посещения детского учреждения. Дошкольники обоего пола одинаково испытывают тревогу, когда их кладут в больницу. Наконец, дети обоего пола одинаково склонны сообщать о своих страхах. Этот результат закономерен, эмоция страха позволяет адаптироваться в мире взрослых, настороженность перед опасностью – адекватная реакция. Но при этом ни в одном исследовании мальчики не испытывали и не демонстрировали большего страха, чем девочки. Напротив, девочки и девушки в большинстве ситуаций проявляли большую робость, чем мальчики и юноши. В. А. Чикер с соавторами выявили, что для девочек старших классов социальная среда оказывается более насыщенной эмоциональными событиями, имеющими стрессогенное значение, чем для мальчиков. Это подтвердилось в исследовании, проведенном на студентах. В. П. Плотников с соавторами выявили наличие психического напряжения высокой степени у 62,5 % опрошенных девушек и легкой степени такого напряжения у 45,2 % юношей. Эмоциональное отношение к потенциальным источникам отрицательных эмоций у юношей и девушек было разным. Для юношей более значимыми, чем для девушек, было отношение к учебной группе, к своему самочувствию, к родителям; для девушек – к сессии и к экзаменам.

Л. П. Баданина связывает большую тревожность девочек с тем, что они с большей осознанностью, чем мальчики, воспринимают роль школьника. Различны у мальчиков и девочек в разном возрасте и доминирующие причины тревожности (автор называет их видами тревожности). У девочек школьная тревожность доминирует в семь-девять лет, а в десять лет уступает свое место самооценочной тревожности. У девочек младших классов на фоне меньшего количества невротических реакций, чем у мальчиков, наиболее часто отмечается неустойчивость настроения, капризность, плаксивость, грусть, тоска, застенчивость, боязливость, подверженность страхам, повышенная обидчивость. У мальчиков семи лет доминирует межличностная тревожность, школьная тревожность преобладает в восьми-девятилетнем возрасте. При этом уже в девять лет показатели самооценочной тревожности у мальчиков начинают выравниваться с показателями школьной тревожности. На фоне большего количества невротических реакций у мальчиков младших классов наблюдается агрессивность, драчливость, гиперактивность.

Большая тревожность и нейротизм лиц женского пола проявляется и в их большей проблемной озабоченности. С. Арчер установила, что 42 % девушек обеспокоены невозможностью совместить в будущем семью и работу. Среди юношей лиц с такой обеспокоенностью не было. 75% юношей ответили, что их ничего не беспокоит, в то же время среди девушек таких оказалось только 16 %.

По данным А. Г. Грецова, проблемная озабоченность практически по всем аспектам жизни выражена больше у девочек, чем у мальчиков.

Л. В. Куликовым выявлены значимые половые различия в самооценке тревоги.

По данным А. И. Захарова, количество страхов (то есть того, чего боятся) больше у девочек, чем у мальчиков. По его данным, у взрослых мужчин больше выражен страх высоты, а у взрослых женщин – смерти родителей. У женщин в значительно большей степени выражены также страх войны, страх сделать что-либо неправильно или не успеть сделать. У девушек количество мнимых страхов в шесть раз больше, чем у юношей.

По данным Н. Д. Скрябина, при испуге (реакции на сильный неожиданный звуковой раздражитель) изменение пульса в большей степени наблюдается у женщин, чем у мужчин (соответственно на 21,9 % и 6,3 % — у смелых и на 35,4 % и 14,6 % — у трусливых). Однако кожно-гальваническая реакция была более длительной у мужчин.

В то же время К. Д. Шафранская, изучавшая эмоциональное напряжение, показала, что в ситуации стресса мужчины отличаются более высокой вегетативной реактивностью, чем женщины.

Г. И. Акинщикова тоже выявила противоположные тенденции у мужчин и женщин в проявлении реактивности по артериальному давлению в условиях стрессовой ситуации. У женщин разница между систолическим и диастолическим давлением уменьшалась, в то время как у мужчин – увеличивалась.

Э. Маккоби и К. Жаклин на основе анализа ряда экспериментальных исследований пришли к выводу, что в первые годы жизни нет различий в частоте и продолжительности эмоциональной реакции гнева у мальчиков и девочек, но с возрастом их частота и интенсивность у мальчиков возрастают, а у девочек – убывают. Авторы объясняют это тем, что девочки, имея те же агрессивные тенденции, что и мальчики, боятся проявить их из-за возможного наказания, в то время как к агрессии мальчиков окружающие относятся более благосклонно.

Другая возрастно-половая динамика выявлена М. С. Пономаревой при изучении склонности к переживанию гнева. Чем младше школьники, тем больше эта склонность выражена у лиц мужского пола, и чем старше школьники, тем больше она выражена у лиц женского пола.

Л. В. Куликов выявил значимые различия в самооценке печали: у женщин она выше. Это же выявлено и М. С. Пономаревой с той лишь разницей, что у младших школьников склонность к печали больше выражена у мальчиков.

По данным А. Анголд, девушки в два раза чаще юношей обнаруживают депрессивные расстройства. Коннели с соавторами тоже выявили, что переживание школьниками депрессии средней и тяжелой степени чаще наблюдается у девочек, чем у мальчиков.

У мальчиков-подростков и юношей депрессия нередко сопровождается срывами, а у девочек и девушек – нарушениями пищевого поведения (анорексией и булимией).

Склонность к радости, по данным М. С. Пономаревой, не обнаружила четких половых различий: в 8-9, 12-13 и 16-17 лет она выражена у мальчиков и девочек одинаково, а в возрасте 10-11 и 14-15 лет эта склонность выражена больше у девочек.

Отмечается, что женщины более улыбчивы, чем мужчины. Так, М. Ля-Франс проанализировала 9000 фотокарточек из студенческих альбомов, а Э. Хальберштадт и М. Саитта – 1100 фотографий из газет и журналов, а также снимки 1300 человек в магазинах, парках и на улице. И везде обнаруживалось, что женщины улыбаются чаще.

Исследования эмоциональности взрослых, начиная с работ Г. Гейманса и заканчивая новейшими публикациями, в большинстве случаев демонстрируют преимущество женщин. О большей эмоциональности женщин свидетельствуют следующие эмпирические факты:

1) большая тревожность женщин по сравнению с мужчинами (Фейнгольд);

2) для девочек и женщин связь эмоций с межличностными отношениями является более значимой, чем для мальчиков и мужчин (Шилдс);

Читать еще:  Магическая и целебная сила минералов. Лечебные свойства камней при массаже. Использование камней в лечебных целях

3) женщины чувствительнее мужчин к тем негативным жизненным событиям, которые переживают их друзья и близкие (Кесслер);

4) женщины более подвержены депрессиям (Кенни);

5) женщины чаще говорят о своих негативных эмоциях, таких как печаль и страх (Фуджита);

6) положительные эмоции женщины переживают более ярко (Гурнер);

7) девочки и женщины не стесняются демонстрировать свои эмоциональные реакции (Маккоби, Жаклин);

8) женщины превосходят мужчин в области невербальной экспрессии: они более точны в невербальном выражении эмоций и лучше декодируют невербальные эмоциональные сигналы других (Эмбеди).

Косвенным свидетельством большей эмоциональности женщин являются данные о меньшей эмоциональности мужчин:

1) мальчики и мужчины не стремятся показывать свои эмоции, особенно негативные (Фушс);

2) они эмоционально сдержанны даже с друзьями своего пола (Хейес);

3) они подвергаются более жесткой, чем женщины, регламентации со стороны общества по поводу демонстрации эмоциональных переживаний (Лафранс).

Д. Джонсон и Г. Шульман обнаружили, что взрослые женщины больше проявляют интерес к эмоциям окружающих, чем мужчины.

По одним данным преимущества женщин при опознании эмоций по голосу нет (Р. Розенталь и М. де Пауло-Белла), по другим данным преимущество пола зависит от того, какие эмоции распознаются. Так, в работе М. И. Павликовой с соавторами было выявлено, что мужчины, имеющие родительский опыт, наиболее точно оценивали сигналы дискомфорта младенца, давая им более отрицательные оценки, чем женщины. Зато звуки удовольствия мужчины определяли хуже, чем женщины.

Однако есть и другие данные – об отсутствии гендерных различий в области эмоциональных переживаний: метаанализ Дж. Марточчио и Э. О’ Лири продемонстрировал гендерное равенство в переживании профессионального стресса в организациях.

Иногда мужчины даже превосходят женщин по эмоциональности: по переживанию таких негативных эмоций как гнев, презрение, отвращение (Дженнис) и по точности декодирования невербальных сигналов, свидетельствующих о переживании гнева у окружающих. (Роттер).

Наконец, можно говорить о существовании «мужских» и «женских» эмоций, то есть эмоций более значимых для определенного пола: для мужчин это в первую очередь гнев, а для женщин – печаль и страх (Кросс и Мэдсон).

В литературе отмечается большая эмоциональная чувствительность и эмоциональная нестабильность женщин. Изучение этого вопроса Е. П. Ильиным и В. Г. Пинигиным на школьниках и студентах с помощью самооценок жизненных проявлений эмоций показало, что лица женского пола явно превосходят лиц мужского пола во всех возрастных группах по эмоциональной возбудимости, в меньшей степени – по интенсивности, еще в меньшей степени – по длительности сохранения эмоций и эмоциональной устойчивости.

В исследовании П. А. Ковалева большая эмоциональная возбудимость лиц женского пола получила подтверждение: вспыльчивость (проявление эмоциональной возбудимости в конфликтной ситуации) выражена у них больше, чем у мужчин.

Фактор пола оказывает сильное влияние на переживание вины: у мужчин оно выражено слабее и они гораздо реже говорят о переживании вины, чем женщины (Л. В. Куликов, В. С. Савина).

По данным Н. Е. Серебряковой, применившей оригинальную методику выявления зависти по отношению к успехам другого в различных жизненных ситуациях, у женщин завистливость выше, чем у мужчин, исключая карьеру; здесь различия между мужчинами и женщинами не выявлены.

Таким образом, проведя анализ гендерных особенностей эмоциональных состояний можно сказать, что во многих культурах мужчинам не разрешается демонстрировать некоторые эмоции, свидетельствующие об их слабости. На сегодняшний день продолжает действовать гендерный стереотип о большей эмоциональности женщин. Мужчины более эмоциональны в выражении гнева, агрессии, а женщины – в выражении страха и печали Способность декодировать сигналы также имеет свою специфику: каждый пол лучше распознает «свои» эмоции. Требования деятельности приводят к исчезновению гендерных различий, если надо – женщины демонстрируют эмоциональную сдержанность, а мужчины чувствительность.

Гендерные особенности эмоциональных отклонений у старших подростков

Подростковый возраст является важным этапом в общем процессе становления человека как личности, когда на основе качественно нового характера, структуры и состава деятельности закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок. Психологические трудности, а также эмоциональные (аффективные) расстройства и нарушения поведения довольно часто встречаются у большинства подростков [1, с. 54].

Подростковый возраст – это сложный и противоречивый этап становления личности, сопровождаемый качественными и количественными изменениями в психосексуальной, интеллектуальной и социальной областях [2, с. 7].

Содержание эмоционального развития и его возрастную динамику определяют «эмоциональные новообразования», последовательно формирующиеся на различных этапах онтогенеза. Можно считать доказанным, что некоторые особенности эмоциональных реакций переходного возраста коренятся в гормональных и физиологических процессах. Физиологи связывают подростковую психическую неуравновешенность и характерные для нее резкие смены настроения, переходы от депрессии к экзальтации с настроением в пубертатном возрасте общего возбуждения и ослаблением всех видов условного торможения. Исследования свидетельствуют, что происходящие в этот период физиологические процессы повышают эмоциональную возбудимость подростка, его импульсивность, неуравновешенность [7,с. 98].

В основе изменений подросткового возраста лежат мощные биологические перестройки. На поведенческом уровне это проявляется в эмоциональной неустойчивости, неуправляемости, снижении работоспособности и адаптационных возможностей в процессе учебной деятельности [2, с. 76].

По целому ряду психологических тестов подростковые и юношеские нормы психического здоровья существенно отличаются от взрослых. Так, изучение 15 тысяч американских подростков в возрасте 14–15 лет посредством Миннесотского личностного теста (MMPI) показало, что вполне нормальные подростки имеют более высокие показатели по шкалам «психопатия», «шизофрения» и «гипомания», чем взрослые. Это значит, что эмоциональные реакции, которые у взрослого были бы симптомом болезни, для подростка статистически нормальны [9, с.54].

Развитие современного подростка происходит в условиях нарастания темпа жизни, урбанизации, информационных перегрузок, адинамии и т. п. Тезис о повышенной эмоциональной возбудимости и реактивности переходного возраста мало у кого вызывает сомнения. По данным исследований [1; 2; 4; 9], у многих подростков наблюдаются эмоциональные состояния, искажающие процесс нормального развития, такие как тревога, стресс, сниженный эмоциональный тонус, агрессивные реакции. В некоторых случаях эти состояния могут привести к глубоким нарушениям личности и поведения.

При исследовании эмоциональных отклонений у подростков также следует обратить внимание на гендерный аспект, так как эмоциональные проявления у юношей и девушек различаются, и, следовательно, картина при эмоциональных нарушениях будет различной, также как и пути коррекции возникающих отклонений. Также следует учесть тот факт, что в современном мире отмечаются тенденции к феминизации юношей и маскулинизации девушек, а также рост количества молодых людей с андрогинными чертами характера, поэтому картина эмоциональной сферы может отличаться от той, что обрисована в исследованиях второй половины ХХ века.

Под тревожностью мы понимаем негативное эмоциональное состояние, характеризующееся переживаниями, волнением, страхом. Различают ситуативную тревожность или тревогу и личностную тревожность как черту личности [8, с. 11].

Под агрессией мы понимаем любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим [10, с. 43].

Депрессия рассматривается как когнитивное нарушение. У каждого человека в когнитивном функционировании имеется слабое место – «когнитивная уязвимость», которая может проявиться стрессовой, психотравмирующей ситуации как депрессивный синдром [6, с. 76].

Читать еще:  Как делать тиснение на бумаге. Тиснение фольгой в домашних условиях. Холодное и горячее тиснение фольгой

В подростковом возрасте могут проявляться повышенная тревожность, агрессивность, могут диагностироваться депрессивные реакции. Эмоциональные отклонения являются следствием и признаком остро протекающего подросткового кризиса и связаны с формированием «Я-концепции» [6, с. 23].

Целью нашего исследования стало изучение гендерных особенностей эмоциональных отклонений в подростковом возрасте. Мы предполагаем, что существуют гендерные особенности эмоциональных отклонений в старшем подростковом возрасте, а именно: девочки более склонны к тревожности и депрессии, а агрессивность свойственна и девочкам, и мальчикам старшего подросткового возраста.

В исследовании приняли участие 30 юношей и 30 девушек в возрасте 14-15 лет, учащиеся 9-х классов.

Были использованы методики: методика изучения тревожности Спилбергера-Ханина; шкала личностной тревожности А.М. Прихожан; методика изучения агрессивности Басса-Дарки; тест руки Вагнера; шкала депрессии А. Бека; опросник CDI.

В результате исследования по методике Спилберга-Ханина нами выявлены достоверные различия в уровне личностной и ситуативной тревожности юношей и девушек (р=0,05) – у девушек уровень тревожности достоверно выше. Девушки старшего подросткового возраста могут быть иметь склонность к тревожности, которая выражается всевозможными страхами, фобиями, излишним волнением в различных жизненных ситуациях.

Достоверные различия выявлены по всем шкалам методики А. Прихожан. Девушки в большей степени, чем юноши, склонны к тревожности (р=0,05). При этом, девушки в большей степени, чем юноши, склонны к тревожности, которая связана с самооценкой, например, испытывают тревогу в ситуациях, которые могут негативно повлиять на самооценку – ситуации критики, испытания способностей и т.д. Также для девушек в большей степени, чем для юношей, значимым источником тревожности являются межличностные отношения – общение, дружба, любовь и т.д. Неудачи в межличностных отношениях переживаются девушками сильнее, чем юношами, и чаще вызывают тревогу. Магическая тревожность также достоверно выше у девушек, они чаще боятся различных потусторонних явлений, например, привидений, страшных историй и т.д. Эти показатели могут быть связаны с особенностями эмоциональной сферы девушек – их самооценка более хрупкая, зависит от оценок других, у них выше потребность в эмоциональных связях, выше эмоциональность и впечатлительность.

У юношей при этом достоверно выше школьная тревожность (р=0,05), то есть они в большей степени, чем девушки, испытывают тревожность в ситуациях, связанных с учением.

Статистически значимые различия зафиксированы в пяти шкалах опросника Басса-Дарки: физическая агрессия, косвенная агрессия (р=0,01), вербальная агрессия, подозрительность, враждебность (р=0,05).

У юношей физическая агрессия существенно более выражена, чем у девушек. У девочек, в свою очередь, значимо выше такие показатели как косвенная агрессия, вербальная агрессия и подозрительность.

Это означает, что у юношей агрессия чаще всего выражается в физических действиях – ударах, шлепках и т.д., у девушек – в обидных прозвищах, ругательствах, крике, сплетнях, стремлении навредить окольными путями, а также они часто считают, что окружающие пытаются навредить им.

В общем уровне агрессии статистически значимых различий у девушек и юношей не выявлено, показатели индекса враждебности у девушек значимо выше, чем у юношей (на уровне р=0,01). То есть, девушки скорее склонны к враждебности, чем открытой агрессии. Возможно, эти различия детерминированы гендерными стереотипами: открытые проявления агрессии считаются неприемлемыми для слабого пола, в то время как грубость и демонстрация физической силы – это удел мужчин. Однако, по результатам многочисленных исследований, можно утверждать, что агрессивность в одинаковой мере присуща для обоих полов, различны лишь ее проявления.

Третье эмоциональное отклонение, которое нами исследовалось – это подростковая депрессия. По результатам двух методик выявлено, что у девушек достоверно выше показатели депрессии по сравнению с юношами (р=0,05).

Таким образом, результаты нашего исследования говорят о том, что для девушек более характерны такие эмоциональные отклонения, как повышенная личностная тревожность, тревожность самооценочная, межличностная и магическая. Юноши менее склонны к тревоге, но для них имеют значения учебные ситуации. Агрессия характерна для обоих полов, различен лишь характер ее проявления. Депрессия – это также, скорее «женская болезнь», нежели мужская, хотя имеются данные, что депрессия у юношей сложнее поддается диагностике и коррекции.

По результатам проведенного исследования нами была разработана психологическая программа коррекции эмоциональных отклонений в старшем подростковом возрасте. Программа рассчитана на девять занятий, при этом учтен гендерный аспект – пять занятий являются общими, а четыре предназначены отдельно для юношей и отдельно для девушек. При разработке занятий для девушек больший упор сделать на коррекции и предупреждении формирования тревожности, формирование адекватной самооценки, профилактике депрессивных проявлений, а при разработке занятий для юношей – профилактике школьной тревожности, физической агрессии и девиантного поведения.

Основное содержание группового занятия составляют игры и психотехнические упражнения, а также психотехники, направленные на развитие групповых структур и процессов, поддержание благоприятного внутригруппового климата, сплочение и организационное развитие подросткового сообщества. В ходе занятия устанавливаются доверительные и доброжелательные отношения между участниками, приходит сотрудничество и взаимопомощь, наблюдаются разрешения различных ситуаций [3, с. 65].

Таким образом, нами были исследованы гендерные особенности проявления тревожности, агрессивности и депрессии в старшем подростковом возрасте, выявлены достоверные различия в проявлении эмоциональных нарушений в зависимости от пола испытуемых.

  1. Алиева М.А., Гришанович Т.В.. Лобанова Л.В., Травникова Н.Г., Трошихина Е.Г. Тренинг развития жизненных целей (программа психологического содействия успешной адаптации). / Под ред. Е.Г. Трошихиной. – СПБ.: Речь, 2002. – 216 с.
  2. Емельянова Е.В. Психологические проблемы современного подростка и их решение в тренинге. – СПб.: Речь, 2008. – 336 с.
  3. Матвеев Б.Р. Развитие личности подростка: программа практических занятий. Методическое пособие. – СПБ.: Издательство «Речь», 2005. – 176 с.
  4. Мафсон, Л., Моро Д. и др. Подросток и депрессия. Межличностная психотерапия. – М.: ЭКСМО, 2003. — 320 с.
  5. Микляева А.В. Я – подросток. Программа уроков по психологии. – СПб.: Издательство «Речь», 2006. – 336 с.: ил.
  6. Подольский, А.И., Идобаева О.А., Хейманс П. Диагностика подростковой депрессивности: теория и практика: учебное пособие. СПб.: Питер, 2004. 202 с.
  7. Прихожан, А.М. Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст. СПб.: Питер, 2007. 192 с.
  8. Реан, А.А., Трофимова Н.Б. Гендерные различия структуры тревожности у подростков. // Актуальные проблемы деятельности практических психологов. Минск: МГУ, 2003. С. 6–7.
  9. Роль психобиологических характеристик юношеского возраста в формировании клинической картины депрессий и особенностях терапии / [М. Я. Цуцульковская, Копейко Г. И., Олейчик И. В., Владимирова Т. В.] // Психиатрия. — 2003. — № 5. — С. 21—28.
  10. Романко, О.А. Особенности формирования агрессивности в подростковом возрасте / О.А. Романко // Психология обучения. — 2007. — №9. — С. 53-63.
  11. Рязанова Д.В. Тренинг с подростками: С чего начать? Пособие для психолога и педагога. – М.: Генезис, 2003. – 138 с.: с илл. – (Психологическая работа с детьми).
  12. Семенюк,Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции. — М., 1996.
  13. Сидоров, К.Р. , Крохина И.Г. Исследование причин тревожности учащихся // Новое образование. 2013. № 1. С. 3-5.

Источники:

http://studbooks.net/2046578/pedagogika/gendernye_razlichiya_devochek_malchikov
http://studfiles.net/preview/5023366/page:32/
http://www.b17.ru/article/83151/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector