Господи, что же нам теперь делать?: почему родители возвращают в детдома приемных детей — Наталья Радулова

«Господи, что же нам теперь делать?»: почему родители возвращают в детдома приемных детей — Наталья Радулова. Но что же нам теперь делать

Здравствуйте! Я живу в Крыму, а именно в Симферополе.

Вчера нас официально присоединили к Российской Федерации.

Но, кажется, никто не подумал о нашем положении! Что же нам теперь делать? Мы в полной растерянности!

Нашу Верховную раду уже переименовывают! Наш Таврический Национальный Университет им. Вернадского теперь называется МГУ. Самое обидное то, что кафедру украинского языка в этом университете — закрыли! А кто-нибудь подумал, что делать студентам и преподавателям? И не исключено, что скоро во всех вузах закроют факультеты с обучением украинского языка…

А как быть ученикам школы, заканчивающим 11-й класс? Что им делать? Они все эти 11 лет изучали историю Украины и украинский язык, они готовились к тестам ВНО (внешнее независимое оценивание), после которых они бы поступили в университеты. Но теперь выпускники не знают, что им сдавать по окончании школы, то ли ЕГЭ, то ли ВНО, или их вообще по среднему баллу аттестата примут.

Ситуация очень нестабильная.

Особенно людей пугают стоящие на улицах военные с автоматами, а в последнее время они вообще просто подходят к людям и проверяют их личные вещи!

Везде российские флаги, а украинские встретишь только перед воинскими частями.

Также все переживают насчет поставки с Украины. То есть, например, электричества, так как мы были одним государством и всё поставлялось с Украины. А теперь нам могут выключить свет в любой момент. Такая же ситуация с водой, Крым обеспечивает себя питьевой водой на 60%, а орошаемость земель практически за счет Днепровской воды, поэтому, если Украина не будет обеспечивать нас водой, то исход известен…

Вопрос финансов также беспокоит население, так как пенсии и зарплаты бюджетникам выделяет непосредственно Киев.

А если учесть право на своё мнение, то его сейчас сильно ужимают — начинают всячески запугивать наших активистов, около 30 человек пропали, мы не можем их найти! Позавчера стала известна новость, которая буквально ошеломила всех крымских татар. Как известно, на территории Крыма проживает около 300 000 крымских татар, и одного крымского татарина нашли мертвым! Его сильно пытали и обнаружили на нём (на ногах) наручники российского производства, и голова у него была обмотана скотчем… Вчера были похороны. А ведь ему было всего 36 лет, и у него остались жена и трое детей: одному, самому младшему, 2,5 месяца.

А если вам говорят, что все жители Крыма и крымские татары пошли на референдум, то это неправда! На референдум не пошел почти никто из крымских татар, также не ходили многие русские и украинцы, люди других национальностей, проживающие в Крыму. А главное на этом референдуме было то, что на него могли прийти люди с российским гражданством, люди без прописки (которые могут голосовать на любых участках), а также было замечено, что все, кто хочет, могут голосовать на нескольких избирательных участках, независимо от прописки!

В заключение могу сказать, что жители Крыма просто обеспокоены завтрашним днём…

А то, что тролль разгуливает по всему замку.

Только по ночам, напомнил мальчик.

И что же нам теперь делать? – спросила Изольда.

Двоим из нас, придётся оставаться на ночное дежурство, что бы выследить чудовище — сказал Дмитрий.

Его не нужно выслеживать. Зайди в любую комнату и увидишь его, сказала Таня.

Мы должны сразиться с ним. Только после этого все наши несчастья прекратиться. Сказал Дмитрий.

Ты с ума сошёл!? – воскликнули друзья в один голос.

У нас нет выбора. Сейчас начинается игра на выживание. А, как известно в таких играх побеждает сильнейший.

Начинаем действовать ночью.

И как же мы объясним учителям свои ночные прогулки?

Тем, что хотим спасти всех от гибели наших друзей.

А вы уверены, что это не ложная информация?

Как она может оказаться ложной, если её сообщил стражник?

Ну, может быть, ему просто показалось.

Тролль, не может просто привидеться, ты видела его хоть раз в жизни? – спросил Дмитрий.

Слава духам да, пару минут назад – сказала Таня.

И ты радуешься этому? – удивилась Лера.

Всегда проще вести бой, когда знаешь врага в лицо.

Ты права. Мы не должны сидеть, сложа руки, бой начнём сегодня ночью, сказал Дмитрий.

У нас даже нет окружая. И позволь напомнить, мы не владеем магией, как мы будим сражаться? – спросила Изольда.

Ты ошиблась. У каждого из нас есть оружие.

Интересно и откуда же оно у нас взялось?

Взгляни на пояс каждого из нас и найдёшь ответ.

Осмотрев свои друзей, Изольда увидела, что у каждого из них действительно есть меч.

Дмитрий подошёл к Тане и предложил ей свою руку. Вскоре к ним присоединились и их друзья.

Да помогут нам духи,- Торжественно сказала Изольда.

Да помогут нам духи, повторили ребята в унисон.

Надеюсь, они действительно нам помогут – сказал Дмитрий.

И вот они попали в убежище тролля.

Что же нам теперь делать?

Сразиться только так мы сможем прекратить это всё.

И вот когда бой был окончен, друзья вернулись в свои покои, ни один из них не пострадал.

Где вы были? – спросила мадам трюк.

Мы просто гуляли по замку.

Мадам трюк, что здесь происходит?

Профессор Миро до меня дошли сведения о том, что сегодня наши ученики проникли в тайную комнату.

И победили тролля, которого мы не могли победить столько времени.

А представляете, что будит, когда об этом узнают наши родители?

Они приедут, и тогда нам придётся выслушивать много часовые лекции.

И это в лучшем случаи. А в худшем они приедут и заберут нас отсюда — сказал Дмитрий.

Ну не знаю как вам, а мне бы очень хотелось вернуться домой — сказала Изольда.

С чего бы это?- спросила Тоф. Ты что забыла о наших недавних внеплановых каникулах?

Здравствуйте! Я живу в Крыму, а именно в Симферополе.

Вчера нас официально присоединили к Российской Федерации.

Но, кажется, никто не подумал о нашем положении! Что же нам теперь делать? Мы в полной растерянности!

Нашу Верховную раду уже переименовывают! Наш Таврический Национальный Университет им. Вернадского теперь называется МГУ. Самое обидное то, что кафедру украинского языка в этом университете — закрыли! А кто-нибудь подумал, что делать студентам и преподавателям? И не исключено, что скоро во всех вузах закроют факультеты с обучением украинского языка…

А как быть ученикам школы, заканчивающим 11-й класс? Что им делать? Они все эти 11 лет изучали историю Украины и украинский язык, они готовились к тестам ВНО (внешнее независимое оценивание), после которых они бы поступили в университеты. Но теперь выпускники не знают, что им сдавать по окончании школы, то ли ЕГЭ, то ли ВНО, или их вообще по среднему баллу аттестата примут.

Ситуация очень нестабильная.

Особенно людей пугают стоящие на улицах военные с автоматами, а в последнее время они вообще просто подходят к людям и проверяют их личные вещи!

Везде российские флаги, а украинские встретишь только перед воинскими частями.

Также все переживают насчет поставки с Украины. То есть, например, электричества, так как мы были одним государством и всё поставлялось с Украины. А теперь нам могут выключить свет в любой момент. Такая же ситуация с водой, Крым обеспечивает себя питьевой водой на 60%, а орошаемость земель практически за счет Днепровской воды, поэтому, если Украина не будет обеспечивать нас водой, то исход известен…

Вопрос финансов также беспокоит население, так как пенсии и зарплаты бюджетникам выделяет непосредственно Киев.

А если учесть право на своё мнение, то его сейчас сильно ужимают — начинают всячески запугивать наших активистов, около 30 человек пропали, мы не можем их найти! Позавчера стала известна новость, которая буквально ошеломила всех крымских татар. Как известно, на территории Крыма проживает около 300 000 крымских татар, и одного крымского татарина нашли мертвым! Его сильно пытали и обнаружили на нём (на ногах) наручники российского производства, и голова у него была обмотана скотчем… Вчера были похороны. А ведь ему было всего 36 лет, и у него остались жена и трое детей: одному, самому младшему, 2,5 месяца.

А если вам говорят, что все жители Крыма и крымские татары пошли на референдум, то это неправда! На референдум не пошел почти никто из крымских татар, также не ходили многие русские и украинцы, люди других национальностей, проживающие в Крыму. А главное на этом референдуме было то, что на него могли прийти люди с российским гражданством, люди без прописки (которые могут голосовать на любых участках), а также было замечено, что все, кто хочет, могут голосовать на нескольких избирательных участках, независимо от прописки!

В заключение могу сказать, что жители Крыма просто обеспокоены завтрашним днём…
19 марта 2014, 12:54
Эвелина Ахтемова
г.Симферополь

Не унималась Камилла. В качестве служанки я их не устраиваю. А поглядели бы вы вблизи на эту громилу! Такая красотка — рехнуться можно!

Ее зовут Ольга, — вставила мелисса. — Она чемпионка нашего города по поднятию тяжестей. На соревнованиях на местной ярмарке постоянно призовые места занимает.
— Оно и видно! А старикашка на вурдалака похож! Брюнеточек ему подавай! Где мы черноволосую и голубоглазую девицу возьмем?

Мелисса, Макс и госпожа Бернадетта одновременно уставились на Алекса. Тот слегка оторопел.
— У меня появилась отличная идея! — Воскликнул Макс.
— А у меня появилось плохое предчувствие, — угрюмо произнес Грановский.
— Ты же у нас брюнет с голубыми глазами!
— Отстаньте от меня, срочно или я за себя не ручаюсь ….
— Из тебя получится такая прелесть! — Восхищенно выдохнула мелисса.
Камилла ошеломленно замерла, затем расхохоталась.
— Не стану я изображать девчонку! — Завопил Алекс. — Да у меня и не получится! Вы только гляньте на эти мускулы!
Он согнул руку, демонстрируя приличных размеров бицепс.
— Можно найти платье горничной с длинными рукавами, — оживилась мелисса. — Твои чудесные волосы завить щипцами, а на лицо наложить толстый слой грима!
— Совсем как у этой Ольги! — Вспомнила Камилла.
— К тому же жена кастлера, по слухам, занималась спортом и тоже была довольно крупной женщиной, — вспомнила Бернадетта. — Он точно ничего не заподозрит.
— А что делать с голосом? — Не унимался Алекс. — С моим мощным баритоном!
— Скажешь ему, что в молодости курила много табака! — Подсказала Камилла, давясь от смеха.
— В молодости? Табак? — Рассвирепел Алекс. — Я не собираюсь изображать старушенцию, которая любит выкурить трубочку! Ищите другую дуру! То есть дурака!
— Да что тебе стоит? — Серьезно спросил Макс. — Всего-то делов — покрасоваться в платье перед подслеповатым стариканом.
— Вот сам и надевай!
— Я совсем не брюнет, да и глаза у меня непонятной расцветки! А ради пропавших детей, ради поисков истины ты мог бы и постараться.
После его слов Броня грановского дала трещину.
— Ну, если только ради этого … — неуверенно произнес он.
— Решено! — Тут же подхватила Камилла. — Мы немедленно возвращаемся к госпоже Бернадетте и делаем из тебя девицу!
Мелисса восторженно захлопала в ладоши. Алекс громко и смачно выругался, не постеснявшись даже госпожи Бернадетты. Но делать было нечего. Ради похищенных детей приходилось терпеть.
Они вернулись домой, и Бернадетта пустила всю компанию в свой будуар. Мелисса отыскала в ее гардеробе платье самого большого размера, Камилла тем временем накрутила Алексу кудрей. Грановскому пришлось тщательно побриться, после чего Бернадетта принялась наносить на его лицо макияж.
— Ноги брить не буду! — Сразу заявил Алекс.
— И не придется, — успокоила его Камилла. — Платье очень длинное. А еще натянешь чулки, никто ничего не заметит!
Полчаса спустя перед ними стояла высокая, широкоплечая девица в наглухо закрытом черном платье с белым кружевным передником. Закрученные с помощью щипцов черные локоны были собраны в пучок на затылке, лицо покрывал толстый слой грима. Никто не узнал бы в этой девице Алекса грановского.
— Первый, кто откроет пасть, получит в ухо! — Пообещал Алекс Камилле и Максу, которые с трудом сдерживали смех.
— Какая милашка! — Всплеснула руками мелисса. — Так бы и пригласила на свидание!
— Держите от меня подальше эту сумасшедшую! — Сказал Алекс госпоже Бернадетте. — Она начинает меня пугать.
Хозяйка особняка тут же одернула служанку, которая глаз не сводила с преобразившегося Грановского.
— Сейчас подберем тебе туфли, и можно отправляться, — сказала она. — Какой у тебя размер ноги?
— Сорок второй!
— Крупная девушка получилась, — задумчиво произнесла Бернадетта.
Камилла, даже не пытаясь сдержаться, захохотала во весь голос. Макс терпел до последнего, но тут и он сдался.
Алекс хотел было вломить им прямо здесь, но побоялся, что треснет платье, туго обтягивающее плечи. Он и дышал — то с трудом.
— Смейтесь — смейтесь! — Угрожающе проговорил он. — Как только все закончится, вам обоим не поздоровится!
Госпожа Бернадетта отыскала для него туфли на низком каблуке, затем троица снова отправилась к особняку кастлера. На этот раз Бернадетта с ними не поехала и мелиссу не отпустила.
— Займись лучше уборкой! — Строго сказала она. — Хватит уже пялиться на мальчишек! Мелисса обиженно выпятила губу, но приказания ослушаться не посмела.

Читать еще:  Кто такой самсон из библии чем известен. Самсон и далида

Смотрите ещё статьи о макияжах глаз в домашних условиях

«Бог неслучайно не дает детей». Екатеринбурженка рассказала, почему вернула ребенка в детдом

Как взять ребенка из детдома и не сдать его обратно. Людей, которые готовы сделать этот важный шаг, часто пугают бюрократическими препонами и ответственностью, но редко говорят о том, что происходит после того, как чужой малыш появляется в вашем доме. Этот материал ЕАН — о женщине, которая решилась попробовать. О том, насколько сложно взять воспитанника приюта, как адаптации ребенка «помогают» психологи и педагоги и почему героине пришлось расстаться с одной из приемных дочек.

Все имена изменены, чтобы мы могли передать правдивую историю без купюр.

Предыстория

В 44 года Ирина, у которой к тому времени уже был взрослый сын, взяла на воспитание первую приемную дочь. Потом – еще двух. Сейчас подумывает о новом приемном ребенке. Воспитанием Ирина занимается одна, без мужа. Вместе с семьей живет ее мама, которая приемным детям была не особо рада. Зато родной сын Ирины эту идею приветствовал, и теперь одна из приемных сестер нянчится с его детьми.

«Мысли были еще давно, когда я работала акушеркой и видела, как мамы отказываются от детей. А потом родила собственного сына, жизнь кипела… Стала массажистом. Много работала, ездила на Север. Мысли о приемном ребенке иногда возвращались. Тем временем сыну исполнилось 18. Ему было уже не до меня… Одна из моих пациенток тогда рассказала, что взяла на воспитание девочку и что ей запомнилась еще одна воспитанница приюта: хорошая такая, симпатюлька. А потом пациентка сообщила, что ту девочку забрали у приемной мамы, которая оказалась ненормальной. Они уже прожили вместе три года.

Мама состояла на учете в Нижнем Тагиле, а не здесь, поэтому ей удалось получить справку на удочерение.

Проблема всплыла, когда ребенок перестал ходить в школу: женщина заперлась дома и девочку тоже не выпускала.

Тогда я решилась. Моя клиентка сказала, что нужно пойти к инспектору соцзащиты, и та дала список из 21 справки, которые надо собрать. Проблем особых с этим не было – справки собрала за месяц. Я пришла в детдом для музыкально одаренных детей, пообщалась с Алисой, и мы друг другу понравились. Ей было девять лет, это было восемь лет назад. А потом получилось, что места много, почему бы не взять еще?

Через несколько лет я взяла вторую девочку – Машульку, а еще через год – Веронику. Из того же детдома. Маша на год старше Вероники.

Когда я взяла Машульку, она была до того очаровательная – я всем своим знакомым говорила, что нужно разбирать детей из детдомов, если все они такие. Творческая личность, умела всем понравиться. Но, видимо, с появлением третьей девочки – Вероники — я не стала котироваться у нее как мама. Может быть, она меня сразу как маму не восприняла.

Маша делала все, только не то, что я ей сказала. Дома попросишь ее убрать свои вещи, а она садится на пол, и все: не буду!

С другими детьми хорошо сходилась. А вот с Вероникой не пошло. Хотя они раньше жили в одном детдоме и изначально Маша была не против, чтобы взять Веронику.

Если что-то шло не так, когда девочки делали уроки, Маша брала шариковую ручку и острием втыкала Нике в ноги.

Зато Маша хорошо училась – на «4» и «5». Причем легко. Классная руководитель очень ее любила. Даже слишком… В третьем классе она Маше заявила, что заберет ее к себе, если я ее вдруг отдам в приют. А потом началось постоянное непослушание – видимо, Маша желала, чтобы я ее отдала.

Не позволила любить

Первый раз, когда она совсем перестала слушаться, я позвонила в приют и попросила поработать с ребенком. Привезла ее. Она там была полторы недели и вернулась – вроде бы все поняла.

Однажды, когда я была в приюте на учебе, у них с Вероникой была сильнейшая драка. Я прихожу домой, моя мама в трансе. Я говорю: что случилось? А мама: Машу убирай, я не дала ей задушить Нику. Говорит, что прямо волоком ее оттащила.

У Вероники синие следы от пальцев остались на шее.

Снова отвезла Машу в приют, чтобы поработали психологи. Когда приехала через две недели, оказалось, что никто с ней так и не работал. Еще через две недели – то же самое. Почему не работали – никто ничего не объяснил. Насколько я потом поняла, они на тот момент уже решили, что Машу из семьи будут изымать. И они уговорили меня написать заявление, что я в связи с нарушением здоровья не справляюсь с воспитанием девочки.

А та учительница, которая на 13 лет меня младше, в приют так и не приезжала.

Сейчас Маша в семье в Серове. Я за нее не беспокоюсь, она свое место в жизни найдет.

На прощанье я ей сказала: очень жалко, что ты не позволила себя любить.

«Какая смешная тетя!»

Когда я пришла на так называемую «Школу родителей» в приют, это было просто смешно. Нам всем предложили нарисовать душу. А потом об этой душе еще и рассказать. Но ведь мы пришли не разбирать собственное психологическое состояние. Мне казалось, что в этой школе должны объяснять родителям, к чему нужно быть готовым и как вести себя в сложных ситуациях: когда ребенок ворует, когда не хочет мыться.

Маша умудрилась украсть туфли у одноклассницы и проходить в них весь день. А потом еще и заявила хозяйке, что это я Маше эти туфли купила. Вероника стянула кошелек у одноклассника с 300 рублями на обеды и потратила их. Алиса своровала деньги у меня.

Когда начались проблемы с Машей, психолог на второй встрече мне сказала, что я такая энергетическая женщина, что у нее после моего рассказа температура подскочила до 39.

Я ей сказала: а вдруг вы помрете, если мы будем работать дальше? Развернулась и ушла.

Детский психолог в приюте тоже насмешила. Когда я привела к ней двух не по годам развитых девиц – Машу и Веронику, им тоже предложили рисовать. Но уже не душу, а что-то черное, которое наваливается на них из-за угла, когда они хотят сделать что-то плохое. Маша быстро нарисовала существо из вчерашнего мультика, а Вероника – срисовала. Психолог была довольнешенька. Когда вышли с ними из приюта, девчонки расхохотались: какая смешная тетя! Я понимаю, еще с 5-6-летними так работать: будто это не они виноваты, что делают плохое, а что-то черное, из-за угла наваливающееся.

От учителей мы тоже натерпелись. Например, через два месяца после того как я взяла Веронику, ее учительница, встретив меня на улице, начала мне рассказывать, что девочка такая-сякая. Учительница была молодая, только институт закончила. А я ей говорю: мы с вами воспитываем ребенка 50 на 50 – половина ответственности лежит и на педагоге.

Вообще Вероника очень много делает хорошего, но потом выдает что-нибудь такое, что с ней не хочется общаться. Нормальный день рождения она получила только в этом году, раньше все время была за что-то наказана.

В школе она научила всех материться, постоянно срывает уроки.

Однажды звонит учительница и говорит, что больше не поведет класс на экскурсии. Они пошли на завод Pepsi, и там стоял огромный чан с сахаром. Вероника больше ничего не придумала, как упасть в чан лицом и есть сахар. Другие последовали ее примеру. Она устраивает клоунаду, чтоб все обратили внимание. Потом говорит, мамочка, я больше не буду. Проходит день-два, и опять звонит учитель.

Читать еще:  Корона российской империи из чего сделана. Венец ювелирного мастерства - знаменитая корона российской империи

Раньше у нее были страшные истерики. Упиралась руками в пол и просто орала без перерыва.

По два с половиной часа, однажды – пять часов. Что я с ней только ни делала – и на голову воду лила, и таскала в ванную — умывала, в конце концов, облила просто водой сидящую. Всегда это было по поводу того, что я начинала проверять математику. И я перестала проверять, чего она и добивалась.

Страх объятий

Тяжело с детьми, которые приходят из детского дома, – они живут по принципу «Я хочу!».

Если вещь не нравится, я ее порву, испорчу – мне дадут другую. И с игрушками так же, с канцтоварами, с чем угодно. В детском доме же спонсоры.

Однажды, после того, как что-то было сломано, они мне заявили: а что, спонсоров-то нет, что ли?

Дети из приюта не понимают, что деньги надо заработать, для этого нужна профессия, чтобы ее получить, надо учиться. А у них: хочу гулять и буду гулять, наплевать на уроки.

В детском доме за ними особо никто не смотрит: в 19:40 закрывается дверь, а до этого твое личное дело.

Разница между своими и приемными детьми очень большая. Конечно, я люблю и сына и девочек, но по-разному. Собственный ребенок – он еще во внутриутробном периоде узнает все твои реакции. Он с самого раннего детства знает, что мама — это существо, которое обижать ни в коем случае нельзя.

Если с собственным ребенком изначально общность, то с ними она выстраивается только сейчас.

Вероника только в этом году поняла, что после школы надо идти домой. Уроки заканчивались полвторого, а домой она могла прийти в шесть. Где была? Гуляла.

Очень много было таких моментов, когда просишь что-то делать, а тебе говорят: отстань, тебе надо, ты и делай.

В ответ на это я обычно садилась напротив и говорила: почему я должна стирать твои грязные штаны, готовить тебе еду, мыть посуду и все остальное, а ты не хочешь сделать элементарные вещи.

Как-то раз после того, как они на даче что-то не захотели сделать: я им поставила по куску хлеба и стакану воды.

А ведь в детском доме – там награда идет ни за что: вкусности, пирожное, вне зависимости от того, как ребенок себя повел. Но надо же ребенку доказать, что он неправильно себя ведет.

Все очень сложно со стороны сексуального воспитания. Они все на свете знают. Уже в 11 лет. Их нужно держать в руках.

Память и внимание у них все же работают не так, как у обычных детей, – организм, видимо, боится что-то запоминать, зная, что может это потерять. Как родную маму.

Еще я поняла, что если их лишний раз к себе прижимать, обнимать, они начинают себя хуже вести. Не знаю почему. Сами-то они рады, когда их обнимешь.

Родная мама

«Мамой» девочки начали называть Ирину сразу.

Алиса не говорила дня два или три. Я просто потом пришла, взяла ее за щеки, сказала: скажи «мама». Потом еще раз…

Я всегда им говорила, что не буду против, если их родители захотят с ними встретиться. Но я объясняла, что на это должно быть разрешение от опеки: мама должна иметь жилье и работать, чтобы вас содержать, тогда вас отдадут.

Разговоры про родных мам были. Вероника говорила, что ее мама ищет и не может найти.

Я не знаю, употребляла ли она сама наркотики или нет, но ее посадили за их продажу.

Уже два года, как ее освободили, не звонит, не пишет. А она ведь не лишена родительских прав.

Бог неслучайно не дает детей

У меня есть знакомые, которые взяли детей на воспитание, не имея своих. Я бы не рекомендовала так делать – у них все закончилось достаточно плохо. Причем и семьи были разные, и дети — начиная от двух лет и заканчивая девятью. Господь ведь, наверное, не просто так не дает детей…

Женщина, которая ходила ко мне на массаж, – у нее приемная девочка в 18 лет получила квартиру, собралась и ушла. Сейчас она нигде не работает, хотя у нее хорошее музыкальное образование. Я, наверное, не смогу просто так отпустить.

Еще один пример. Пара растила ребенка с трехлетнего возраста. А когда у девочки начался подростковый возраст, приемные родители разошлись, у мамы появился другой мужчина, а девочку отправили к бабушке, которой этот ребенок был не нужен. Начались гулянки, в 12 лет девочка стала женщиной…

Другая ситуация – взяли мальчика, а когда у него начался подростковый возраст, пошли девочки, и про родителей он забыл. И родители про него забыли – вот что страшно.

И обратно дети полетели в детский дом.

А тем, у кого уже есть свои дети, – берите! Важно, чтобы была финансовая возможность – театр, кино, книги стоят денег, а государство выделяет на ребенка по 10 тыс. рублей в месяц. Ну и самое главное – внутреннее состояние – если ты любишь людей и можешь прощать. Многие просьбы придется терпеливо повторять раз за разом. Причем нет гарантии, что в конце концов ребенок исправится.

Иногда ребенка берут, только чтобы любить, а его еще надо научить жить.

Об ошибках

Если бы я себя нормально чувствовала, я бы ни за что Машку не отдала.

Господи, что же нам теперь делать?: почему родители возвращают в детдома приемных детей — Наталья Радулова

Что переживает ребенок, которого бросила мать, который не нужен отцу? Об этом известно только маленьким страдальцам. Ведь их, вдобавок ко всему, могут вернуть обратно те, кто дал им второй шанс оказаться в семье…

Девочка с голубыми глазами поставила приемных родителей на грань выживания

Эти дети преданы как минимум дважды. Сначала они остались без кровных родителей, а затем от них отказались приемные. По данным Департамента социальной защиты населения города Москвы, в 2015 году из замещающих семей возвращены 210 детей, в 2016 году — 153 ребенка.

За каждой цифрой — своя драма. И еще не известно, кто изживет ее раньше: ребенок-отказник или взрослый. Потому что вернуть можно, а забыть вряд ли когда-нибудь получится…

У Татьяны (имя изменено. — Е.С.) была дочь, которая умерла в три года от пневмонии. Ребенок сгорел буквально за десять часов. Это боль, которую не лечит время. Она никогда не пройдет. Потом угасла от рака мама. Следом ушла бабушка. Черная полоса не прерывалась.

— У меня распалась семья, мы так и не смогли пережить потерю дочери. Сегодня ей было бы 25 лет, — говорит Татьяна. — Мне даже пришлось поменять профессию педагога, потому что я не смогла больше работать с детьми. Получила диплом экономиста.

Потом она снова вышла замуж и родила сына, но запас любви в ее сердце не истощился. Таня мечтала о девочке, но больше не смогла забеременеть. Врачи поставили ей диагноз бесплодие.

— Мне уже было под сорок, — рассказывает она, — когда я решилась на экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Но несколько попыток оказались неудачными. Как-то смотрели с мужем передачу про девочку, у которой вся семья погибла в жутком ДТП. Ребенок тоже серьезно пострадал. Муж сказал: «Звони! Мы ее возьмем, только не заставляй меня ее любить!» Вячеслав добрый, хороший человек, но из той породы мужчин, кто любит только своих, кровных детей.

Забрать ту девочку они все равно не смогли. Нашлись дальние родственники в другом городе, которые оформили опеку. А Татьяна пошла в школу приемных родителей и стала собирать необходимые документы. Было ощущение, будто ее кто-то вел. Куда ни пойдет, все сразу получалось. Трудности начались потом. Вдруг выяснилось, что найти «своего» ребенка не так-то просто.

— В московских базах детей мало, — делится Татьяна. — Ты видишь ребенка, звонишь, а он либо зарезервирован, либо с букетом болезней. Моя подруга по школе приемных родителей (ШПР) рассказала, что в Калининграде волонтеры ищут приемную семью для шестилетней девочки. Ее мать на днях суд должен был лишить родительских прав. Для меня было очень важно, что ребенок сохранный.

С фотографии на нее смотрела девочка с покарябанным носом, тусклыми, как солома, волосами, которой никто не дал бы шести лет. Но это была она, Александра (имя изменено. — Е.С.). Потом Татьяне прислали видео, и в сердце сразу что-то отозвалось. Она поняла, что больше искать не будет, потому что нашла.

В детский дом она отправилась, нагруженная подарками. Привезла игрушки, обучающие книжки, модные аксессуары для волос и фрукты — ящиками. Потом Саша ей скажет, что никогда не пробовала черешню и персики. Только яблоки.

В казенном доме она воспитывалась с рождения. Ее маму, ученицу коррекционной школы, изнасиловали в 14 лет, через 9 месяцев родилась Саша. Новорожденную девочку оставили в роддоме.

— Ей накануне сказали, что приедет мама из Москвы. В детдоме она всех называла мамами: и педагогов, и нянечек. Так проще: не надо запоминать имена. Александра просто прижалась ко мне, обняла. Она рассказала: «Мне приснился сон, будто прилетел ангел со словами: «Тебя завтра заберут в семью!». Мне ее сразу отдали.

Пока органы опеки готовили документы, мы жили в гостинице. Саша была очень запущенным ребенком. Ручки и ножки в болячках, мозоли на ножках в кровь, потому что обувь никогда не подходила по размеру, голова в мокнущих болячках, замазанных зеленкой. Я ее лечила.

Мы ходили в кино — Саше все было в диковинку. Она просила купить семечки, потому что вкусней ничего не ела. Директор меня предупредила: «У нас с ней проблема. Она ворует, врет». Я спросила у Саши: «Это правда?» Она призналась: таскала у старших девочек баранки и косметику, а помаду просто ела, как лакомство!

Как-то я купила «Доширак», и Саша попросила: «Дай мне тоже попробовать! Когда в детдоме мальчишки это ели, я допивала за ними жижу!» — со слезами вспоминает Татьяна.

Александра рассказывала ей свою жизнь, в которой были и драки, и побои. Татьяне словно открывалась другая сторона луны, незнакомая и пугающая, где существовала, к примеру, такая дикая традиция, как «время старших».

Когда педагоги уходили домой, а дежурные воспитатели мирно спали, старшие дети малышей раздевали догола и заставляли выполнять разные прихоти: «успокаивали» под холодным душем, заставляли на мизинчиках держать детские кроватки, непокорных били полотенцами. Из-за того что Сашу не раз ловили на воровстве, с ней почти никто не хотел играть — и она чувствовала себя изгоем.

Читать еще:  Как выглядеть более женственной? Саморазвитие и самообразование. Как выглядеть женственно, не принимая образ игривой кокетки

Приемная дочка повторяла: «Я самая счастливая девочка на свете! Я знала, что ты придешь». В московском аэропорту сын и муж Татьяны встречали Сашу с надувными шариками. В квартире приготовили море игрушек, купили кроватку и стол. Старую одежду выкинули — девочку одели с иголочки. Когда Таня помыла Сашеньке ножки и поцеловала их, как целуют маленьким детям, девочка растаяла: «Мне никогда не целовали ножки!»

— Сначала все было хорошо. А через месяц-два у меня началось отторжение, — признается Татьяна. — В ШПР нас предупреждали, что пик возвратов приходится именно на первое время. Меня в Саше раздражало все: даже прикосновения и запах — чужой, не родной. Я понимала: через это надо пройти.

Вы слышали про РРП? Это реактивное расстройство привязанности, которое встречается у детей, с младенчества лишенных любви и тепла. Этих детей никто не обнимал, не прижимал к себе. Оставленные в роддоме малыши сначала плачут, потом молчат. Они никому не доверяют и рассчитывают только на себя. Отсутствие любви замещают едой, а потом — сексом, алкоголем и наркотиками. И практически нет психологов, которые работают с этим расстройством. Я помню, как Саша никак не могла наесться и прятала продукты под подушкой.

Девочка не умела ни читать, не писать. Татьяна наняла няню, у которой был опыт работы с такими детьми. Занятия с логопедом, педагогом, консультации у психолога — на приемную дочь денег не жалели. Из-за тесной обуви, которую она носила в детдоме, у нее были искривлены стопы, но справились и с этим: помог балет. Девочка, жаловавшаяся на боль в ногах, стала ходить с папой на длинные расстояния. Глядя на красивую, ухоженную девочку, никто бы не догадался, что это ребенок из детского дома. Ангелочек с бантиками!

— Она могла быть и ласковой. Любила обниматься, целоваться. Но то, что у меня есть семья, в ее планы не входило, — грустно замечает Татьяна. — Мама должна была быть только ее, и больше ничьей.

Саша начала мстить моему сыну Руслану: резала его вещи, крушила конструкции, которые он строил. Мы ее не наказывали, но каждый день что-то случалось. Она настраивала мужа против меня, и наоборот. Пыталась превратить нашу семью в подобие детского дома.

Сейчас понимаю свою главную ошибку: я просто растворилась в Саше, стремилась вернуть ей все, что она недополучила в детстве. Но мою любовь она расценивала как слабость.

Однажды Александра уронила Руслану на руку кольца от гантелей. Мальчик онемел от боли. Поехали к врачу: перелом мизинца. Саша хлопала длинными ресницами: «Я это сделала случайно!»

— Сын мне тогда сказал: «Мама, она уничтожит меня!» Муж боялся, что она сделает нашего мальчика инвалидом. Он готов был забрать сына и уйти.

Когда мы ее только взяли, я бежала домой с радостью. Потом не хотелось идти: сидела на работе допоздна. Начались проблемы со здоровьем: давление, сердце. Нам говорили в ШПР, что детдомовский ребенок — это сложно, что неизбежны откаты, но я не могла даже предположить, как будет на самом деле.

Александра словно испытывала ее на прочность. Кромсала ножницами обувь, резала платки, пальто, платья и постельное белье. Это был настоящий квартирный террор.

Бывало, они вместе сидели и ревели. В одном из разговоров по душам Саша призналась: «Я тебе мщу!» — «За что?» поразилась Татьяна. — «За то, что ты не разрешала фильм смотреть, за то, что Руслана больше любишь!» — «Почему ты так решила?» — «Потому что ты его родила! Я ведь знаю, что ты не моя мама!»

Она ревновала Татьяну даже к цветам. Так и говорила: «Ты их любишь больше, чем меня!» Вырвала с корнем диффенбахии, а китайскую розу полила водой со стиральным порошком.

Это письмо Александры к биологической маме, которое Татьяна сама записала на видео, она помнит наизусть.

«Здравствуй, мама! Я давно тебя ждала и надеялась, что ты меня заберешь. Я тебя не помню, но я знаю, что ты есть. Я не прижилась в этой семье и не смогла их полюбить. Я жду, что ты приедешь. Я закончила первый класс. У меня хорошие оценки, я хорошо умею читать, писать, знаю английский язык. Я умею готовить, если ты не умеешь, я тебя научу. Я помогу, если тебе очень сложно. Но я люблю тебя такую, какая ты есть».

Детская психика так устроена, что тоску по матери почти ничем не изжить. Психолог, к которому обращалась Таня, советовал отправить это видео адресату и дождаться ответа: только тогда Александру отпустит, потому что надежда, что «мама приедет и меня заберет», не дает ребенку прижиться в новой семье.

Татьяна нашла профиль непутевой мамы в одной из социальных сетей, написала письмо, но ей не ответили. Тогда она передала видео через преподавательницу коррекционной школы, где училась мама Александры. Педагог навестила свою бывшую ученицу и пришла в ужас: «Я будто побывала в глубинах ада! Она опять беременна неизвестно от кого. В доме грязь, груды пустых бутылок».

Два года борьбы за ребенка окончились полным поражением. Татьяна чувствовала, что идет внутреннее выгорание души, что у нее ничего не получается. Она уже приняла решение.

— Саша уничтожала все, что мне дорого, — глухо говорит Татьяна. — Последней каплей стал сломанный хвост моей собаки. Мы недоумевали, почему добрейший пес, который любит абсолютно всех, на Сашу рычит.

Потом заметили, что собака перестала вилять хвостом и взвизгивала, стоило только до него дотронуться. В ветеринарной клинике нас спросили: «А вы что, не знали, что у нее хвост раздроблен? У нее было несколько переломов». В наше отсутствие Саша прищемила маленькой собачке хвост дверью.

Я никогда не поднимала на нее руку, даже когда она сломала моему ребенку палец. Но в тот день впервые дала ей пощечину. Я поняла, что это все, конец.

Вернуть Александру в детский дом она считала предательством и начала искать ей приемную семью. У девочки не было ни слезинки, когда она переехала в новый дом.

— Она им сразу понравилась. Все ведь хотят блондинку с голубыми глазами, но никто не знает, что там внутри, хотя я предупредила: «За этой ширмой скрывается волчонок». Предложила свою помощь, если будут проблемы.

Александра уже полгода там. Она все-таки вспоминает меня, но спокойно, без надрыва. А мои отношения с ее приемными родителями постепенно сошли на нет. Мы решили, что так будет лучше, в первую очередь для ребенка. Я даже стерла их телефон, но сердце все равно болит.

За это время они с Сашей встречались два раза на нейтральной территории. Последний раз Таня видела ее еще в июле, когда приехала поздравить ее с днем рождения. Девочка, которая недавно на ней буквально висла, вежливо протянула руку: «Татьяна, я рада вам. У меня все хорошо!» Это было как ожог. Но сейчас она хочет верить, что жизнь этого ребенка наладится.

— Моя главная ошибка — я брала ее для себя. Мамы, потерявшие детей, не всегда обретают счастье, когда берут приемного ребенка. Если хороший психолог копнет глубже, он поймет: сначала надо лечить наши травмированные души. И еще я поняла, что не надо ждать благодарности от ребенка. Это ведь наш выбор, а не его.

— Основными ошибками приемных родителей, принявших решение о возврате приемного ребенка, являются переоценка своих сил, недостаток психологических ресурсов и педагогической компетенции, отказ от предлагаемой им помощи специалистов в разрешении сложившейся в замещающей семье ситуации, — объясняет Алла Дзугаева, заместитель руководителя Департамента социальной защиты населения города Москвы. — В настоящее время в столице функционирует 56 уполномоченных организаций, осуществляющих сопровождение замещающих семей, которое предусматривает оказание профессиональной консультационной, юридической, педагогической и социальной помощи. В то же время это сопровождение носит для граждан добровольный характер и осуществляется только с их согласия.

По данным департамента, из замещающих семей, как правило, возвращаются дети подросткового возраста, которые вошли в пубертатный период с сопутствующими ему проблемами поведения и развития. Среди причин возврата чаще всего указывают состояние здоровья как попечителей, так и ребенка и отсутствие взаимопонимания.

— Для большинства детей возврат из замещающей семьи является психологической травмой, — констатирует Алла Дзугаева. — В связи с этим, если не удается устроить такого ребенка сразу же в другую замещающую семью, он направляется в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, где с ним активно работают специалисты (психологи, социальные педагоги и пр.). Одновременно орган опеки и попечительства организует работу по подбору ребенку новой замещающей семьи с учетом потребностей ребенка, особенностей его развития и состояния здоровья.

У Елены Мачинской, психолога фонда «Измени одну жизнь», три дочери: одна родная и две приемные девочки-подростка Аня и Нюра. До этого Аню дважды возвращали в детский дом — люди с ней не справлялись. Но когда в доме появилась Нюра, Елена поняла, что первая приемная девочка — просто ангел. Было все: и ложь, и воровство, и манипуляции, и многочасовые истерики, и приступы агрессии.

— У меня не было мысли вернуть ее в детский дом, — откровенно говорит Елена. — Я знала, что буду бороться до последнего, потому что надо идти до конца, если от тебя зависит судьба человека. Не оправдываю тех, кто срывается и возвращает ребенка в интересах своей семьи и детей, но хорошо представляю, что значит быть на грани. Не все могут это выдержать…

Она помогает многим приемным родителям в трудных ситуациях выгорания, когда опускаются руки. По ее мнению, основная ошибка большинства — завышенное самомнение, помноженное на иллюзии. Им кажется, что ужасов адаптации, о которых предупреждали в ШПР, в их семье уж точно не будет. Они же выбрали хорошего ребенка! А то, что он не скажет спасибо за то, что его приютили, но будет испытывать их на прочность, реализовывая свои сценарии поведения, в расчет не берется. У этого ребенка уже есть опыт предательства, который запускает защитные механизмы в виде скандалов, агрессии, побегов.

Мой вопрос о том, сколько времени ушло на адаптацию девочек, ставит Елену в тупик. Она не сразу вспоминает, в каком году взяла своих двух Ань, а потом смеется: «Когда перестаешь помнить дату, когда ты взял ребенка, это точно уже твой!»

А Татьяна верит, что пройдет время и ее душа успокоится. «Я не справилась, но осталась жива и сохранила семью. Верю и знаю, что кто-то вел меня именно по этому пути, и моя миссия, наверное, была именно в этом… забрать Сашу из детского дома», — написала мне она.

Источники:

http://fotonons.ru/wall/gospodi-chto-zhe-nam-teper-delat-pochemu-roditeli-vozvrashchayut-v/
http://eanews.ru/news/society/Bog_nesluchayno_ne_daet_detey_Ekaterinburzhenka_rasskazala_pochemu_vernula_rebenka_v_detdom_24_08_2017
http://azbyka.ru/deti/pochemu-detejj-vozvrashhayut-obratno-v-detdom

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector