Неравенство полов. Исследование неравенства полов в разных культурах. Словарь гендерных терминов

Словарь гендерных терминов

Гендерное неравенствохарактеристика социального устройства, согласно которой различные социальные группы (в данном случае — мужчины и женщины) обладают устойчивыми различиями и вытекающими из них неравными возможностями в обществе. Гендерное неравенство было осознано исследователями в социальных и гуманитарных науках благодаря возникновению понятия гендер в 1980 году как основы феминистской концепции (Joan Scott). Концептуализация гендера пролила свет на процесс социального конструирования мужественности и женственности как оппозиционных категорий с неодинаковой социальной ценностью.

Поскольку активное подавление сходств и конструирование различий требует социальной власти, проблема доминирования оказывается центральной в гендерной теории. Гендер вместе с расой и классом является иерархической структурой для предоставления как возможностей, так и угнетения и эффективной структурой идентичности и солидарности (Ferree). Различия в конструктах «мужское — женское» характеризуют взгляды исследователей, которые социальное в человеке конструируют через биологическое (см. например, теорию функционализма или концепцию В. А. Геодакяна). Традиционный психоанализ признает, что мужская и женская модели диаметрально противоположны по своим качествам (для типичного мужского поведения характерны активность, агрессивность, решительность, стремление к соревнованию и достижению, способности к творческой деятельности, рассудочность; для женского — пассивность, нерешительность, зависимое поведение, конформность, отсутствие логического мышления и устремления к достижению, а также большая эмоциональность и социальная уравновешенность). Сохраняя неизменными базисные психоаналитические парадигмы, К. Хорни обращает внимание на то, что девочка растет, осознавая, что мужчина для социума имеет «большую цену» и в человеческом, и в духовном плане, и, таким образом, причину комплекса маскулинности у женщин следует искать в надиндивидуальных, культурных факторах.

Основываясь на теории социальной идентичности Тэджфела-Тернера, К. Гуинчи рассматривает мужчин и женщин как социальные группы, обладающие различным социальным статусом. Высокостатусные группы чаще всего оцениваются в терминах компетентности и экономического успеха, а низкостатусные — в терминах доброты, добросердечия, гуманности и т. п. По мнению автора, все позитивные черты женского стереотипа (теплота, эмоциональная поддержка, уступчивость) — типичная компенсация за отсутствие достижений в «силовой позиции». Как у членов низкостатусной группы, у женщин по сравнению с мужчинами меньше развито чувство идентификации со своей группой, они склонны переоценивать мужские достижения и достоинства и недооценивать свои, перенимая точку зрения более высокостатусной группы — мужчин (Репина). Подтверждение этим положениям можно увидеть в данных многих исследований, например, П. Голдберг обнаружила известную долю предубежденности женщин против самих себя в сфере научной деятельности; студентки колледжей более высоко оценивают статьи, подписанные мужчинами, чем женщинами (Агеев).

Считается, что исследования Е. Маккоби и К. Джаклин, Дж. Манн и А. Эрхарда, С. Бем произвели своеобразную революцию в психологии и способствовали возникновению «новой психологии пола». Проанализировав более 1600 исследований психологических половых различий, Е. Маккоби и К. Джаклин пришли к выводу, что, по существу, нет фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин, те же различия, которые имеются у маленьких детей, по крайней мере недостаточны, чтобы обосновать традиционное неравенство половых социальных ролей (Клецина. С. 15).

Понятие гендерное неравенство особенно активно используется в социологии (проблемы разделения труда, асимметрии занятости и т. д.).

Неравенство полов. Исследование неравенства полов в разных культурах. Словарь гендерных терминов

Интегральный показатель, который отражает неравенство в возможностях достижений между мужчинами и женщинами в трех измерениях: репродуктивном здоровье, расширении прав и возможностей, а также на рынке труда. Индекс гендерного неравенства был представлен Секретариатом Всемирного экономического форума в Женеве в 2010 году. Используется ООН в докладе о человеческом развитии с 2010 года. Индекс гендерного неравенства (ИГН) может быть в пределах от нуля (полное равенство женщин и мужчин) до единицы (неравенство во всех параметрах). Чем выше значение ИГН, тем хуже достижения.

В мире среднее значение ИГН=0,56, то есть 56% потерь. В пятерку стран-лидеров по этому показателю входят Нидерланды, Дания, Швеция, Швейцария, Норвегия. Худший показатель 0,85 в Йемене.

Россия, в рейтинге гендерного неравенства, из 142 стран занимает 75 место.

1. Целостная теория, связанная с характером глобального угнетения женщин и их подчинения мужчинам.

2. Социополитическая теория и практика, стремящаяся к освобождению всех женщин от мужского превосходства и эксплуатации.

3. Социальное движение, заключающее в себе стратегическую конфронтацию с гендерно- классовой системой.

4. Любая идеология, состоящая в диалектическом противоречии со всеми женоненавистническими идеологиями и действиями.

В настоящее время существует несколько точек зрения о том, когда появился феминизм. Некоторые исследователи полагают, что феминизм, как стремление женщины освободиться от опеки мужчины и заставить его считаться со своими личными качествами существовал всегда, и относят его появление еще к древним амазонским мифам.

Однако, как отмечает Г.А. Брандт, такое представление «безмерно расширяет исторические и смысловые границы и без того остаточно объемного и неоднозначного по составу убеждения явления».

В становлении феминизма, как общественного движения за права женщин в конце ХIХ — начале XX века, большую роль сыграл суфражизм (от английского suffrage — право голоса) — борьба женщин за гражданское право участия в голосовании. Суфражистками именовались участницы женского движения в Англии во второй половине XIX века (М.Г. Фаусетт, Э. Панкхерст, К. Панкхерст и другие). Возникнув в Англии, суфражизм позднее получил распространение в США, Германии, Франции и других странах.

В научной литературе этот период получил название «феминизма равенства» или «феминизма первой волны» и стал борьбой женщин за обладание теми же правами, которыми уже владели мужчины.

Массовый женский труд приводил также к сверхэксплуатации женщины, поскольку она по-прежнему продолжала выполнять свои обязанности матери, жены, хозяйки дома. При этом рабочий день был слишком велик, а заработная плата у женщины была меньше, чем у мужчины, который делал то же самое и на том же предприятии. Работодатели оправдывали это тем, что женщине не надо было содержать семью.

Читать еще:  Уход за пациентом после общей анестезии. Выход из наркоза (пробуждение)

Феминистки требовали пресечения насилия в семье, защиты материнства, права заниматься торговлей и предпринимательской деятельностью.

В 60-80-е гг. ХХ века (второй этап), феминизм принял более радикальную форму, направленную на революционное преобразование общества в целом. Феминистки второй волны поставили проблему необходимости глубинных преобразований культуры, акцентировав вопрос о свободной, автономной женской личности. На данном этапе женщины выступили с протестом против патриархального общества (общества с доминированием мужчин).

В этот период возникает неофеминизм — идеология, в основе которой лежит требование преодоления «традиционных представлений о том, что главное назначение женщин — продолжение рода». Таким образом, была разработана теоретическая основа феминизма, которая позволила ему стать впоследствии крупным социальным явлением современного мира.

Отношение к понятию «феминизм» остается в России — если говорить о бытовом уровне знания — в большинстве случаев негативным.

Несмотря на то, что феминизм как политическое течение заявил о себе в России одновременно с развитыми странами Запада (т.е. в середине прошлого века), он не мог получить широкого распространения: Россия была страной «запаздывающей модернизации», большинство населения составляло крестьянство, а в крестьянских семьях женщины были жестко подчинены традиционным правилам, религиозным нормам. Западный феминизм как теория насчитывает несколько столетий, а российский — всего полтора века.

В советский период идеология умело сформировала отношение к феминизму как к чему-то агрессивному, по меньшей мере — экзотическому. Преодоление этого стереотипа идет у нас довольно медленно.

Многие утверждают, что тема дискриминации женщин для России неактуальна и навязана или привнесена к нам с Запада.

На этот вопрос ответить нетрудно. И в обществе, где нарушаются права человека, есть своя гендерная асимметрия. Причем, совершенно явная. Самыми большими капиталами в России владеют мужчины. На самых верхах исполнительной власти преобладают мужчины. Женщин в Государственной Думе и в Совете Федераций – считанные единицы.

Положение на рынке труда таково: большинство женщин занято в бюджетной сфере экономики, где заработная плата работников во много раз ниже, чем в сфере частного бизнеса. Но даже в бюджетных отраслях среди руководителей среднего и высшего звена преобладают мужчины, рядовые исполнители, как правило, – женщины. Поэтому в целом заработная плата женщин почти вдвое ниже, чем мужчин, безработица ударяет в первую очередь по женщинам. Обратите внимание, самая прибыльная отрасль экономики – нефтегазовая. Это – отрасль преимущественно мужской занятости, женщин там почти нет. Вот вам типичные примеры дискриминации.

Существует и другая точка зрения: дискриминация женщин – это явление естественное, связано с биологической сущностью женщины, с возможностью рожать детей, что существенно ограничивает потенциал ее социальной активности по сравнению с мужчиной, и это невозможно изменить. На это высказывание можно возразить: если бы гендерное неравенство объяснялось только законами природы, то положение женщин во всем мире было бы одинаковым.

Но это совершенно не так: в тех странах, где права женщин признаются и где принимаются меры со стороны государства, политического сообщества для того, чтобы дискриминацию ликвидировать, рождение детей не мешает женщине пользоваться всеми своими гражданскими правами и жить полноценной профессиональной, семейной и социальной жизнью.

Что же мешает нашим российским женщинам? В первую очередь – авторитарный тип существующих отношений власти. Признается авторитет силы, а сила всегда была преимуществом мужчин. Это и есть главный тормоз развития.

Прохождение женщин во власть, усиление их роли в политических структурах не приведут к немедленному улучшению положения женщин в стране. Это тоже доказано опытом других стран. Результат виден тогда, когда движение женщин в обществе становится массовым, когда оно обеспечивает идеологическую и электоральную поддержку женщинам, добивающимся политических мандатов, когда их обретают сознательно ориентированные женщины, чувствующие тендерную проблематику.

Известны примеры, когда к власти приходили патриархально настроенные женщины, и принимались законы не в интересах равноправия. Но в демократическом государстве при значительном представительстве женщин в структурах власти возникают конкурентные условия для борьбы разных групп женщин, и ситуация, как правило, выравнивается.

Главное, преодолеть в себе недоверие к женщинам, которые осмелились жить не как все, которые пытаются разрушить мужскую монополию на власть.

Культура и неравенство полов

Проблема неравенства полов в разных культурах является весьма значимой и заслуживающей внимания. Общая модель во всем мире такова — мужчины обладают более высоким статусом и властью по сравнению с женщинами. Однако эта общая тенденция в разных культурах имеет свою специфику (Rosaldo, Lamphere, 1974).

Уровень несправедливости, фиксирующий неравенство полов, лучше всего иллюстрируется рядом показателей: «женщины составляют половину населения земного шара, на их долю приходится две трети от общего рабочего времени, они получают одну десятую от общей доли мировых доходов и владеют одной сотой общемировой частной собственности» (Frankenhaeuser, Lundberg, Chesney, 1991,стр.257).

В чем причина этих различий? На этот счет существует много теорий (для обзора см. Gailey, 1987). Однако доводы и рассуждения, подтверждающие правильность этих теорий, противоречивы. Появление подобных теорий во многом было инспирировано марксисткой идеологией, чем фактами. Вероятно, в каждой теории содержится зерно правды, но реальность такова, что убедительной теории пока не создано. Не смотря на это, ниже приводимое объяснение представляется наиболее разумным вариантом ответа на этот вопрос. Мы обсудим эту проблему более детально в 5-ой главе. Сейчас только кратко обозначим некоторые положения.

Культуры различаются по степени неравенства полов. Даже в тех культурах, где идеал равенства декларируется открыто (например, в континентальном Китае), реальная практика далека от этого идеала. Тенденция к равенству между мужчинами и женщинами сильнее выражена в обществах с общинным укладом, чем в развитых стратифицированных обществах (Etienne, Leacock, 1980; Lebra, 1984). В общинных сообществах, скорее всего, существует иерархия взаимозаменяемости и взаимодополняемости мужских и женских ролей. В стратифицированных обществах сильнее выражена тенденция, чтобы женщина «знала свое место».

Читать еще:  Мальчик удалил из друзей. Он обиделся и удалил из друзей, потому что искал повод? Это только заставляет тебя злиться и портит настроение

Социально-экологическое неравенство культур и неравенство полов коррелируют друг с другом, а эксплуатация по признаку пола зачастую согласуется с экологической эксплуатацией.

Например, в тех регионах Африки, где жители не исповедуют ислам, статус женщины в сравнении со статусом мужчин, был намного равноправнее до тех пор, пока к ним не пришли завоеватели- колонизаторы (Etienne, Leacock, 1980). В условиях колонизации существовала эксплуатация, а уровень неравенства по признаку пола увеличился. Кроме этого, религиозные инстанции зачастую способствовали сохранению еравенства, проповедуя жесткие религиозные догмы (Iglitzin, Ross, 1976), а также самим содержанием религиозной иерархии, в которой доминировали мужчины. Исламская и католическая религиозные конфессии особенно склонны поддерживать у своих верующих принцип неравенства полов (там же, 1976).

В каких сферах мужчины и женщины относительно равноправны по отношению друг к другу? Одним из показателей неравенства полов является процентный уровень безграмотности среди женщин. В целом, предпочтительно, чтобы этот показатель был одинаковым для мужчин и женщин, как в случае со скандинавскими странами и Швейцарией. Во многих развивающихся странах необразованных женщин гораздо больше, чем мужчин. Даже в Соединенных Штатах женщины не достигали уровня образованности мужчин вплоть до 1970-х годов!

Другим показателем равенства является процентное соотношение женщин, занимающих руководящие позиции. Во всем мире этот показатель намного меньше 50-ти процентов (с 48-и процентами в Швейцарии и 28-и – в Австрии). В большинстве остальных стран эти показатели еще ниже. В Соединенных Штатах этот показатель составляет 17%, в исламских странах так же очень низок. В Южной Корее он составляет 2%, в Ганне -3%.

Следующим показателем является процентное соотношение уровней доходов мужчин и женщин. Триман и Росс (Treiman, Ross, 1983) составили обширный статистический сборник по индустриально развитым странам. Согласно этим данным, наилучшее соотношение по этим показателям занимает Германия (где женщины получают 74% от зарплаты мужчин) и скандинавские страны (Швеция — 69%, Финляндия — 68%, Норвегия- 63%, хотя в Дании — только 57%). В большинстве стран западной Европы зарплата женщины составляет около двух третей от зарплаты мужчины. Данные по Соединенным Штатам, представленные в этом докладе, составляют 57%. Заметим, что это средние показатели, и картина по разным профессиям отличается от среднего в зависимости от места работы, региона, этнической группы, возрастной группы и т. д. Тем не менее, в целом, уровень зарплаты женщин ниже, чем у мужчин. С другой стороны, во всем мире уровень смертности у мужчин выше, чем у женщин. В Северной Ирландии соотношение этих показателей 9 к 1. В США — 3.3 к 1, хотя в Дании он составляет 1.1 к 1. Мужчины так же чаще гибнут в автомобильных катастрофах. В Чили этот показатель составляет 4.8 к 1, в Соединенных Штатах — 2.7 к 1. Исландия является в этом отношении исключением, где это соотношение составляет 1 к 1. Опять же, эти цифры отражают средние показатели, и сохраняется тенденция, что мужчины занимаются более опасными видами деятельности, чем женщины.

Другими словами, возможно, главным фактором, ответственным за существование таких различий, является традиционное закрепление за мужчинами и женщинами определенных видов социальной активности. Некоторые теоретики утверждают, что сфера домашних обязанностей, традиционно закрепляемая за женщинами, менее престижна, чем сфера публичной деятельности, закрепляемая за мужчинами. Однако остается вопрос – оправдана ли такая позиция? Исходя из различий в биологии мужчины и женщины, представители многих культур преувеличивают важность одних атрибутов и преуменьшают значимость других. На основании этого делается вывод, что одни виды активности предназначены только для женщин, а другие только для мужчин. Гендер* формируется на основе реалий объективной физиологии и культурных представлений (убеждений, установок, ценностей), которые возникают из различных экологических условий.

* представления о социально приемлемых и одобряемых ролях и характеристиках мужчин и женщин – прим. переводчика, В. С.

Мужчины, скорее всего, чаще, чем женщины будут заниматься опасными видами деятельности, если существует возможность выбора (например, ловить рыбу в открытом море). Когда представители человеческого рода жили как муравьи-собиратели (охотники, сборщики плодов и трав), то опасные виды деятельности для женщины в периоды беременности становились неприемлемыми. Поэтому в некоторых сообществах превозносились и возвеличивались одни виды деятельности (например, ловля рыбы), а другие стали считаться менее престижными (например, приготовление пищи). В этом вопросе можно занять функциональную точку зрения: если опасным видам деятельности не придавать высокой социальной значимости, то нашлось бы мало людей, которые стали их выполнять. Поэтому возвеличивание активности, присущей мужчинам (например, ведение войн), сформировалось на основе таких механизмов и в определенной степени сохраняется во всех современных сообществах. Процессы социализации мальчиков и девочек отличаются друг от друга (Barry, Bacon, Child, 1957). Мальчикам прививается независимость, самостоятельность, агрессивность и ориентированность на достижение успехов в жизни в большей степени, чем девочкам. Социализация девочек в большей степени, чем для мальчиков ориентированна на приобретение навыков воспитания, ответственности и подчинения. В одном из последних исследований (Low, 1989) было обнаружено, что девочкам внушались нормы целомудренного поведения, трудолюбия и усердия примерно в сорока культурах, тогда как мальчики получали такое воспитание только в четырех культурах. Им прививались образцы самостоятельного поведения, конкуренции, агрессии и стойкости в десяти из тридцати пяти культур, тогда как девочки получали такое воспитание в только двух культурах. Статистический анализ свидетельствует о надежности этих данных. Стереотипные представления о роли мужчины и женщины в тридцати обследованных культурах оказались примерно одинаковыми (Williams, Best, 1982).Стереотипный образ мужчины в подавляющем большинстве выборок воспринимался следующим образом: предприимчивый, жесткий, отважный, доминантный, сильный, независимый, ориентированный на достижение успеха, работоспособный, стойкий, умный. Стереотипный образ женщины был иным: чувствительная, мечтательная, нежная, ласковая, покорная, смиренная и суеверная. Таким образом, модели социализации и стереотипы женщин и мужчин в определенной степени оказались одинаковыми во всех странах.

В исследованиях, проведенных в четырнадцати странах, Вильямс и Бест (Williams, Best, 1990) изучали представления индивидов о самих себе (реальное и идеальное Я) и об идеальном образе мужчины и женщины (специфике гендерных представлений). Они обнаружили небольшие культурные отличия в представлениях о реальном и идеальном Я, но больше различий в гендерных представлениях. В странах с высоким социально-экономическим уровнем развития, исповедующих протестантизм, женщины имели высокий образовательный уровень и большую социальную занятость (имели работу вне дома). В этих странах гендерная идеология была эгалитарной (уравнительной). В традиционных культурах, особенно в тех, где население исповедует ислам (например, Пакистан и Нигерия), в гендерная идеология оправдывает наличие различий между мужчинами и женщинами.

Читать еще:  Как выбрать безопасное средство для роста ресниц (гормональное или негормональное)? Эффективные средства для роста ресниц в аптеках: недорогие препараты и отзывы о них

Существуют обоснованные данные (Campbell, 1967), свидетельствующие о том, что стереотипы представлений о людях в определенной мере отражают условия их жизнедеятельности. Когда члены группы занимаются коммерцией, с большой вероятностью они будут восприниматься как «расчетливые». Когда члены группы живут в засушливых и бесплодных районах, где можно собирать только один урожай в год, они будут восприниматься как «ленивые». Когда они живут в регионе с влажным климатом, позволяющим собирать по два урожая в год, они, скорее всего, будут восприниматься как «усердные». Если предложенная выше теория правильна, она позволяет сделать оптимистические выводы в отношении уменьшения неравенства между мужчинами и женщинами. В информационных обществах, т.е. в обществах, в которых социальная активность мужчин и женщин становится одинаковой, соотношение доходов по заработной плате между мужчинами и женщинами будет смещаться в направлении равенства.

Япония в этом отношении представляет особый интерес, поскольку это развитая страна с относительно традиционной идеологией. Ивайо (Iwao, 1993) убедительно показал, что гендерная идеология японцев весьма специфична в разных возрастных группах: тех, которые родились в 1930 — 1946-х годах, в 1946 — 1955-х и 1955 — 1970-х. Японцы старшего возраста продолжают придерживаться традиционных ценностей; а самое молодое поколение фактически признает равенство полов в отношении прав и обязанностей, хотя опирается на такую концепцию равенства, которая является уникально японской.

Киддер и Кошуга (Kidder, Kosuge — в печати) дают представление о панораме изменений в гендерной идеологии в Японии. Два столетия тому назад японская женщина почти не занималась воспитанием своих детей и не несла за это никакой ответственности. Большинство решений принималось семейной иерархией, в которой более пожилые мужчины играли главную роль. Сегодня воспитание детей является основной «работой» японских женщин. Для этого они получают соответствующее образование, чтобы передавать соответствующие образцы воспитания своим детям. Авторы отмечают, что «мама, занимающаяся воспитанием» (куоики — мама), имеет признание и ценится в обществе «за свою целеустремленность и заботу в наставничестве и подготовке детей к вступительным экзаменам, начиная с детского сада и заканчивая университетом» (стр. 6). Однако авторы задают вопрос, а является такое положение прогрессом.

Ролевая дифференциация в Японии настолько огромна, что японские женщины действительно несут весь груз ответственности за воспитание детей по сравнению с мужчинами. Киддер и Кошуга, изучая этот вопрос на выборке из семидесяти мужчин и женщин, состоящих в браке в возрасте от 22-х до 55-и лет и имеющих одного или более детей, обнаружили, что японские женщины считали воспитание детей основным делом своей жизни. Они намного чаще, чем мужчины выполняли следующие виды работ по дому: занимались приготовлением пищи и мытьем посуды, ходили в прачечную и магазины, готовили ванну для членов семьи, запирали двери дома на ночь, выносили мусор, отвечали на телефонные звонки, оплачивали семейные счета, встречались с учителями, помнили о днях рождения близких и друзей, занимались воспитанием и обучением детей, подвергали их дисциплинарным взысканиям, выбирали школу, в которой они будут обучаться, помогали членам семьи в отдыхе, контролировали семейный бюджет и принимали решения в отношении семейных расходов. Мужчины на много чаще, чем женщины выполняли следующие виды деятельности: зарабатывали деньги, занимались политикой, принимали стратегические решения в отношении финансовых инвестиций и водили автомобиль. Даже у работающих женщин профиль распределения обязанностей оказался таким же. Использование нянечек-сиделок по уходу за малолетними детьми в японских семьях почти не практикуется.

Сравнительный опрос детей мужского пола (японцев, американцев и немцев), отвечавших на вопрос «сколько времени они тратят на общение и игры со своими отцами» показал следеющее: японские дети давали ответ «я вообще не общаюсь со своим отцом» в три раза чаще (16,1%) по сравнению с американскими(5,1%) и немецкими (5,7%) детьми. Киддер и Кошуга утверждают, что такое поведение родителя-отца вредно для воспитания сыновей: они становятся чрезмерно зависимыми от своих матерей (например, мать каждое утро звонит своему сорокалетнему сыну, чтобы убедится, что он проснулся). Это дает повод изображать японских мужчин в карикатурном виде, как тиранов или малых детей.

Женщины в выборке испытуемых Кддера — Кошуги не стремились иметь работу отчасти из-за того, что она воспринималась ими как мужская сфера деятельности, где женщины могут выполнять только вспомогательные роли. Кроме этого, в Японии наблюдаются смертельные случаи на работе из-за перенапряжения. От стрессовых перегрузок в год умирает около 10 тысяч человек (Киддер и Кошуга, в печати, стр.21). В опросе мужчин и женщин, проведенном в 1991 году фармацевтической компанией, были получены данные, что около 30% опрошенных мужчин и 23% женщин испытывали опасение за свою жизнь (т.е. боялись умереть) из-за перегрузок на работе. Неудивительно, что при таких условиях женщины предпочитают выполнать роль домохозяйки и воспитательницы. С другой стороны, выпускники университетов ориентированы на получение работы, особенно если есть возможность получить хорошую работу. Лебра (Lebra, 1984,стр. 309) приводит данные опроса, в котором 83% японских женщин — выпускников университетов ответили, что они хотели бы получить работу. С другой стороны, Киддер и Кошуга полностью согласны с результатами анализа, проведенного Ивао (Iwao, 1993), который выявил существенные изменения в представлениях о равенстве полов в Японии (в усилении тенденции к «вестернизации»). В следующей главе работа Ивао будет обсуждена подробнее.

Источники:

http://www.owl.ru/gender/033.htm
http://project25019.tilda.ws/
http://megalektsii.ru/s20687t1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector