Гаснущая свеча

Гаснущая свеча. О жизни в хосписе и паллиативной помощи

Если честно, то ехать на интервью в хоспис я боялась до дрожи. Страшила необходимость лицом к лицу столкнуться с горем, страданиями, обреченностью. В реальности все оказалось не так: хоспис № 2 в поселке Понтонный больше похож на дом отдыха, чем на больницу. Здесь не услышишь тревожного пиканья медицинских аппаратов. В палатах атмосфера почти домашняя: светлые занавески, много цветов, широкий коридор. Есть здесь и комната отдыха, и библиотека, и даже сад с беседкой, куда в погожие деньки выходят подышать воздухом пациенты.

Когда человек окружен заботой, в его организме иногда пробуждаются силы, которые помогают ему жить. ФОТО Михаила ТЕРЕЩЕНКО/ТАСС

Говорить не принято

«Мне очень сложно было решиться отправить маму в хоспис, но выбора не осталось. Врач «скорой помощи» сказал, что уже ничего нельзя сделать, осталось только попрощаться. Это случилось как раз на Новый год, и у меня была крошечная надежда на чудо. И оно произошло. На следующий день после того, как мама попала в хоспис, она пришла в себя, смогла сесть, паралич правой стороны прошел. Через несколько дней она уже могла ходить. Ей врачи подарили два месяца жизни, а мне два месяца счастья быть рядом с самым дорогим человеком».

С Зоей Анисимовной Софиевой, которая заведует выездной службой хосписа, мы встретились в гостиной с видом на сад.

— В нашем обществе не принято в открытую говорить о смерти. Хотя паллиативная помощь рассматривает ее как естественный исход неизлечимого заболевания, — размышляет она. — И главной задачей наших специалистов является не только облегчение страданий самого пациента, но и обеспечение комфортного состояния, прежде всего психологического, его родным. Мы не лечим, а «наполняем жизнью» последние дни и месяцы человека, помогаем его родным пережить горе.

Что такое хоспис, знает, наверное, каждый. Его символ — гаснущая в человеческих руках свеча. А что до определения «паллиативный», то оно происходит от латинского pallium — «покрывало».

Идея создания подобных заведений в России принадлежит Виктору Зорзе — советскому, а затем британскому журналисту, который после смерти от рака своей дочери написал книгу «Жизнь после смерти». Получив возможность с началом перестройки вернуться в Россию, он сделал делом своей жизни создание хосписов на родине. И начал он с Петербурга. В октябре 1990 года в Лахте появился первый хоспис. А спустя два года, в феврале 1992 года, был открыт второй — в поселке Понтонный.

Читать еще:  Конспект занятия по окружающему миру в старшей группе на тему цветы. «Волшебные цветы». Интегрированное занятие в старшей группе. Оргмомент. Эмоциональный настрой на занятие

Парадокс, но в нашей стране система хосписов начала развиваться намного раньше, чем такой вид медицины, как паллиативная помощь, был закреплен законодательно. Отдельной строкой в законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ее прописали только в 2011 году. А затем включили в программу государственных гарантий — другими словами, определились с финансированием.

За прошедшие годы количество хосписов в России увеличилось втрое. А буквально на днях Госдума уже во втором чтении одобрила законопроект, в котором прописано, что неизлечимо больные люди будут получать такую помощь не только в больнице, но и в условиях дневного стационара, а также на дому.

Тем не менее о паллиативе россияне до сих пор знают слишком мало. Недавний опрос (проведенный отдельно среди граждан и среди медиков) показал: о паллиативной помощи ничего не слышали 69% россиян. А 72% (!) докторов заявили, что просто не знают, куда направлять пациентов с терминальной стадией заболевания.

Страх от незнания

«Посторонним кажется, что хоспис — страшное учреждение, где есть место только для боли, ужаса и смерти. Нет. Хоспис — это духовная и психологическая помощь, обезболивание, поддержка. От всей души благодарю за то, что последние два месяца жизни моего отца не были омрачены муками боли, за возможность видеться с ним практически в любое время, за поддержку, за слова утешения».

По словам Зои Софиевой, вокруг хосписов еще очень много мифов. Один из них — это дом смерти. Что далеко не так. Наоборот, неизлечимо больных людей здесь возвращают к жизни, в которой нет боли, тревоги и одиночества. И чем раньше человек попадет в подобное заведение, тем лучше для него. Как гласит один из постулатов Европейской ассоциации паллиативной помощи, такая терапия должна оказываться пациенту уже с первого дня выявления неизлечимого заболевания.

Ведь правильно подобранный медикаментозный комплекс, хороший уход, доброе отношение — и болезнь иногда дает человеку отпуск. Надолго ли? В паллиативной медицине об этом говорят осторожно: может, на неделю, может, на месяц или даже годы.

Другое заблуждение: отправить близкого человека в хоспис — сродни предательству. Мол, стыдно потом будет смотреть в глаза окружающим.

— Стыдно, когда человек лежит дома и страдает от боли, — подчеркивает Софиева. — Нужно понимать, что в хосписе человек чувствует себя легче, потому что там для этого созданы все условия.

Читать еще:  Подвести глаза хной. Tатуаж глаз хной. Как всегда выглядеть модной и ухоженной

Еще один устойчивый стереотип — в паллиативной помощи нуждаются исключительно онкологические больные. А это далеко не так. Она нужна и людям с невралгическими заболеваниями, и страдающим хронической обструктивной болезнью легких, и пациентам с деменцией, и боковым амиотрофическим склерозом (БАС).

И задача паллиативной медицины помочь таким пациентам и качественно, и своевременно. То есть сделать все возможное, чтобы человек в приступе отчаяния не совершал необдуманных поступков.

Вспомним, несколько лет назад в нашей стране было сломано немало копий по поводу эвтаназии. Мол, есть же страны, где человек сам решает, жить ему или умереть. Почему же такой выбор не предоставить и российским пациентам?

— Бывает, что идея о добровольном уходе у людей действительно появляется, — говорит Софиева, — и надо понять, почему человек пришел к такой мысли: это может быть страх, боль, неуверенность в завтрашнем дне. Ведь люди боятся не самого факта смерти, а связанных с умиранием мучений. Не только своих, но и своих близких. Никто не хочет быть обузой для родственников. Я точно знаю, что если купировать тягостные симптомы, убрать боль, облегчить болезненное состояние, то очень часто вопрос об эвтаназии уходит сам собой.

Может быть, поэтому в обязанности врачей и медсестер хосписа входят не только медицинские процедуры (инъекции, перевязки и прочее), но и доверительное общение, сострадание, переживание, обсуждение волнующих пациентов и их родственников тем.

По словам главного врача хосписа Антона Арзуманова, в хосписе нет ни одного равнодушного сотрудника. Здесь работают люди, обладающие прежде всего терпимостью, милосердием, уважительным отношением к больному и, что немаловажно, отсутствием чувства брезгливости.

Помогают врачам и священники разных конфессий. В хосписе есть место, где можно с ними пообщаться, исповедоваться, если нужно. И, как подчеркивает Софиева, не стоит думать, что из хосписа нет дороги обратно. Да, для многих он становится последним пристанищем, но немало и тех, кто после курса терапии возвращается домой.

Уйти достойно

«Мы с сестрой очень благодарны всему персоналу хосписа за подаренные две недели достойной жизни нашей любимой тетушке. Здесь ей купировали боли, сняли отеки. Она до последнего смогла ходить и ушла легко и без мучений».

«Работа в хосписе — это самый тяжелый труд, страшнее невозможно представить. Как этим людям удается сохранить чуткость, человечность, доброту, я не знаю. Низкий вам поклон, дорогие мои! Здоровья вам и близким. Пусть беды обходят вас стороной. Спасибо от всего сердца».

Хоспис в Понтонном не только стационар. Здесь есть выездная служба, которая оказывает помощь на дому. Причем работают врачи и медсестры не только с самим больным, но и с его близкими. Учат их простым вещам — кормить, одевать, переворачивать.

Читать еще:  День образования охранно конвойной службы. День охранно-конвойной службы

Вопрос о госпитализации встает в трех случаях. Если в домашних условиях нельзя купировать болевой синдром. Если родственники больного очень устали и им необходимо отдохнуть. И если за больным некому ухаживать. Окончательное решение принимает как сам пациент, так и врач выездной службы.

Срок пребывания в стационаре также определяется больным и его лечащим доктором. Иногда после подбора необходимой терапии человек очень быстро возвращается домой под наблюдение врача выездной службы.

Тем более что с обезболивающими препаратами, по словам Софиевой, сегодня в городе проблем нет. Для амбулаторного лечения в наличии есть и пластыри, и таблетки, и уколы. И главная задача — убедить врачей амбулаторной сети не бояться их выписывать.

Напомним: еще в 2015 году был принят закон, который существенно облегчил выписку и применение наркотических лекарственных средств. Теперь рецепт на них действует не 5 дней, как раньше, а 15; не нужно сдавать упаковку; упрощены правила хранения препаратов, и, самое главное, право выписать рецепт есть не только у онколога, но и у любого участкового врача.

Конечно, паллиативная помощь в нашей стране еще только начинает развиваться и нерешенных вопросов множество.

Едва ли не самый острый, как считает Антон Арзуманов, — такой специализации в медицинских вузах нет. Из-за чего очень не хватает кадров. Пока специалистами по паллиативной медицине становятся врачи других профилей после повышения квалификации. Выделение паллиатива в отдельную врачебную специальность уже не раз обсуждалось на самом высоком уровне. И, возможно, в ближайшее время это все-таки произойдет.

А у сотрудников хосписа № 2 тоже есть своя мечта. Все они ждут, когда сдвинется с мертвой точки строительство центра паллиативной помощи. Его модель выглядит весьма впечатляюще. Несколько корпусов, у каждого свой зеленый дворик. Палаты интенсивной терапии, лаборатория. Отдельно — здание поликлиники. И даже часовня.

По словам главного врача хосписа Антона Арзуманова, проект был разработан еще в 2010 году, а в 2016-м — утвержден и согласован. Но до сих пор существует только на бумаге.

— Петербург стал первым городом в стране, где открылся хоспис, в котором начали создавать систему паллиативной помощи, — подчеркнул главный врач. — Появление специализированного центра позволит нашему городу остаться лидером этого направления.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 039 (6392) от 04.03.2019 под заголовком «Гаснущая свеча».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector