Из чего алхимики хотели получить золото. Золото алхимиков: история алхимии

ДЕЛАЛИ ЛИ АЛХИМИКИ ЗОЛОТО?

Немногочисленные энтузиасты будут утверждать: конечно же, делали! И даже сейчас еще существуют монеты, на которых написано, что они сделаны из золота, полученного алхимическим способом. Другие, представляющие рационалистически мыслящее большинство, не менее убежденно будут твердить: все алхимики были в лучшем случае шарлатанами, а в худшем — мошенниками, и алхимия вообще не наука, а сумасшедшая мать примерной дочери — химии.

Чтобы не ввязываться сразу в бурную полемику, попробуем начать с более простого вопроса: а можно ли получить золото из чего-то другого? Простейший ответ, вроде «нет, ведь если бы кто-то знал, как это делается, то наделал бы его в огромных количествах», нас не устроит. Ведь несомненно, что сегодня мы не знаем многих секретов, которые были известны мудрецам и магам древности и даже простым ремесленникам. При всей мощи и совершенстве современной строительной техники мы не в состоянии соорудить пирамиды, повторяющие египетские, хотя они возведены тысячи, а то и десятки или даже сотни тысяч лет назад.

То, что мы сейчас не можем воспроизвести многие алхимические опыты, не должно приводить нас к выводу, что это невозможно в принципе. Конечно, превращения свинца или ртути в золото невозможно добиться в химических реакциях. Но это говорит только о том, что «дочке» химии еще очень далеко до ее «матери».

Более того, составляющие вещество химические элементы в процессе химических реакций не изменяются «по определению» — на этом основана вся химия. Например, если в реакции участвует поваренная соль (NaCl), состоящая из натрия и хлора, то в результате мы получим вещества, которые будут содержать и натрий, и хлор, причем точно в тех же количествах, что и до реакции. Так что с точки зрения химии превращение свинца в золото просто абсурдно.

Но! Возьмем два куска урана-235 и соединим их друг с другом. Если их суммарная масса окажется больше критической, то последует взрыв. Реакция деления урана, которая идет в нем постоянно, становится цепной, лавинообразной, и вызывает бурное выделение энергии, дающее взрыв. Но если бы после взрыва нам удалось собрать все осколки и все, что получилось в результате, то мы бы с удивлением обнаружили, что там не хватает урана, зато появились другие элементы таблицы Менделеева, которых не было раньше. Среди них будут и продукты деления урана, и более тяжелые, чем уран, элементы. Они возникают в результате интенсивного облучения нейтронами, выделяющимися при делении урана.

Таким образом, вместо одного химического элемента мы получаем целый набор элементов, которые мы «создали» из исходного урана.

Более того, для природы в этом процессе нет ничего необычного, просто в естественном состоянии концентрация урана в породе очень мала, и процесс деления, при котором точно так же создаются новые элементы, идет тысячи лет. Соединяя же уран в определенную критическую массу, мы ускоряем природные процессы в миллионы раз, и образование новых элементов идет столь бурно, что сопровождается взрывом. Таким процессом очень сложно управлять, что показывают некоторые аварии на атомных электростанциях. Но получается, что с позиции наших современных знаний о природе преобразование одних элементов в другие не является чем-то невероятным, выходящим за рамки физических законов.

Так что, признав физическую возможность получения одних химических элементов из других, мы должны признать и принципиальную возможность превращения некоторых веществ в золото.

Таким образом, поставленный в заголовке статьи вопрос переходит в плоскость доверия к тем или иным историческим источникам, так как на сегодняшний день нам не известны люди, которые могли бы продемонстрировать подобные трансмутации на практике. И тут энтузиасты алхимии получают мощную поддержку — ведь истории известны многочисленные случаи подобных опытов, часть из которых была проведена или зафиксирована весьма уважаемыми учеными.

Что же до случаев разоблачения лже-алхимиков, то мошенников и шарлатанов во все времена существовало множество. Многие стремились к алхимии, чтобы разбогатеть, получить власть при помощи золота, но никто в этом не преуспел. Однако если алхимия была только обманом или заблуждением, то почему она просуществовала тысячи лет? Ведь ее корни уходят в Древний Египет.

Алхимики верили во внутреннее единство природы, в то, что все связано со всем, и все это движется, эволюционирует. И, как утверждают многочисленные источники, это была не просто вера, а знание, которое давало человеку власть над материей. Основная идея алхимиков — существование единой первичной материи, из которой состоит все; это и дает основу для всеобщей трансмутации веществ и элементов.

Согласно алхимии, все металлы являются ступеньками одной лестницы, ведущей к совершенству. На вершине этой лестницы — золото, самый совершенный, самый благородный металл, не подверженный коррозии, удивительно пластичный и в то же время прочный, сам цвет которого — золотой, как цвет Солнца, — говорит о совершенстве.
На нижней ступеньке — свинец, металл наиболее далекий от совершенства. Алхимики считали, что в природе происходит постепенное движение от менее совершенного к более совершенному, идет эволюция веществ. А раз так, то этот процесс можно значительно ускорить в алхимической лаборатории, позволив свинцу поскорее превратиться в золото.

И тут на сцену выходит философский камень, или, как его еще называли, «камень философов». Многие современные исследователи считают его просто неким катализатором, который помогает идти алхимическим процессам, — и отчасти, наверное, так оно и есть. Но суть философского камня — в другом.

Для алхимиков не было разделения на «живую» и «неживую» природу — вся природа живая, всюду идет жизнь. И эволюция всех веществ — это не простое механическое улучшение их физических качеств, а, если можно так выразиться, их «духовный рост».

Если читателя смутит подобное выражение применительно к тому, что он считал неживой материей, пусть он вспомнит, например, о том, что мы естественно называем некоторые металлы благородными, хотя само слово «благородство» подразумевает наличие неких внутренних качеств, которые мы обычно связываем с человеком. А может быть, золото и серебро не подвержены коррозии именно благодаря своему внутреннему «благородству»?

Читать еще:  Как и когда просить прощения, чтобы его получить. Как правильно просить прощение в Прощённое воскресенье и как отвечать

Алхимия превращает в совершенное то, что природа оставила несовершенным, и очищает все вещи силой духа, который содержится в них. И философский камень представляет собой скорее некий «духовный субстрат», квинтэссенцию духовной эволюции или того самого «внутреннего благородства», нежели просто вещество, хотя он и существует материально — его описывают как некое вещество, обычно красноватого цвета. Его можно образно представить себе как частичку чистейшего духа, или духовного начала, «пойманную» в веществе.

Тогда можно понять, почему добавление мельчайшей части философского камня в неблагородные металлы преображает их, делая благородными, — духовное начало, содержащееся в нем, облагораживает их, заставляя «бежать» по ступеням эволюции. Можно понять, почему из философского камня изготовляется панацея, универсальное лекарство от всех болезней, — ведь стоит «прибавить» в человеке духовное начало, и все болезни отступают. И можно понять, почему философский камень служит основой алкагеста, универсального растворителя, ибо дух всегда сильнее материи, и никакая материя не может устоять против него.

Откуда же берется эта суть «камня философов», этот субстрат духовного начала? Как ни парадоксально это звучит — из души алхимика, а точнее, из его бессмертного духа.
Алхимики всегда утверждали, что в процессе изготовления философского камня человек сам должен внутренне преобразиться. Можно сказать, что эти два превращения — создание философского камня и трансмутация, духовный рост алхимика — просто две грани одного и того же процесса, одной и той же эволюции. А получившийся в результате многолетних трудов философский камень — это всего лишь зримое подтверждение духовного пути алхимика, которому после этого уже не нужны ни золото, ни почести, ничто материальное. В подтверждение этого история рассказывает нам о сказочно богатых алхимиках, которые тратили свои огромные состояния на помощь бедным, на общественное благо, оставляя себе только необходимое.

После всего этого становится понятно, что алхимия — это путь немногих. И на этом пути никого нельзя обмануть, ведь если ты пришел только за золотом, ты не получишь ничего, а если ты пришел стать Человеком, ты получишь все, если, конечно, дойдешь до конца.

Могли ли алхимики делать золото? И могли, и делали: но само золото не играет тут никакой роли!

Интересна история шотландского дворянина Сетония. В 1602 году он совершил в Голландии ряд удачных трансмутаций. Это принесло ему славу, и несколько лет спустя он оказался в Страсбурге, где поселился у известного золотых дел мастера Гюстенгофера, которому оставил немного философского камня. Император Рудольф II пригласил Гюстенгофера в Прагу. Но философский камень, оставленный Сетонием, скоро был израсходован, и неудачному трансмутатору, не умевшему изготовлять золото, пришлось умереть в тюрьме.

Самого Сетония судьба занесла в Саксонию, где Христиан II заточил его в темницу. Несмотря на неимоверные пытки, доведшие его почти до смерти, алхимик упорно хранил свою тайну. Из тюрьмы его вызволил поляк Сендзивой и привез в Краков. Здесь Сетоний умер от нанесенных ему увечий, но перед смертью дал Сендзивою свой философский камень, не открыв секрета его изготовления. С помощью этого средства Сендзивой обращал разные металлы в золото при дворе Сигизмунда III в Кракове, о чем существуют несомненные исторические свидетельства, и был приглашен в Прагу, где император Рудольф, получив от него немного порошка, сам совершил чудесную перемену.

В Вюртемберге князь Фридрих принимал Сендзивоя с высокими почестями, но позавидовавший ему алхимик Мюленфельс тайно захватил его, отнял философский камень и посадил в темницу. Когда это было открыто, Мюленфельс в наказание был повешен, но Сендзивой камня обратно не получил, сам сделать его не умел и обратился в простого авантюриста.

После Роджера Бэкона в Европе многие занимались алхимией. Расцветом ее считается XIII век. Разносторонний ученый Альберт Великий, Арнольд из Виллановы, Раймунд Луллий — целая плеяда знаменитых ученых, опиравшихся на знания своих предшественников, в частности на работы арабского ученого X века Джафару (Гербера), посвятили все свои силы поставленной проблеме, которая была одобрена таким авторитетом, как Фома Аквинский.

Раймунд Луллий — философ, писатель, автор нескольких сотен сочинений, разработчик первой логической машины — при жизни пользовался репутацией искуснейшего алхимика, достигшего при помощи алхимии всего, что она может дать. Он утверждал, что с помощью философского камня можно превратить любое количество ртути в золото.

«Возьми кусочек этого драгоценного медикамента величиной с боб. Брось его на тысячу унций ртути — последняя превратится в красный порошок. Прибавь унцию этого порошка к тысяче унций ртути — и она также превратится в красный порошок. Если из этого порошка взять одну унцию и бросить на тысячу унций ртути — все превратится в медикамент. Брось унцию этого медикамента на новую тысячу унций ртути — и она превратится в золото, которое лучше рудничного».

«Заметь очень хорошо, — писал Луллий, — материал камня философов дешев. Его находят повсюду».

Известный голландский ученый-химик Ян Баптист ван Гельмонт (1579-1644) писал в своей книге «О жизни вечной»: «Я не раз видел и держал в руках камень философов: по цвету он похож на шафрановый порошок, только тяжелый и блестящий, как размельченное стекло».

И там же: «Однажды мне была дана 1/4 грана (граном я называю 1/600 часть унции). Я соединил эти четверть грана, завернутые в бумагу, с 8 унциями ртути, нагретой в реторте. И сразу же вся ртуть с шумом застыла, перестав кипеть. После того как все остыло, осталось 8 унций и немного меньше 11 граммов чистого золота».

В другом своем сочинении ван Гельмонт описывает, как несколько раз превращал подобным же образом ртуть в золото при помощи крупиц философского камня. «Я делал эти превращения собственной рукой при помощи одного грамма порошка на 1000 граммов горячей ртути, и опыт увенчался успехом на огне, как и описывалось это в книге, к величайшему восторгу всех, кто стоял вокруг меня. «

Читать еще:  Какие дезодоранты лучше использовать? Виды и фирмы дезодорантов. Какой выбрать дезодорант и как найти лучшее средство от пота

Ван Гельмонт признается, что состав философского камня так и остался не известен ему. Оба раза он получал его из рук человека, которого не знал.

Йоганн Фредерик Гельвеций, известный врач и ученый XVII века, утверждал, что в 1666 году его посетил некий незнакомец, обнаруживший высокие познания, который показал ему три кусочка камня, «каждый размером с небольшой грецкий орех, прозрачный, бледного серого цвета». После долгих уговоров незнакомец согласился оставить Гельвецию кусочек этого камня. На следующий день Гельвеций ожидал, как было условленно, прихода незнакомца, но тот так и не появился.

Тогда Гельвеций, решив, что это был какой-то проходимец и лжец, и желая удостовериться в этом, растопил, как ему было сказано, 6 драхм олова и в присутствии сына и жены высыпал туда полученный порошок.

«Когда состав остыл, — писал Гельвеций, — он сиял, как золото. Мы немедленно отнесли его к ювелиру, который сразу сказал, что это самое чистое золото из всех проб, когда-либо попадавшихся ему, и тут же предложил заплатить за него по 50 флоринов за унцию».

Когда об этом случае стало известно Баруху Спинозе, философ лично разыскал ювелира, купившего это золото, который подтвердил рассказ.

«После этого, — рассказывает Спиноза в одном из писем, — я отправился к самому Гельвецию, который показал мне и самое золото, и плавильник, изнутри еще покрытый золотом».

История алхимии — самая древняя наука или мистическая философия

Алхимия — это искусство без искусства, которое вначале лжет, в середине работает и кончает нищетой.

Если бы алхимики услышали, как их великую науку скучно называют «донаучный период в развитии химии», они бы жестоко оскорбились. Действительно, почти 2 тыс. лет волшебства, зашифрованных рукописей, жестоких преследований, ужасающих смертей и величайших открытий всего-навсего «донаучный период»?!

На самом деле алхимия, с точки зрения ее приверженцев, это философское учение. А все практические алхимические достижения от нашатыря, полученного в Древнем Египте, до черного пороха, изменившего всю политическую карту Европы, — всего лишь побочный результат.

История алхимии

История алхимии достаточно туманна до сих пор точное происхождение алхимии неизвестно. Большинство историков относят это событие к Египту III-IV вв. до н.э., хотя есть свидетельства, что примерно в это время аналогичные исследования проходили и в Древнем Китае, и в Индии. Само название «алхимия» арабского происхождения, предположительно от египетского слова «хеми» — черный или от древнегреческого «химерос» — смешивание. В Древнем Египте алхимия (которая тогда еще не называлась алхимией) представляла собой религиозно-философское течение, носившее мистический характер и представлявшее собой гремучую смесь из теорий Аристотеля о 4 первоэлементах, халдейской астрологии, персидской магии и технологических достижений того времени, в числе которых были нашатырь и яркие краски.

Золото из свинца

Небесным покровителем алхимии считался Гермес, поэтому потом, в средние века, алхимию нередко называли «герметизмом». Египетские алхимики первыми высказали идею о том, что один металл можно превращать (с помощью алхимии!) в другой. Естественно, прежде всего, египтянам хотелось превратить что-то обыденное в золото. Идея трансмутации металлов и мгновенного обогащения (весь свинец — в золото!) стоила жизни очень и очень многим, однако золото из свинца так и не вышло.

И в первую очередь самим древнеегипетским алхимикам. В конце III в. египтяне подняли восстание против римского императора Диоклетиана. Восстание было жестоко подавлено, а все папирусы, в которых рассказывалось об изготовлении золота и серебра, были сожжены. Таким способом Диоклетиан пытался подорвать экономику Египта и уничтожить возможный источник богатства.

В Древнем Китае алхимики занимались в основном проблемами добычи, выплавки и обработки металлов. Некоторые основы философии в эти сугубо практические знания внес Лао-цзы. Древние индийцы, в отличие от китайцев и египтян, не уделяли особого внимания практическим опытам, отдавая предпочтение трансмутации самого человека и достижению мистических состояний.

Арабы — хранители античных знаний

После падения Римской империи центр алхимических исследований перемещается на арабский Восток. Арабские ученые сохранили большое количество античных трудов — базовое знание алхимии и добавили к ним свои размышления.

Именно арабы, а конкретно Джабир ибн Хайян, ввели в алхимию представление о философском камне, т.е. некоей волшебной субстанции, которая может превращать любые металлы в золото, а также исцелять все болезни и давать бессмертие. Ибн Хайян же связал арабские буквы с названиями веществ, тем самым весьма усовершенствовав секретность алхимических знаний. Арабские алхимики первыми создали дистилляционный аппарат для своих естественнонаучных исследований. Попав в Европу, этот аппарат произвел переворот в производстве алкогольных напитков.

В VII в. арабы захватили Пиренейский полуостров (территория современной Испании). Это дало возможность европейцам начать изучать научные достижения арабского Востока и античные труды. Как это ни удивительно, христианские монахи и священники изначально ничего против алхимии не имели, более того, активно способствовали ее распространению. Доминиканец Альберт Великий сам писал книги по алхимии и ввел ее в курс преподавания в Сорбонне, Фома Аквинский много изучал античные алхимические рукописи и т.д.

Основными своими целями алхимики средних веков полагали:

  • создание философского камня для осуществления трансмутаций;
  • достижение вечной молодости и бессмертия;
  • достижение счастья.

Алхимики средних веков активно прибегали к помощи различных магических обрядов и заклинаний и чрезвычайно широко развили мистические основы алхимии. Все их исследования отличались таинственностью, секретностью, различными шифрами и метафорами. В общем и целом средние века изрядно обогатили философские начала алхимии. И уже в первой половине XIV в. папа римский запретил алхимию в Италии, тем самым положив начало «охоте на ведьм».

Эпоха Возрождения

В эпоху Возрождения алхимия все больше и больше отходит от своих философских начал, занимаясь практическими задачами металлургии, медицины, горного дела и т.д. Были открыты многие кислоты, активно изучалось влияние химических веществ на здоровье, в чем большую роль сыграл Парацельс и т.д.

Одновременно с этим Европу, в особенности королевские дворы, охватывает золотая лихорадка. Практически все монархи стали держать при дворе одного или нескольких алхимиков, чтобы те с помощью философского камня помогли им обогатиться.

С одной стороны, это дало изрядный толчок развитию различных технологий. Так, при саксонском дворе алхимики сумели первыми в Европе сделать фарфоровые изделия. С другой стороны, многочисленные неудачи послужили причиной многих смертей. Например, герцог Вюртембергский, потратив на алхимика Генадера 60 тыс. ливров и не получив никакого результата, повесил ученого на позолоченной виселице. Открытие Америки и массивный приток золота оттуда заметно уменьшили роль алхимии. К тому же среди ученых начинают преобладать не алхимические, а атомарные теории (заложенные еще Демокритом), и практическая алхимия постепенно начинает превращаться в знакомую нам химию. Впрочем, философско-религиозные основы учения не давали спокойно спать многим и многим. И в XIX, и в ХХ в. то тут, то там организовывались тайные сообщества, берущие основу в мистических рассуждениях средневековых алхимиков.

Читать еще:  Безопасные тени для век. Подбирай оттенок теней под свой цветотип. Яркие матовые тени жёлтого, синего и мятных оттенков

Алхимия — сумасшедшая мать разумной дочери

2 тыс. лет существования алхимии дали начало многим открытиям, широко использующимся и сейчас. Кислоты, способы получения солей, дистилляция, в том числе и с противотоком, черный порох, спирт и его перегонка, купорос, квасцы, получение амальгамы, эфир, фосфор и многое, многое другое берет свое начало в трудах алхимиков.

Таинственность и мистицизм, окружавшие алхимию, послужили толчком для самых разнообразных литературных произведений: от «Фауста» до «Гарри Поттера», (герой последнего в одной из книг отыскивает философский камень и его изобретателя — алхимика XIV в. Николя Фламеля).

Более того, несмотря на то, что все «чудеса», совершаемые алхимиками, все открытия алхимии полностью объяснимы с точки зрения современной химии, до сих пор некоторые люди продолжают поиски волшебного философского камня. Впрочем, практические достижения алхимии остались в далеком прошлом. А вот ее философско-мистические основы, как это ни удивительно, продолжают привлекать многих.

Золото алхимиков: история алхимии

Алхимия как наука «о сотворении» золота появилась в третьем-четвёртом веках до нашей эры в Древнем Египте, но только в средневековье распространилась на все европейские страны.

Целью алхимиков было найти т.н. «философский камень» якобы если подмешивать его к серебру или ртути, нагревая до высокой температуры, получится слиток золота. В подобных результатах этого процесса были уверены даже такие известные ученые: Авиценна, Бэкон, Лейбниц и Барух Спиноза.

Выдающийся врач XVII в. Гельвеций сообщал, что в 1666 г. к нему зашел один человек, имеющий необыкновенные знания во многих науках. Мужчина дал ученому пару граммов порошка, который, по его утверждению, осуществляет превращение некоторых металлов в золото. Утром Гельвеций нагрел олово и насыпал этот порошок в расплавленный металл. «Когда смесь остыла, она сияла. Мы всей семьей пошли к ювелиру, и он определил это как «золото высочайшей пробы!». Спиноза нашел золотых дел мастера и тот подтвердил все, что говорил Гельвеций.

В 1648 г. император Австрии Фердинанд III, насыпав порошкообразное вещество, которое ему предоставил алхимик Рихтгаузен, самостоятельно получил из ртути золото, и из него была изготовлена медаль с изображением Меркурия. Она до начала XIX в. находилась в казначейском хранилище Вены.

В 1705 г. занимавшийся алхимией Пейкюль и несколько человек — свидетелей, в том числе химик Гирн, произвел превращение и из этого слитка выбили специальную медаль.

В Париже в XIV в. переписчик Николя Фламель, занимаясь своей работой, случайно обнаружил древнейший пергамент с изображенными на нем таинственными символами. Николя безрезультатно потратил больше 20 лет, чтобы разобраться в этих символах. Затем он направился в Мадрид, и спустя пару лет нашел человека, который расшифровал все знаки. После этого Фламель занялся опытами и в январе 1382 г. ему повезло!

Знаменитый Эдисон и непредсказуемый Никола Тесла тоже попытались найти решение. Несколько месяцев они уединялись в лаборатории и занимались таинственными опытами. Избегая излишне любопытных глаз, они плотно задвигали шторы, а покидая помещение, тщательно проверяли запоры. Они подвергали облучению рентгеновскими лучами, электроды аппарата были покрыты слоем золота, тончайшие серебряные пластины.

Химик Стефен Эмменс, который ранее изобрел взрывчатку для минирования, заявил журналистам, что владеет секретом «философского камня». Стоит отметить, что слитки после тщательных анализов были приобретены ювелирами. Эмменс дал согласие на выступление и демонстрацию этих процессов на парижской выставке в 1900 г., однако не приехал, а затем вообще пропал из виду.

Подобная судьба ожидала и профессора Адольфа Миетхе из Германии, который в 1924 г. объявил, что знает секрет и несколько раз успешно прибегал к этому методу.

В это время появилось огромное количество мошенников, использующих разнообразные ухищрения, чтобы обмануть доверчивых горожан. Если такого «умельца» уличали в мошенничества, ему грозила виселица. А если доказать обман не удавалось, то власти считали, что он связан с нечистой силой и его ждало пожизненное заключение в темнице. Из этого замкнутого круга было трудно выйти, сохранив свою жизнь и для проведения подобных опытов необходимо было иметь большое мужество.

Знаменитый химик Й. Берцелиус из Швеции проращивал листья салата на гидропонике и поливал лишь очищенной водой. Через некоторое время сжег растения и изучил состав золы, оказалось, что серы в золе вдвое больше, чем в семени! Известный биолог Луи Кервран из Франции выращивал по такой же методике овес и оказалось, что спустя месяц количество кальция в колосках возросло в четыре-семь раз.

Профессор Д. Бертран, преподававший в Парижском университете, больше 20 лет, занимался такими же опытами и пришел к невероятному результату: «Мне начинает казаться, что растение «знает» секрет алхимиков и ежедневно преобразуют различные химические элементы!». Но не только растительный мир имеет способность преобразования элементов. Куры получали овес с определенным количеством кальция. Однако в скорлупе их яиц было намного больше этого химического элемента, чем содержал их корм.

Ученые-геологи уверены, что аналогичное превращение происходит и в неживой природе. Российский геолог П. А. Корольков, утверждает, что практически все месторождения руды возникают как результат превращения элементов.

«Золото растет под землей» — уверяли в старину. Такого же мнения придерживался и величайший ученый Леонардо да Винчи: «Присмотритесь к ответвлениям руды, и вы заметите на их кончиках отростки!».

Писатель-фантаст Артур Кларк говорит, что в лабораториях опыты по превращению элементов будут возможны уже к середине нашего столетия.

Источники:

http://www.krugozormagazine.com/show/zoloto.205.html
http://sueveriya.ru/archives/1358
http://www.alto-lab.ru/zanimatelnya-himia/alhimia/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector