Накажу и выпорю непослушную жену рассказ. Показательная порка любимой жены

Накажи меня (16+)

Решила я разнообразить нашу с мужем сексуальную жизнь. А то как-то все тускло и уныло у нас с ним на данном поприще. Все по старинке, «бутербродиком». Для начала проконсультировалась с подругой. Что да как. Притоварилась в соседнем «срамном» магазинчике. Вернувшись домой, экипировалась в школьницу с бантиками. Сижу, жду мужа. Заходит благоверный в комнату, увидел меня, стал по сторонам озираться.
— А где, — спрашивает – Людмила?
— Павел Антонович, я больше так не буду! – ноющим голосом провинившегося ребенка говорю я и встаю перед благоверным с поникшей головой. У него глаза на лоб полезли. Жену признал, а что происходит, не понимает.
— Люда, в чем дело?- строго спрашивает он. Я обрадовалась. Муж принял правила игры.
— Только не наказывайте меня. Я все-все домашние задания невыполненные, выполню. – почти шопотом прошу я. А сама вся в ожидании. Когда ж неприклонный Павел Анатольевич к экзекуции приступит.
— Родная, я ж знаю, как ты устаешь на работе. Не заморачивайся, я сам все переделаю. И посуду вымою и ужин разогрею. – скоренько чмокнув меня в щечку, Пашка умчался на кухню. И уже оттуда, — Ты пока полежи, отдохни. Как все готово будет, позову. Заодно и полы протру.- последние слова заглушил шум льющейся воды.

Я предприняла последнюю попытку повернуть действия мужа в нужное русло:
— Папочка, извини, что посуду после школы не помыла. Только ты меня, пожалуйста, не сильно пори ремнем. Я исправлюсь. – зайдя на кухню с виновато-лукавым видом, я протянула ему тоненький кожаный ремешок. Любимый ойкнул и выронил из рук намыленную тарелку. Дзынь…разлетелась по кафельному полу посудина.
— Ой, я не хотела тарелку разбивать. Прости любимый. Знаю, как ты ею дорожил. Нам же этот сервиз твоя мама подарила на годовщину. Придется мне понести заслуженное наказание. – я всхлипнула для убедительности. Глаза Петра стали круглыми, как только что разбившаяся тарелка. Подхватив меня на руки, молча понес в комнату. Во, думаю, началось. Низ живота приятно заныл от вожделения. Сейчас задерет платьице, оголит попку и даст пару- тройку горячих, по этой самой попке. Петька бережно уложил меня на кровать. Укрыл пледом.
— Людочка, нам надо с тобой серьезно поговорить, — сурово глядя на меня, сказал муж. Я опустила глаза и слабо кивнула в ответ. Мол, слушаюсь и повинуюсь, мой господин Ругай меня, отчитывай…Я сегодня такая плохая девочка! Петька принял мой угнетенный вид на свой счет.
— Не волнуйся, милая! Фиг с ней, с этой тарелкой. Мне этот сервиз никогда не нравился. Новый купим. – он нежно поцеловал меня в лоб – Неужели ты думаешь, что я из-за такой ерунды буду тебя бить? Глупенькая моя! Ты просто переутомилась.
— А вот Аньку муж всегда наказывает ремнем, чуть что не по нему…Вчера так отходил, она, бедолага, до сих пор отойти не может. После этого у них та-а-кой секс был…! Полный улет! – туманно намекнула я Петьке, хитро щуря глазки.

Лицо мужа приняло грозное выражение. Сразу за ремень схватился. Я чуть приподняла полу платья, призывая мужчину к активным действиям.
— Вот гад! Жену ремнем пороть! – возмутился Петр – Да с ним после этого не сексом заниматься надо. А в полицию сдать! Бедная женщина!
Я в сердцах выругалась Ну что это такое?
— Тебе что, трудно меня ремешком отходить что-ли? – напрямую спросила я, краснея от негодования. Надо же быть таким остолопом!
Лицо мужа разгладилось и приняло хищное выражение.
— А…Я все понял, — ну наконец-то, выдохнула я, — Это ты так свою вину передо мной заглаживаешь? Вчера на корпоратив сходила, глазками постреляла…или, вообще, изменила, вот теперь и не знаешь как совесть свою успокоить. Типа такой психологический прием. – побагровел Петька. От ярости аж желваки заходили. Я и тут не растерялась. Раз пошла такая пьянка, надо брать быка, то бишь Петьку, за надуманные им рога.
— Прости, Петенька, блудницу. Черт попутал, не хотела я! Начальник сам приставать начал, в углу зажал. Я и не смогла отказать…- заверещала я в голос. Ничего, когда все закончится, еще смеяться будет над моей шуткой. Не просто же так, во благо семьи.
— Что?! – еще пуще рассвирепел муж, — Еще и хвастаешься?
— Я ж только всего разочек-то и поцеловалась. Никогда больше этого не повториться. Наказывай, как хочешь, все с покорностью приму.
— Ага, щас! А ты только этого и ждешь! Я тебе синяк поставлю, а ты сразу в полицию побежишь. Избил, зараза, не за что. И вроде как потерпевшая сторона. Не дождешься, так уйду! – муж достал из — под дивана чемодан и стал в него швырять вещи из шкафа.
— Предатель! – выкрикнула я, соскакивая с дивана. – Из-за одного малюсенького поцелуйчика, сразу развод! Вон, Анька мужу второй год с любовником изменяет и ничего, живут!
Петька остановился как вкопанный. Отвел в сторону глаза.
— Так вот к чему весь этот концерт! – пришло к нему понимание, — Узнала про нас с Анютой и решила отомстить?
— Что. – я почувствовала как сердце ухнуло и забилось в три раза быстрее. – Да как вы…как ты посмел с моей лучшей подругой? Гад…Мерзавец…Изменник…. — я схватила с пола ремень и бросилась на Петра.
— Вау! Давно хотел, чтобы меня женщина ремнем отходила! Дорогая, можно чуть пониже…И посильней! Вот так…Ай!

Читать еще:  Период правления ивана 3. Первый государь всея Руси Иоанн III Васильевич.

Сексуальная жизнь семьи Петуховых наконец-то обрела новую форму.

Пороть нельзя. помиловать..

«Баба остервенилась, потому что в первый раз прибила несправедливо, бросилась к венику, нарвала из него прутьев и высекла ребенка до рубцов, на моих глазах. Матреша от розог не кричала, но как-то странно всхлипывала при каждом ударе. И потом очень всхлипывала целый час.»

К глубочайшему мне сожалению данная тема знакома многим родителям и их детям.

Лично меня никто никогда не порол и моих родителей и родителей их родителей. Именно поэтому данная тема меня так заинтересовала.

На форуме данной темы я нашла кучу ответов на заданный выше мною вопрос о порке.
Самые тронувшие меня эмоционально я вам приведу:

«Мне 15 лет. Раньше меня вроде и не шлепали даже, ну разве так, чуток совсем, когда маленькая была. В угол иногда ставили. Первый раз меня выпорола мама в 9 лет. Теперь знаю, что это очень поздно. Почти всех, с кем тут говорила, пороли намного раньше. Я узнала, что некоторых пороли уже с 5 лет.»

Мама завела в комнату, велела спустить штаны и лечь на кровать. Отец был в другой комнате, но с самого начала знал, зачем мама меня повела в комнату. Наверно лучше меня знал, что меня ждет. Перед тем, как начать порку мама сказала типа того, «ну вот, пора тебе узнать, что такое ремень».

Ремешок порол по голенькой попе и еще на своих ногах несколько следов потом видела. Попа потом была сначала багровая, а потом фиолетовая. «

Впечатляюще не правда ли?

Самое интересное — это реакция выпоротых детей:

Было очень сильно больно. Но все эти наказания были справедливы, я их заслужила и на маму не обижаюсь.

Вот рассказ одной девочки, укравший в своё время дома денежку и купившей большой кулёк конфет, чтобы угостить весь двор:

Я была очень маленькая, но помню все прекрасно! Мне было всего 4 года. Я взяла деньги без разрешения и купила в магазине огромный кулек конфет, чтобы весь двор угостить сладеньким.

Пороть ремнём четырёхлетнюю девочку.

Мама увидела меня, когда я вышла из магазина.
Она привела меня домой. Конечно, объяснила, что я сотворила — фактически, украла деньги у мамы с папой.
Она сказала, чтобы я спустила трусики. Я отказалась, конечно! Я не помню точно, какими словами она мне это объяснила, но я была поражена, так как мама была очень добрая и ласковая.
На мне было платьице. А трусики — беленькие. И беленький воротничок, и беленький фартучек. Я стояла в углу и упиралась, не хотела снимать трусики ! Она сказала, что если не спустишь трусики, то получишь еще сильнее. Мне было очень страшно. Когда она порола, я стояла, положив голову ей на колени, я же маленькая совсем была.
….

Многие мне могут возразить- нас пороли и мы пороть будем, ну да за ради бога, господа садисты.. Телесные наказания оставляют глубокий след в личности человека от которого долгие годы и даже всю жизнь неудаётся избавится униженому и пот=ротому с детства ребёнку. Особенно горько это при воспитании девочек,

У меня отец был очень суровый. Частенько получала ремнем и по попе И к чему я пришла? С мужчинами нормальных отношений нет, годы психотерапии и еще годы впереди. Любого намека на физическую боль боюсь ужасно. (с)

Или вот вам ещё мнения любящего родителя:

Ребенка бить руками ни в коем случае нельзя. Только ремень. ремнем бить надо до определенного возраста-пока поперек лавки лежит. А если уже поперек лавки не влезает, то бить поздно. (с)
Или

Действительно порка ремнем очень благотворно влияет на детей, особенно на мальчиков. Я своего сына Даниила наказываю ремешком с 6 лет и очень доволен. Скажу сразу, секу крепко, а иначе польза будет нулевая. Парень просто золото! Сейчас ему 9 лет, учится очень хорошо, дисциплина на уровне.
Так что проверено! Хорошее средство. А те кто ноет, мол вредно, психика нарушается и др. просто драть нормально не умеют. (с)

Тут хочется сказать такой мамаше,
ещё не вечер, посмотрим, что скажет ваше золото-ребёнок лет так через ..надцать..
Не придётся ли этой мамаше с синяком под глазом скрываться на помойке за домом! Время покажет.

…. А как вы думаете откуда столько садистов?

Ведь откуда появились традиции пороть жену, а не с детсва ли это. Выпоротый и униженный в своё время муж должен был унизить хоть кого-то,

«Во многих русских семьях в далеком прошлом была принята порка жены, как семейный обычай. Мужья пороли своих жен в какой-то определенный день, чаще всего по субботам, когда все были дома. Жена могла всю неделю проявлять непослушание, строптивость и бесхозяйственность. А когда наступала суббота муж ее голую раскладывал на лавке и долго отхаживал ремнем. Домочадцы могли смотреть на порку.
Однако мужнина жена могла быть выпорота и вне всякого графика, в любой день недели, если она этого заслуживала. Снимался брючный ремень и начиналась порка непослушной жены.»

Читать еще:  История праздника яблочный спас. По названиям Яблочный спас многолик. Обряды и приметы на Яблочный Спас

В продолжения разговора о садизме или мазохизме. Вы представляете, уважаемые ,

« Некоторым женщинам это даже нравилось, так как они в процессе порки получали сексуальное удовольствие.»

Видимо оттуда и появились домины с плётками..

Современная порка женского тела с целью получения сексуального удовлетворения называется спанкинг. Различные девайсы, кнуты, хлысты, натуральные розги, ремни и даже палки идут в ход при сексуальных остросюжетных играх. Когда начинается спанкинг, женщина уже слегка возбуждена от мысли, что через несколько минут она почувствует на своих обнаженных ягодицах обжигающие удары, которые будут повторяться вплоть до наступления первого оргазма. (с)

Хотя до сих пор есть и отличные мнения . Что порка не извращение для получения оргазма, а эффективный инструмент для укрепления брака и семьи. Вот пожалуйста:

Запомните главное – порка не призвана удовлетворить ваши садистские наклонности. Порка призвана сохранить ваш брак крепким, а женщину – счастливой хранительницей домашнего очага! Поэтому первая потребность успешного сторонника порки — это соответствующий инструмент наказания для использования на спинах и ягодицах заблудших действий. Вы просто обязаны иметь ремень, или плеть в вашем доме. (с)

….
В западных странах родители за порку могут быть лишены родительских прав и оказаться в тюрьме.

Что совершенно справедливо на мой взгляд.

Тем боле, что эффективность порки — спорная. Похоже, что в порке дети в большей степени боятся не саму боль, а ощущение беспомощности и униженности. А из униженного человека вырастает закомплексованная личность.

Многие матери и отцы, применяющие суровые физические наказания, были, кроме того, холодны и безразличны к своим детям, временами даже явно враждебны к ним, не уделяли им внимания и часто проявляли непоследовательность или попустительство в воспитании своих отпрысков.
Какими бы трудными не были вопросы они быстро не решаются. От родителей требуется терпение и ещё раз терпение. Дети вырастают здоровыми только в здоровом окружении.

А как думаете, Вы уважаемые авторы, пороть или.

Автора нет — Сборник рассказов о порке

Автора нет — Сборник рассказов о порке краткое содержание

Сборник рассказов о порке — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Первой секли Ленку (хозяйка): растянули на кушетке, привязали, пороли мама Лены и учительница-химичка, секли одновременно и с двух сторон. Ленка верещала и рыдала, дергалась как бешенная и заработала штрафную порку после наказания. Тетя Галя с удовольствием рассказывала, как мама Лены и химичка драли Ленку, как она «в соплях» и слюнях ползала на коленях и молила о прощении. Инга вела себя не так бурно. Шестьдесят розог каждой из них – достаточная добавка к первой порке. Потом девки стояли на коленях и дрожали от страха, сверкая сине-фиолетовыми попами и ляжками. Родители и учительница обсуждали продолжение наказания в школе.

Было несколько вариантов: показать всему классу голые попы и ляжки Инги и Лены, поставить их с голыми попами на колени перед классом… К счастью девочек, остановились на новом варианте: обе девчонки написали на доске: «Меня высекли розгами по голой попе (сто десять ударов) и ставили на колени. Я умоляю о прощении и раскаиваюсь в своем гадском поведении. » Уже Инга рассказала, что она была счастлива, что ей не пришлось раздеваться перед классом – не столько из-за голой попы, а из-за женских интимных мест (скидка на начало 80-х и пуританство). Она же рассказала об ощущениях от порки в квартире Лены: боль была вдвойне, ведь секли сразу с двух сторон, даже не было сил кричать; Инга ведь привыкла к системе «удар-крик», а тут сразу два удара. Стыд от наказания тоже был вдвойне: пороли женщины, а зрителем был отец Лены (он не вмешивался в наказания дочери). Ингина попа была синей несколько дней, медленно переходила в желтизну, а совсем побелела только дней через 15. Я об этом знаю, потому что она мне несколько раз показывала свою попку (мы не стеснялись друг друга, так часто нас секли перед друг дружкой). Месяца два Инга была идеальным ребенком, что подтверждает мысль: «девчонке беспощадная и суровая порка очень полезна при воспитании. «

Это краткий рассказ о том, как проходили порки на кухне в нашей коммуналке (в моем раннем детстве). Такие порки происходили редко, только за особо серьезные проступки, когда порку хотели сделать абсолютно публичной и стыдной. Дело в том, что на такой порке присутствовали все: отец и мать Инги, моя мама, еще двое соседей (старики), иногда присутствовала их внучка (младше меня на 2 года). Всего за четыре года, которые мы жили в коммуналке (с 5 до 8 лет), такие публичные порки происходили 6 раз. Правила были такие: Инга выходила на кухню в одной ночнушке, без трусиков. Перед тем, как ложиться на скамейку, она поднимала рубашку на живот и спину, обнажая перед всеми лобок и попку. Также она стояла на коленях после порки, пока секли меня. Меня выводили в кухню без трусиков, в одной коротенькой маечке, так что мою наготу видели все.

Розги для Инги мокли в тазу, а для меня был ремень на табурете. Для примера расскажу о порке в 1980 году (Инге было 15 лет, мне – 7 лет). На той порке присутствовала и внучка стариков, ей уже исполнилось 5 лет. В тот раз Инга опять сильно провинилась: получила две тройки, нагрубила учительнице и своей маме. Я тоже тогда напроказил в детском саду (дело было весной). Инге назначили 40 розог, а мне – 20 ударов ремнем. Порка происходила в субботу, в четыре часа. Меня без трусиков привела мама. На кухне уже сидели старики, рядом стояла их внучка. Меня смущало, что она видит меня без трусов, особенно мое «хозяйство». К этому были основания: девчонка не первый раз была на порке, и видел, что ее интересовала не порка Инги, а я. Она осматривала меня перед поркой, а после порки с усмешкой смотрела, как я морщусь от боли. Меня эти ее улыбочки раздражали.

Читать еще:  Какой сегодня праздник в румынии. В румынии отмечается рождество по старому стилю. Экскурсии в замки и другие развлечения в Румынии

Но вернусь к порке. Скамейка для наказания уже стояла посредине кухни, на ней лежали веревки, валик под лобок и первый пучок розог. Я сел голой попкой на табурет, на котором меня потом должны были пороть ремнем. Ингу привела ее мама. Когда они пришли на кухню, Инга сама подкатала рубашку на живот, так что ее лобок и пока были полностью оголены. Она покраснела от стыда (ее смущали старики и их внучка). Тетя Галя объявила всем о провинности дочери и добавила: «Инга получит за свои проступки 40 горячих, и таких сильных, что это отучит ее плохо себя вести. » Инга легла на скамейку, выставив под порку свою пухлую задницу. Тетя Галя и моя мама быстро привязали Ингу. Затем тетя Галя взяла первый пучок розог и начала наказание. Инга, как всегда, выдержала 10 ударов. А потом начала кричать, визжать, рыдать и умолять о прощении. Ее попа отплясывала танец боли, потому что тетя Галя на кухне порола дочку без пощады. Каждый удар отпечатывался яркой багровой полосой на попке или ляжках (наказывали по нижней части попки). После 40 розог ягодицы были баклажанового цвета (в Одессе баклажан называют «синенький»), ляжки – как вареная свекла. За крики Инга получила еще 15 розог по ляжкам. Во время этой штрафной порки она стояла, нагнувшись к скамейке, потом еще получила по губам. Я уже писал, что штрафную порку девочка получала в позе «нагнувшись». Сама по себе эта поза для девочки очень болезненна и позорна, потому что кожа на попке и мышцы особенно напряжены. А позор связан с тем, что видны и половые губы и анус. Обычно женщина оказывается в такой позе без стыда только во время секса с мужчиной в позе «сзади».

Инга потом мне жаловалась, что ей было стыдно показывать себя в таких подробностях перед соседом-стариком и своим отцом. Меня она не стеснялась, а относилась ко мне как к младшему брату. В общем, порка на кухне для Инги была очень серьезным наказанием из-за всех этих подробностей. После порки она стала на колени, и наступила моя очередь получать порку. Мама взяла меня за ухо, подняла с табурета и объявила всем мой проступок. На табурет положили свернутый плед, на него – меня. Я касался лобком края табурета, руки и ноги свисали. Тетя Галя подняла мне на спину край маечки, прижала меня к табурету за плечи. Мама сложила ремень вдвое и приступила к порке. Я получил 20 сильных ударов по попе и ляжкам. Пороли по нижней части ягодиц, они просто горели огнем. Я едва удерживался от криков, но стонал и дергался. За мужество меня похвалили. После наказания я, как и Инга, целовал орудие наказания, мамины руки, благодарил за строгую и справедливую порку, тетю Галю – за то, что держала, а соседей, что смотрели на мое наказание. После моего наказания мы с Ингой отправились каждый в свою комнату, чтобы еще по одному часу отстоять на коленях. Вот так нас наказывали на кухне.

Это один из моих рассказов о порках в подростковом возрасте. Речь идет о порке в поезде, в купе, в присутствии проводницы. Мы тогда с мамой ездили в Ленинград. Это было в 1988 году. На обратном пути мы ехали не в скором поезде, а в «дополнительном», летнем. Он и шел медленнее, и стоял подольше на полустанках, а главное был полупустой. В нашем купе ехали только мы с мамой. Из-за долгой езды мы оба были уставшими. Но я позволил себе быть грубым с мамой. Ее это очень рассердило. Когда я был по младше, мама могла меня просто выпороть ремнем даже в купе поезда, такое было часто. Но теперь мне было 15 лет, и меня секли только розгами. Мама в ответ на грубость сначала пригрозила сильно высечь дома в Одессе. А потом вдруг вышла из купе, только приказала мне никуда не уходить. Через 10 минут она вернулась и сказала: «Я тебя высеку прямо здесь…» Я был удивлен, потому что розог ведь не было, чем меня собирались высечь? Еще через минут 20 мама приказала мне снять спортивные штаны и трусы и ждать ее стоя. Я выполнил распоряжение мамы и стоял в купе голый по пояс. Я жутко боялся неизвестности, кроме того мне было стыдно от мысли, что кто-нибудь может открыть случайно купе и увидеть меня в таком виде…

Источники:

http://www.newauthor.ru/humor/nakazhi-menja-16
http://www.stihi.ru/2016/11/18/7367
http://libking.ru/books/love-/love-erotica/316379-2-avtora-net-sbornik-rasskazov-o-porke.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector