«Мы должны говорить друг с другом. Мы не разговариваем друг с другом несколько дней

Поссорившись, мы не разговариваем друг с другом несколько дней

«Мы живём с мужем, как мне кажется, какой-то странной жизнью — поссорившись, мы не разговариваем друг с другом несколько дней.

Раньше эти периоды молчания длились несколько минут, потом несколько часов, день, потом 3дня, а сейчас мы можем не разговаривать друг с другом несколько недель.
То у нас периоды затишья, когда мы вроде бы и любим друг друга и понимаем, то можем ссориться и не разговаривать друг с другом несколько дней.
Мой муж — человек настроения, то у него доброе и хорошее расположение духа, он на подъёме, всех любит: и меня, и детей, и каждому уделит внимание. То ни с того ни с сего становится раздражительным, всё ему не так, начинает ко всему придираться или закрывается в себе, отгораживаясь от всех глухой стеной.
Я чувствую себя так, как будто мне хлопнули по носу, закрывая передо мной дверь. Естественно, я обижаюсь на такое отношение, мы ругаемся и потом не разговариваем друг с другом.
Вернее, я перестаю с ним общаться, потому что я считаю, что он меня обидел, и я хочу, чтобы он это понял и сделал шаги к нашему примирению.

Больше всего меня раздражает то, что он никогда не подойдет и не извинится, не попытается прервать тягостное молчания.
Я молчу, но потом начинаю чувствовать злость второй волны уже за то, что он не подходит.
Я опять чувствую себя ненужной ему, и уж тем более я не чувствую никакой любви и уважения к себе.
Получается, я перестаю разговаривать, потому что обиделась на него, жду его понимания, но его реакция ещё больше обижает меня.
Чувствуя такое равнодушие и пренебрежение мной, я взрываюсь, и только после этого наступает примирение, когда я уже дошла до своей крайней точки кипения.
Или мы можем молчать, а потом он начнёт общаться по бытовым вопросам, как ни в чём не бывало, и ссора плавно переходит в перемирие, но мы не обсуждаем ни причин приведшие к ссоре, ни наши обиды.
Любые попытки поговорить сводятся на нет. Он может выслушать меня, даже согласиться со всеми моими доводами, принять свою неправоту, но буквально через несколько дней повторяется тоже самое.
Я не понимаю, почему такое происходит.
Эти периоды молчания, мне кажется, стали дольше, чем периоды нормальной жизни вдвоём.
Разве нормально так жить, когда близкие люди могут не разговаривать друг с другом несколько дней?»

Думаю, многим из вас знакома подобная ситуация.
Я за время своей работы встречала много семей, где во время ссоры оба супруга уходят в затяжные периоды молчания.
Почему так происходит?
Почему, казалось бы, самые близкие люди могут не разговаривать друг с другом неделями?

Здесь очень уместны слова «казалось бы, близкие люди.»
Вот именно «казалось бы.»
Проблема как раз в том, что два человека только живут вместе, но уже перестали быть близкими, и оба это понимают, но привычка и страх расставания поддерживает тонкую иллюзорную нить близости.

За молчанием стоит много причин. Женщина часто даже не понимает и не осознаёт их.
Мы проживаем большую часть своей жизни неосознанно, наше бессознательное оказывает на нас большое, но незаметное нам влияние.

Из опыта своей работы я пришла к выводу, что долгое молчание в семьях – это форма мягкой агрессии по отношению к партнёру, желание побыть в одиночестве, в своём пространстве.

Женщина всегда стремится к любви и вниманию, ей важно чувствовать себя нужной и любимой.
Ей кажется, что когда она перестаёт чувствовать любовь и внимание мужчины, то это является причиной ссоры.
Она начинает на него злиться, когда не получает желаемое.
Иногда происходит и так, а иногда и по-другому.
Женщине начинает казаться, что она не нужна мужчине и ему не нужна эмоциональная близость.
Но из моих статей вы уже знаете, что мужчина пришёл в вашу жизнь не случайно, он отражает ваше бессознательное.

Вам кажется, что вы стремитесь к близости, но не замечаете, как другая ваша часть не желает этого.
Такие союзы обычно создают люди, у которых есть определённые проблемы с привязанностью и зависимостью от партнёра.
С одной стороны вы стремитесь к близости, с другой стороны отгораживаетесь.
Вы хотите получить любовь, но делаете всё, чтобы разрушить её.
Вы стремитесь к тому, в чём не можете быть, что не можете принять и быть счастливой.
Я не говорю только о женщине, я говорю о проблемах обоих.
Когда вы идёте навстречу мужу — от него исходит равнодушие, когда он начинает движение к вам — вы не замечаете, как поступаете также.

Вы оба хотите одного и того же и оба не в состоянии дать это друг другу.
Вы злитесь на мужа за его невнимание, он, чувствуя эту злость, принимает её за недовольство им, а не за вашу обиду на него, он начинает закрываться в себе, что обижает и задевает вас ещё больше.

Если такие проблемы есть в отношениях, то можно сделать вывод, что женщина придаёт слишком большое значение эмоциональной близости и ощущению своей нужности с одной стороны и с другой стороны — её бессознательная невозможность и неспособность находиться в близких отношениях.
Любое стремление к мужчине и желание любви создаёт проблему, потому что, когда женщина стремится к любви, ей нужно слишком много или ничего.
В её бессознательном нет положительного опыта близких отношений, где оба партнёра могут находиться в комфортной дистанции или комфортной близости друг с другом.
Такой близости, где они не душат друг друга своей любовью и такой дистанции, где они не находятся по разные стороны холодной стены отчуждения.

Скорее всего, в детстве ваша потребность в любви никогда не была удовлетворена, что приводило к злости и ненависти к объекту, любви которого хотелось. Таким объектом для девочки являются оба родителя.
От обоих она ждёт любви и внимания.
Но мать всё-таки оказывает большее влияние на эмоциональную сферу в её взрослых отношениях.
Ребёнок, не получая желаемое, кроме злости испытывает и другие чувства, причиняющие ему страдания – отвержение, свою ненужность, покинутость, одиночество.

Читать еще:  Когда органисты всего мира отмечают свой праздник. Международные и всемирные дни. Для молодого поколения - свой праздник

Близость, любовь закрепляется в бессознательном мире со страданием, болью, невозможностью получить желаемое, со злостью и всеми выше перечисленными чувствами.
Поэтому в отношениях с мужчиной добрый и хороший период жизни не может длиться долго. На его смену приходит злость, боль и страдания, написанные в вашем бессознательном сценарии.

Из-за отсутствия положительного опыта вы не можете идти дальше в близость, оберегая себя тем самым от повторения негативных чувств.
Но убегая от них, вы всё равно их испытываете.

Вы с мужем периодически меняетесь ролями, то он закрывается от вас, то вы от него.
Ваши периоды молчания – это способ отдохнуть друг от друга.
Или он провоцирует ссоры или вы.
Вы можете не замечать, но часто вы внутри себя начинаете испытывать усталость от отношений, раздражение на мужа, желание позаниматься своими делами или просто побыть одной.
Вы не замечаете этого, не обращаете внимания на своё состояние и ощущение до ссоры, и поэтому вам кажется, что муж спровоцировал ссору.
А на самом деле ваше внутреннее состояние на тонком плане передалось ему и он, почувствовав его, отреагировал по-своему.
Точно также происходит и с ним в отношении вас.

Вы — две стороны одной медали.
В вашем союзе нет ни правых, ни виноватых.

Закреплённый сценарий бессознательно будет проявляться в ваших отношениях.
Молчание – это способ передохнуть от отношений и друг от друга.

Находясь в близости с мужчиной, женщина настолько уходит в отношения, что границы её личного пространства растворяются, она теряет их и себя в том числе.
Не чувствует своих желаний, потребностей. А если чувствует, то не может им следовать. Боится, что это обидит мужчину, не желает отрываться от него.
Но так долго продолжаться не может, в таких отношениях, где нет пространства, нечем дышать. Такая близость удушлива.
И кто-то начинает движения ОТ партнёра.
Отсюда ссора и длительное молчание.

Молчание — единственная возможность побыть самой собой, делать то, что хочется, заниматься своими делами, не оглядываясь на другого и не беспокоясь о нём.
Как будто ссора и злость на мужчину оправдывает ваше желание пожить так, как вам хочется.

Несколько дней вы испытываете удовольствие от молчания, вы чувствуете, что вам надо передохнуть от всего.
Но потом часть, желающая близости, опять будет давать о себе знать.

Любое стремление к близости всегда несёт в себе противоположенные тенденции разрушения этой близости и объекта любви, которого хочется получить.
Молчание и долгие ссоры отражают как раз эти разрушительные тенденции в отношениях.
Это говорит только о том, что у вас и вашего мужчины есть определённые проблемы с близкими и постоянными отношениями.
Ни вы, ни ваш супруг не выдерживаете близость долго.

Близость близости — рознь.
Если в близости люди не теряют друг друга и всегда чувствуют своё пространство и свою территорию, могут спокойно проявлять интерес к другим вещам и событиям жизни, могут заниматься своими делами, не испытывая угрызения совести, то такая близость не напрягает, а наоборот только помогает друг другу в развитии и достижении успеха.

Такая близость не нуждается в отдыхе, в такой близости не нужны перерывы, в ней никогда не исчезает душевная связь друг с другом, но она и не ограничивает вас и вашу свободу.
Чувствуя тыл и корни, вы обретаете силы для своего собственного развития, а не гири, удерживающие вас от этого.

Близость же, которая стремится к максимальной близости, всегда несёт разрушение, не способствует росту и развитию, а наоборот отнимает силы и энергию у обоих.
Негативный опыт близких отношений в детстве не позволяет впустить человека в своё пространство и всегда чувствовать его теплое, ненавязчивое присутствие, при котором вы ощущаете свою комфортную безопасность.
Скорее всего, вы никогда не чувствовали глубокой уверенности в своём мужчине, а он в вас.
Вы так и живёте, ожидая друг от друга подвоха, всегда начеку, всегда готовы остаться одной.

Когда вы думаете о своём муже?
Рисует ли ваше воображение, что вы вместе придёте к старости, чем вы будете заниматься, верите ли вы глубоко в это?
А сколько раз вы представляли свою жизнь без него?

Скорее всего, в вашем внутреннем мире нет места друг для друга, где каждый бы из вас чувствовал глубокую связь и уверенность.
Вам очень многое не нравится в избраннике, но вы продолжаете бороться с ним, надеясь, что он изменится.
Вы не можете принять его таким, какой он есть, не можете быть вместе, принять его и отпустить или спокойно уйти самой.

Ваше Я не зрелое. Вы не можете принять решение и сделать выбор, неся за него ответственность.
Вы тратите силы на борьбу с тем, что изменить нельзя, упуская из вида, что меняться нужно самой.

Резкая смена настроения и чувств от любви до ненависти как раз говорит о том, что желание любви в детстве не было удовлетворено. Это и привело к таким ярким и сильным чувствам.
Близкий объект ассоциативно связан с любовью и ненавистью, вы стремитесь К нему и ОТ него.
Поэтому поссорившись, вы не разговариваете друг с другом несколько дней.

Отсутствие положительного опыта близких отношений не даёт вам возможность построить их во взрослой жизни.
Нужно очень много терпения и знаний, чтобы преодолеть существующие проблемы внутри вас.
Если вы, поссорившись с мужем, не разговариваете с ним несколько дней, то для чего-то это нужно вам или ему, а может быть обоим.

Желаю Вам мира, добра, любви и терпения.

С наилучшими пожеланиями, Ирина Гаврилова Демпси

Игорь Тарасевич — Мы должны говорить друг с другом

Игорь Тарасевич — Мы должны говорить друг с другом краткое содержание

Мы должны говорить друг с другом читать онлайн бесплатно

Знакомая ему артистка Галушкова — она, осыпая с лица пудру, играла у них в школе на Новый год Снегурочку — что-то заговорила о ранних способностях, мужчины отвечали гадкое, все смеялись. Утром в ванной комнате Костя увидел голого по пояс грузина. Грузин умывался. На плечах у него густо, как трава на газоне, росли черные волосы. Костя удивился не появлению мужика — эка невидаль! — а растительности на человеке.

Читать еще:  Обереги для чтобы не уволили с работы. Предыдущие записи из текущего раздела. Молитва Оптинским старцам

— Доброе утро, — заискивающе сказал грузин. Костя не ответил, — На, сказал тогда грузин, вынимая, как фокусник, откуда-то из-за спины белую лодочку, — сам гребет, во! — Глаза очередного постояльца смотрели недобро, но поза была уничижительной. Костя даже зубы сжал от ненависти, но лодочку машинально взял. Грузин оживился.

— Нэ тонэт! — Он радостно засмеялся, сбрасывая напряжение, — Мамой клянусь, нэ тонэт. Сам удивляюсь!

Тогда они вдвоем немного попускали лодочку в ванной — шла медленно, пружинный моторчик поскрипывал, а несколько дней назад Костя сдул с игрушки пыль, закрутил пружину — весла, выламываясь, со скрежетом задвигались толчками. Костя вдруг захотел растоптать игрушку, но только бросил ее в мусоропровод: мгновение подержал над зловонной пастью откинутой крышки и выпустил, разжав пальцы.

Он жил давно своей жизнью. Ему было стыдно, что у него такая мать. Чувство это, идущее вразрез с миллионолетним диктатом генов, крови, всего живущего на земле, не осталось для Кости безнаказанным: во всех он видел прежде всего бесчестность, разврат, глупость и лицемерие. И ненавидел. И себя ненавидел тоже. Вспышки беспричинной вроде бы ярости, знакомые ему с детства, пугали окружающих. Костя кусал губы, кулаки сжимал, случалось, и кричал что-то, скалился. После школы «форму 286» ему не дали* — он уже стоял на учете в диспансере. Получить свидетельство об окончании курсов ойкуменского, свидетельство, аттестат, диплом, мандат, ксиву, фирман, ярлык, телегу, пайдцу — все, что угодно, только бы с чистой профессией уехать из города прочь, лучше всего, конечно, в Москву, а там — там, кто знает, может, и дальше — в Будапешт какой-нибудь, Варшаву. Париж. Париж! — это была единственная возможность, вдруг открывшаяся Косте в объявлении с расплывшейся под дождем гуашью.

* Медицинская справка по установленной форме (No 286) для поступления в вуз.

Несколько месяцев после школы Костя работал вахтером краеведческого музея: зарплата 90 рублей. Иногда приезжали иностранцы — город у них был древний, славный, с кремлем и набережной, музей хороший. Кажется, и ойкуменцы бывали. Сидя при входе за столиком-обрубком, Костя ненавидяще смотрел на их синие мягкие ботинки под чистыми, почти не надеванными, джинсами, на чистые лица, неуловимо отличающиеся от простых лиц вокруг. Не-ет Костя не мог превратить занятия ойкуменским в балаган.

Влетев в квартиру, Костя бросил на стол сумку и схватил с полки русско-английский словарь. Чужие буквы запестрели перед глазами. Тут все было четко, ясно — муравьиный петит русских слов непреложно толковал чужую речь, не оставляя места сомнению Но где взять ойкуменско-русский? Не зная, как разрешить возникшие подозрения, Костя с криком попытался разодрать словарь пополам — не вышло. Мать выглянула из кухни. Когда-то задорное курносое лицо активистки теперь расплылось. К Шуре давно никто не ходил. Сейчас она, приоткрыв дверь, смотрела на сына из-под опухших век.

— Пришел? — спросила она, — Поешь гречки. Не хочешь? На масло. — Она повернулась

к холодильнику. — Поешь.

— Ты же не ел с утра, — тупо произнесла Шура, словно не слыша, — поешь немного.

— Я не хочу, мама, не хочу! Сколько можно повторять, черт возьми!

— Господи, что я такого сказала? — на лице Шуры изобразились обида и удивление, — Бешеный! Как с тобой говорить, я не знаю.

Руки и ноги у Кости подергивались, но сознание было чистым, включенное только на себя, работало безостановочно.

«Межбиблиотечный абонемент! — мелькнуло у него в голове, — МБА! МБА!»

Костино лицо исказила улыбка. Все еще дергаясь и подпрыгивая, он выскочил за дверь, тут же вернулся, рванул ящик секретера, лапнул паспорт. Тут приступ кончился. Скалясь и прищуриваясь, Костя зашел в кухню, поглядывая на мать, медленно выцедил стакан холодного чая, глядя в пространство, выдохнул — фу-у-у-у! — и отправился в библиотеку.

аффиксы спряжения глаголов

bau — 1 лицо ед. числа

dau — 2 лицо ед. числа

pau — 3 лицо ед. числа

bauno — 1 лицо мн. числа

dauno — 2 лицо мн. числа

starca — 3 лицо мн. числа

aj — отрицательная частица (ставится перед отрицаемым)

suca — соединительный союз

chu — аффикс творительного падежа

К следующему уроку:

hvacer — быть (существовать)

teleca — хотеть (желать)

cacao — надо (необходимо)

Bum belcerban dumcha. Dum hrapcerdau suca mingrelcha. Bum ajtelecerbau hrapcer suca dumcha. Bum ajbelcerbau dumcha. Bum crugcerbau tammf belocha *.

Я тебя люблю. Ты спишь с грузином. Я не хочу спать с тобой. Я тебя не люблю. Я жду большую любовь (ойкум.).

Голова болела, во рту словно эскадрон ночевал: вчера перебрали с ребятами. Хочуван, проснувшись, разодрал глотку, как тигр, сделал ртом «а-э-а», сплюнул в открытое окно. Слюна вылетела длинная, коричневая, словно шоколадная, шлепнулась оземь. Хочуван провел рукой по усам и сплюнул вновь вышло побелее. Он пошевелил сильными плечами, встал, зашлепал босиком к рукомойнику, умылся, разбрызгивая по комнате воду и фырча, как левиафан; пошел в парк.

Ночью шел дождь, машина была сырая. Хочуван вытер ладонью крашеную ручку «зилка», тряхнул рукой. Вода забрызгала, как и половицы в комнате, твердый песчаник под колесом — на гладком камне остались темноватые крапинки — между разводами мазута, бензина и грязи. Хочуван еще раз сплюнул туда же, под колеса.

— Тамма бель-е, — сказал Хочуван себе в усы.

Надо было бы, конечно, принять в организм сто с прицепом — для поправки, но в карманах свистел ветер — по нулям. Хочуван вспомнил вчерашний день, так хорошо начавшийся с урока ойкуменского, с нового счастливого чувства ума и науки, закрепленных свежим пивом, общением с уважаемым человеком. Вчера он хотел было проводить Ивана Андреевича до дома, но ребята подошли, окружили, понеслась душа в рай. Никулин быстренько попрощался и ушел. Хочуван, разогретый общностью интересов, — как-никак, им было о чем поговорить с преподавателем, — порывался за ним. Не пустили; гогоча, крепкими, как и у самого Хочувана, Руками ухватили его за клетчатую рубаху.

Добавили по маленькой. Была заначка, пять рябых — слизнули.

— Слышь, Верунчик. Верусик, — заканючил Хочуван, согнув спину перед прилавком

диспетчерской, — Выручи до завтра, а? Троячок. А? Не мне — организму надо.

— Не говори, Алексей, и не говори!

— Ты ж всегда, как мать родная.

— Иди. мать. — сказала диспетчерша, хватаясь за телефон, — а то путевку не дам. Будешь работать сегодня?

Читать еще:  Если моча имеет неприятный запах. Когда все в норме. Продукты, приводящие к появлению неприятного запаха мочи

Хочуван, вздохнув, отошел с путевым листом от прилавка, схватил было за руку хозяина «уазки» — персоналки Жихарева, тот возил председателя райпо, всегда был при деньге.

— Нету!- отрезал тот.

— Жлоб сучий!- сказал ему Хочуван, — Попроси еще зажигание переставить.

— Ага, — сказал на это Жихарев равнодушно.

Матерясь и время от времени сплевывая в окошко кабины, Хочуван выехал, со скандалом и криком, без очереди налил на нефтебазе полную бочку и порулил по проселку. У концевого вентиля бензовозки неслышно для водителя билась о сталь маленькая латунная пломбочка.

Звук толкал машину вперед: сколько? — полметра клиренс, тонкие ржавые ромбики стальных рессор, подвеска, над метровым колесом — ступень кабины, сиденье персидского шаха — мягкое — еще полметра, да еще столько же. Метр туловище — с руками за баранкой. И сверху, от дороги совсем высоко-голова с усами. Двигатель натужно гудел, и с высоты широкий мир разворачивался перед глазками Хочувана. Неизменным, постоянным было стекло кабины — на его выпуклый лоб нависли, словно черные прядочки, щетки дворников, а все остальное менялось под взглядом. На поворотах, чуть переложи, словно штурвал, баранку, передок машины начинало тянуть вбок, и округа скользила со стороны на сторону, словно в игровом автомате, и втягивалась под идущее малым радиусом колесо, быстро мелькающее из-под крыла грубыми, родными ребрами покрышки. Сплюнув, Хочуван перекладывал штурвал в обратную сторону, и колесо уходило в глубь, в нутро машины, округа начинала скользить назад, и капот снова нависал над дорогой впрямую, двигатель под клепаным зеленым листом вскидывался на перегазовке, но болты держали его мертво, и двигатель тянул свое «а, а, а, а», и под вой грунтовка кушалась безостановочно, и становилась, пережеванная колесами, стоячим на жаре облаком коричневой пыли. Облако не сходило десять-пятнадцать секунд — там, где прошла машина Хочувана, вмиг набивавшиеся взвешенной пылью глаза идущего по дороге не видели ничего, губы выплевывали песчаную пудру:

«Мы должны говорить друг с другом»

Делегация французских сенаторов в 2019 году приедет в Москву для встречи со своими российскими коллегами. Об этом в интервью «Известиям» сообщил глава комиссии сената по иностранным делам, обороне и безопасности Кристиан Камбон. Во время беседы политик также рассказал о том, как парламентарии налаживают отношения между странами и почему двусторонние санкции рано или поздно все-таки придется отменить.

— Межпарламентское сотрудничество России и Франции сейчас возобновляется. Можно ли сказать, что постепенно улучшаются и российско-французские отношения в целом?

— Роль парламентариев заключается в том, чтобы сделать всё для углубления отношений между нашими странами. Надо изучать вопросы, по которым наши позиции расходятся, и развивать направления, в которых у нас есть точки соприкосновения. Что касается сената, то мы тесно работаем с Советом Федерации. Конечно, у нас есть вопросы, по которым мы не можем согласиться. Однако мы очень активно сотрудничаем в образовательной, культурной и научной сферах. Особо значимым направлением взаимодействия Франция считает борьбу с терроризмом. Конечно, ключевую роль во всем этом играют национальные правительства, однако мы, парламентарии, тоже пытаемся внести свой вклад в межгосударственные отношения.

— Французские сенаторы уже приезжали в Россию в этом году. Есть ли у вас планы вновь посетить Москву в ближайшее время?

— Да, думаю, мы отправим делегацию французских сенаторов в Москву, поскольку недавно мы принимали в Париже представителей Совета Федерации. Мы согласились, что такой формат работы очень важен для обеих сторон, и председатель сената Жерар Ларше придает ему большое значение. Таким образом, мы рассчитываем, что в середине 2019 года делегация французских сенаторов — в частности, представителей комиссии по международным делам — приедет в Россию на встречу с нашими российскими коллегами.

— В контексте столь активного взаимодействия как вы оцениваете влияние обоюдных санкций на Францию и Россию?

— Мы прекрасно осознаем, какую цену каждая страна платит за санкции, которые были приняты на общеевропейском уровне. Для нас они довольно обременительны — ограничения сильно повлияли на французское сельское хозяйство и промышленность. Однако наша задача заключается не в том, чтобы высказываться за или против. Мы должны сделать всё, чтобы в этих условиях нам удалось работать по общим направлениям и чтобы однажды обе стороны одобрили отмену санкций. Конечно, введение санкций никогда не было самым лучшим подходом, однако это уже стало привычной международной практикой. Нас интересуют не сами санкции, но то, из-за чего они были введены, и то, как это можно решить. А для этого надо встречаться, разговаривать, работать вместе. Поэтому я уверен, что в конце концов решение будет найдено.

— Президент Турции Реджеп Эрдоган анонсировал четырехсторонний саммит по Сирии с участием Франции, России, Турции и Германии в Стамбуле 7 сентября. Чего ждет от этой встречи французская сторона?

— Традиционная позиция Франции заключается в том, чтобы вести диалог со всеми сторонами. Всё, что может помочь в решении сирийского кризиса, имеет важное позитивное значение. Поэтому вполне естественно, что Париж положительно откликнулся на эту инициативу. Мы давно хотели наладить взаимодействие со всеми силами, которые присутствуют на Ближнем Востоке и взяли на себя определенные обязательства в регионе. Мы должны поощрять всякую мирную инициативу, мы должны говорить друг с другом и не предрешать заранее результаты этих переговоров.

— Россия и Франция активно взаимодействуют по вопросам гуманитарного содействия в нормализации обстановки в Сирии. В июле Москва и Париж организовали проект по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту. Рассматриваются ли еще какие-либо совместные инициативы в этом направлении?

— Идея совместной гуманитарной помощи направлена на то, чтобы в конце концов прекратить страдания людей, находящихся в очаге конфликта. Что же касается дальнейших совместных действий, то это зависит от решений французского и российского президентов. Мы готовы их рассмотреть — в случае если они направлены на установление мира и помощь людям, непосредственно пострадавшим от конфликта в регионе.

— На данном этапе как вы оцениваете перспективы политического урегулирования конфликта в Сирии?

— Я не могу предсказать, когда будет найдено политическое решение, которое в итоге приведет к миру. Могу сказать лишь, что французская сторона надеется на мирное урегулирование. Для этого необходимо, чтобы все стороны, в первую очередь официальный Дамаск и сирийская оппозиция, оказались за столом переговоров и сделали так, чтобы сирийский народ в надлежащее время смог самостоятельно сделать свой выбор.

Источники:

http://www.b17.ru/article/27246/
http://nice-books.ru/books/proza/russkaja-klassicheskaja-proza/page-3-177651-igor-tarasevich-my-dolzhny-govorit-drug-s-drugom.html
http://iz.ru/773188/ekaterina-postnikova/my-dolzhny-govorit-drug-s-drugom

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector