Откуда пошло выражение собаке собачья смерть. Собаке собачья смерть. Игроки общаются через интернет

Почему говорят, что «собаке — собачья смерть»

«Собаке – собачья смерть» — так говорим мы о человеке, который, по нашему мнению, заслуживает самой ужасной участи. Но почему в данном выражении упоминается именно собака, а не кошка или мышь? И что вообще такое «собачья смерть»?

Без покаяния

«Толковый словарь русского языка» под редакцией Ожегова и Шведовой определяет данный фразеологизм, как выражение, касающееся человека, который прожил недостойную жизнь, а потому не заслужил и достойного конца.

Известный исследователь русского языка Мориц Михельсон в своем «Большом толково-фразеологическом словаре» писал, что подобные выражения относились исключительно к дурным людям. А собачьей смертью, по мнению автора словаря, раньше именовали кончину без покаяния. В качестве примера Михельсон приводит аналогичную пословицу: «Смерть без покаяния – собачья смерть». Такая смерть, которая чаще всего оказывалась внезапной, а потому и не оставляла времени для приготовлений к уходу, была одной из самых страшных в представлении наших предков.

«Собака» как оскорбление

Что касается того, почему объектами такого пренебрежительного выражения стали именно собаки, то эти животные на Руси действительно не пользовались уважением. Они, конечно, приносили немало пользы: псы охраняли дворы, а некоторые из них даже были ездовыми. Однако собак все равно считали «нечистыми» и не пускали их в жилые помещения и церкви.

В связи со всем вышеизложенным неудивительно, что «собака», «пес», «сука» и другие производные от названия этого домашнего животного слова перешли в разряд оскорбительных. А мат так и вовсе именовали не иначе как «песьей бранью».

«Собачья» казнь

Однако существует и еще одна версия фразеологизма «Собаке – собачья смерть». Почему в качестве главного героя выражения выбран именно пес, мы уже выяснили: собаками на Руси называли всевозможных недобрых людей. К таким людям могли относиться в частности и преступники самых разных категорий. При чем же здесь преступники?

Дело в том, что когда-то наши предки использовали собак для казней осужденных на смерть. На них надевали медвежьи шкуры, а затем натравливали собак, которые просто загрызали несчастных. Подобный метод расправы упоминает в своей книге «Палачи и казни в истории России и СССР» В. Д. Игнатов. Как утверждает автор, так любил «потешаться» Иван Грозный и именно так был казнен епископ Леонид. Возможно, таким способом «развлекались» и другие правители, жившие задолго до Грозного.

Если принять за верный данный вариант появления фразеологизма, то с точки зрения современного языка правильнее он звучал бы как: «Собаке – смерть с помощью собак» или «Собаке – смерть собаками». Как бы то ни было, но до наших дней он дошел именно в форме «Собаке – собачья смерть».

Собаке собачья смерть

Собаке собачья смерть — русская пословица про смерть плохого человека (узнав о его смерти).

— «Собаке собачья и смерть».

Паустовский Константин Георгиевич (1892 – 1968)

«Повесть о жизни» «Бросок на юг» (1959-1960 гг.) — Ставраки, расстрелявший лейтенанта Шмидта, сказал на суде, узнав о вынесении ему наказания в виде расстрела — «– В общем, – сказал он глухо и вздохнул с облегчением, – слава богу, кончилась эта волынка. Собаке собачья смерть

Шолохов Михаил Александрович (1905 – 1984)

«Тихий Дон» (1925 — 1940), кн. 3, ч. 6 гл. 49: «Скопырнулся, лежит этот бородатый оратор, но собаке — собачья смерть

Петров-Водкин Кузьма Сергеевич (1878 – 1939)

«Пространство Эвклида» (1932 г.) (Глава шестнадцатая. ДОРОГА В ИТАЛИЮ), про собак, свезенных в Турции на необитаемый остров: «Говорят, находились любители с Перы, которые ездили к острову радовать свои истрепанные нервы неизбежной жестокостью терзающих друг друга, обреченных на голодную смерть, собак.

Конечно, собаке — собачья смерть, но мне и тут видится пронырливый пиджак с Перы, с галстуком в горошинках, вертляво вручающий какому-то члену меджлиса докладную записочку о гуманно обоснованном собачьем проекте.»

Кони Анатолий Федорович (1844 – 1927)

СУД — НАУКА — ИСКУССТВО, Собрание сочинений в восьми томах. Том 1 «Из записок судебного деятеля» (Издательство «Юридическая литература», Москва, 1966 г.):

«После убийства, восклицая: «Собаке собачья смерть!», он идет с приятелем выпить и закусить и отправляется в объятия проститутки, а из-под ареста спрашивает письмами, нельзя ли пригласить защитника, умеющего гипнотизировать присяжных, и какая часть наследства после отца достанется ему в случае оправдания.»

Чехов Антон Павлович (1860 – 1904)

«Господа обыватели» (1884 г.): «Брандмейстер. . Я человек уже не молодой, больной, не сегодня — завтра могу умереть. Доктор сказал, что у меня во внутренностях затвердение и что если я не буду оберегать своего здоровья, то внутри во мне лопнет жила и я помру без покаяния.

Шёпот в публике. Собаке собачья и смерть. «

Читать еще:  Прибавка к пенсии в феврале года. Последние новости индексации пенсий

«Бабы» (1891 г.) — про женщину, убившую мужа, которая умерла в остроге: «- Собаке собачья и смерть, — сказал Дюдя.»

«Платонов. . Помнишь, как умер рябой Филька?

Осип. Собаке собачья и смерть. «

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович (1826 – 1889)

«Верный Трезор» (1885 г.) — применена в буквальном смысле — по отношении к псу, который сильно состарился, запаршивел и его решили утопить: «Не к тому я Трезорку готовил, — сказал купец Воротилов с чувством, — да, видно, правду пословица говорит: собаке — собачья и смерть. Утопить Трезорку!».

Собаке собачья смерть

Собаке, собачья смерть
Откуда пришла собачка Люська, никто не знал, но как только появилась враз
изменилась до толе понятная картина поведения местных четвероногих. Всё по порядку. Собачка, конечно была видная, хотя беспородная. Существовавший дворовый паритет изменился с её появлением. Скорее всего, подкинули её во двор на проживание как обычно поступают энергичные,практичные люди. Надо отметить собачка была красива – необыкновенно. Стройная, поджарая фигура, рыжая шерсть с чёрной рифлёной полосой во всю спину, пушистый хвост, с умными карими глазами, которые завораживали собак- кобелей округа.Хорошенькая по собачьи стройная фигурка завершалась гордо поставленной, точёной лепки головки, ничего не скажешь- хороша! И глядела собачка по особенному- ласково, интеллигентно, тактично обнюхивая человека давшего что- то вкусненькое, с чувством благодарности, посматривая вним-тельными, выразительными глазами. Да и люди, которые питали слабину к животным, тоже осторожно в свою очередь предлагали кусок дружбы и были по своему благодарны случаю, удачно сложившегося дня. Верно то были милосердные, благовоспитанные люди, но случалось давали и пинка. В каждом сидела та закваска на которую дала добро, воспитанием семья. Наблюдательному человеку становилось понятно- кто чего стоит?. В Люське очевидно было заложено природное чутьё с молоком матери. Это было видно- с хорошей семьи, потому во дворе местные пьянчуги и неухоженные мужики приняли в свою среду. Кушала она поданный кусок с достоинством, не чавкая, предано смотря на подавшего и тому было приятно. -“Какая умница, ишь как аккуратно ест”, в отдаче отклика добродетельно, посматривали на собачку. Некоторые,плохо стоящие на ногах мужики,бывало неопрятно одетые женщины пытались как-то командовать, подчинить её, но тщетно-интеллигентная нота сквозила в облике, во всей манере поведения собачки. Видя, внушительные, слоновьей белизны, приличные клыки, остерегались вести себя плохо. Собачка вела себя с достоинством, к каждому имела подход и пришлась ко двору. Которых, ежу понятно- Люська попросту обходила стороной как у людей. Поскольку собачка беспризорная, кормили кому не лень. Которые ласкали её за кроткий нрав, с опаской теребя подшёрсток. Детишки, не церемонясь игрались с нею; которые вовсе малые, те как с равной бегали по двору на перегонки и всяко возились. Собачке отрадно, что с ней считаются в свою очередь с большим рвением прилежно относилась как она считала новыми обязанностям. Одно плохо, местные и пришлые кобеля устраивали “кулачные бои”про меж себя за право быть с нею. Стоило ей появиться во дворе, в момент набегала стая, озабоченных собак и начиналась собачья свадьба. Стоило кому выделится, тут- же, в момент на того яростно нападала стая, рвала на куски, 1
мало не покажется. Люська же царицей, лёжа на траве безразлично наблюдала за игрищем обладания, жуя кусок колбасы или кость. В эти моменты жители с опаской обходили эти побоища, боясь быть покусанными. В конце самый удачливый, может сильный всё же овладевал капризной красавицей, делал своё дело и всегда уходил. Что естественно, то не безобразно. Люди проходя мимо, ускоряли шаг или приостановившись против воли в любопытстве наблюдая сцены собачьей случки. Иные старой закалки, особенно пожилые гоняли совокуплённых собачек, в точности как сгоняли с сеновала захваченных за этим делом любовников.Молодые же не особенно смущались, просто шли своей дорогой, вспоминая видно по дороге жизни, им придётся пройти через такой стыд. Вот как обстояло дело с непростым вопросом. Слава богу мелькало, в не состарившихся головах, что это только лишь собаки, каково было бы ходить без одежды в шкуре и все органы наружу?! Слава богу есть теория Дарвина и Павлова, там они грамотно за нас описали состояние животных в природе и не надо ломать голову. Интеллигенты в отвращении, отворачивались, бросая шёпотом слова порицания; пьянчужки же в ухмылке, щуря глазки в исступлении, перекатывая Беломор из одного угла рта в другой, поощрительно балагурили: ” Вот даёт- совсем как моя Фрося по молодёжке- во даёт- ек, стервец дрючит Люську”, — и в придачу много понятного народного, всем фольклора. Молодёжь с колясками спешно отводили малышей, сами так же спешно дислоцировались подальше от подобного зрелища. Как же это- дело интимное, а тут всё наружу, стыд то какой. Никакой жалости,сочувствия речи ни стояло. В природе без прелюдии правит правило продолжения рода, с этим ни чего не поделаешь. Одна беда, об этом не знает собачка- Люська. Да и зачем ей знать, если на первом месте у неё вкусный кусок колбасы или же той кости, которую не отдаст никому, ни за какие коврижки. Так то и на этом стоп. А, что до разговоров на предмет кто? Кого? Как? Сколько, не тот случай. Конечно всяко у людей, но верно придёт мой Алексей или к примеру Фролка — приласкает как это он один может, за что его и люблю, но чтобы сравнивать, как некоторые, нет, себе дороже,- рассуждали праведные молодые мамаши. Нет, Мы выше, Мы благороднее. Собачки случились, разбежались кто куда, никто не несёт ответственности за дальнейшее; у нас же законы, обязанности, как хорошо, что Мы не собачки. Так и случилось, забрюхатела дворовая собачка, Люська. Все признаки налицо, много и часто ест, огрызается на ухажёров, не до них. Некоторое время не было видно во дворе, приблудшей собачки. Подумали, верно убили бедняжку и по правде сами живём ровно в скворечниках, в этих хрущёвках; нет места и себе, не то что дворовой собаке, пусть даже очень понятливой и умной. Через денька два 2
собачка появилась, но уже налегке, с висячими сосками. Родила, выхаживает,
прибежала во двор подкормиться. Люську окружили,наперебой гладили, дру-
гое дело- мать одиночка. На миру таким послабление и почёт, всем двором кормили, Дак одна, такая боевая, заступница прознала где её щеночки, нашла у заброшенного сарая под грудой досок и прошлогодней щепы. Трое-упитанные, колобком ползут, скулят, ждут мамку и еду. Природа наяву, жалко, кто
подможет, самой не очень весело, а живое — подмогла, приносила им какую могла еду. Щенятки подросли, вытянулись маленько, стали бегать возле логова. Однажды, не обнаружила, болезная щенят.
— Верно, разобрали добрые люди,- подумалось ей. Люська же заметалась по окрестностям, лаяла, скулила, тщетно-свежий ветер вынес тоску, с развеянным подшёрстком подросших детишек. Успокоилась по- маленьку, начала опять принимать ухажёров на своём газоне, демонстрируя свои сучьи достоинства. Катается под его тёплыми лучами солнца, встанет, жеманно, красиво
изгибаясь телом, неспешно подходит к лежащей поодаль лакомой косточке; знает ни кто не тронет-это её заслуженная трапеза. Собачий этикет тоже гласит — не трожь злобного, на голову сильного противника и опасайся сварливых сучек. Ежу, понятно, опасаются появления грозного супротивника. Мало ли что? Вот и сидят поодаль – выжидают; да и сама огрызается не на шутку, демонстрируя внушительные клыки. Нет лучше подальше и бочком отступали, поджав хвосты. Устав, от драк своих поклонников, виляя задом, уходила с газона во дворы, где сидели женщины, играли дети. Должно быть хотела пообщаться с людьми, послушать пересуды, поиграть с ребятишками. Те, завидев Люську бросались к ней на шею, теребя, обнимая, тащили за хвост и за гриву, лезли в пасть- какие большие клыки! Она же милостиво терпела, весело отбрыкиваясь стройными лапами. Наступал вечер, все расходились по домам, никто не звал к себе собаку. Она никому не нужна, через неё перешагивали, пинали иногда, если мешала пройти в подъезд. Люська от обиды вскакивила, взвизгнув перебиралась на свой газон. Поклонники, кобеля расходились, у них всех были хозяева и дом. Если шёл дождь Люська заползала под лавку и лежала пока не наступит утро. Утром, сердобольные старушки приносили ей еду, отзавтракав трусцой, шмыг опять под лавку — пережидать непогоду. После дождя всегда долгожданное солнце оно греет душу и тело. Люська опять на высоте, опять из — за неё идут бои местного значения. Кобелям не стыдно ни людей ни самой Люськи, природа берёт верх ложной скро-мности монашеского обета и им тоже всё нипочём. Они поочерёдно, неустанно спариваются с нею и эта круговерть нескончаема, пока стоит мир и светит ясное солнце. Мужики за домино, наблюдая хмыкали, которые 3
откровенно ржали. Дворник Серёга, вечно под хмельком откровенно говорил
— Вот бы мне так! А, мужики! Надысь прихожу домой- жрать нечего, пока что набил брюхо, вечер на дворе- спать пора. Моя всё что- то моет, стирает, не до меня. Брык на боковую, отбой! Не до этого! Дак,если честно упадёт желание,
глядючи на мою Татьяну! Слушающие, не торопясь попивают пиво, молча, кавая, соглашаясь и расходятся, у каждого своё и никто не хочет говорить за себя откровенно, всяко бывает!? Так иногда для подтверждения общего баланса интереса избитой темы цокают,плюя себе под ноги, да соседский паренёк Лёха, с другого двора кинет камушек, другой в острастке свиста. Разбегутся псы и снова вокруг неунывающей Люськи. Природа, нехотя ворчит пожилой Яким- кричи, не кричи, не даст калачи. Во- во, не грех под такое опрокинуть,
а, не послать ли нам гонца, мужики- а? И то дело, пошёл веселее разговор и уже не такая валкая,тусклая и занудная кажется жизнь. Весело посматривают они на собачку Люську и её ухожеров как будто что- то им стало понятно, а что понятно? Настроение поднялось, под ложечкой засосало, захотелось долго жить и конечно- же в первую очередь выпить, ведь их ждали дома дела и жёны. Полилась плавно речь в кружке интересов и про Чепая и про чукчу, а особенно про еврея, что извернулся запарить заварку четырежды. Сколько смеху, куражу, даже Люська и та в любопытстве подбежала, что так весело и не перепадет ли мне чего нибудь. Не поймёшь их- мужиков: то смеются, то дерутся, то пинаются. Глико- глико, как смотрит, чей- то хочет. Уж, не тебя ли Сергуня заместо твоей Татьянки, ишь как хвостом верещит. -Ну, Вас, весь настрой сбили, пойду, вздрючу, благоверную мою стиральную машинку. Иди ужо вон тучей навалилась на балкон, перила погнёт! Да, ну Вас! и дворник с ухмылкой поспешил к своей “восточной красавице” в надежде что ни- будь перепадёт. Что? — одному богу известно. Люська, не поняв их, видит мужики в расположении духа и так резко, думает, что она их причина и ещё веселее как простая деревенская шлюха, отчаянно машет хвостом, бегает вокруг да радостно лает. Лёха с радости одури залихвастки подсвистывает вслед. Ещё больше ничего не понимает собачка на всякий случай отбегает, кобеля враз покидают и поле и свою долю. Они не удел и хозяева враз объявились как полагает, сердобольная соседка Шура у негодных, настойчивых извращенцов.
Мужики ржут как кони. Им всё было понятно, струхнул дворник. Прошло тёплое, короткое лето. Наступило холодная осень с жёлтым листопадом и сырыми дождями. Люськиных ухажёров поубавилось.Редко когда забежит, пришлый кобелёк; обнюхает, да убежит. И собачка стала побаливать,часто лежала под лавкой. Ела кто, что подаст, вроде как извиняясь, кося пеленой благодарности, всё ещё выразительных, в карих обводах слезливых глаз. 4
Под утро внезапно стукнул морозец. Вот и пришла зима, подумалось тёте Шуре, что подкармливала собачку. Как-то пошла по обычке в магазин, проходя мимо лавочки, под которой лежала дворняжка, видит та лежит на своём месте как всегда; но больно уж не понравилось её поведение. Виновато, так слезливо посмотрела на благодетельницу, как обычно и внимания не обратила, болезная на состояние подопечной бродяжки. Лежит, уткнула нос меж лапок, хвостиком вяло виляет, похлопывая по мёрзлой земле. “ Забрать бы как- то надо, пропадёт ни про что. Жалко животину ”- пробрало её. “ Сама такая же, только что квартерка имеется на первом этаже”- продолжала размышлять добрая женщина. Поздно и некогда будто в последок вилял,приветствуя, прощаясь собачий хвостик. Ничего не приметил, замыленный глаз благодетельницы необычного и ушки на макушке и лапки вдоль тела плетью. Возвращаясь c магазина, заглянула под лавку, положила кусочек ливерной колбасы, не реагирует собака, пошла дальше, позабыв недавнее, дела ждут, да и соседка откликнула … . Вечерком всё же, прогуливаясь заглянула под лавочку проведать свою подопечную. Наклонилась к ней, видит, та лежит в прежней позе, что днём и колбаса не тронута.Потрогала, жуткая твёрдость в теле, не дышит, мертва, остыла видно уже. Отошла в нерешительности, что же делать? Нахлынуло на неё воспоминанием живая, ласковая и жизнерадостная Люська и как она резвилась перед нею, вертя хвостом и странно как она любилась с ко-белями. Её то последний забулдыга брезговал тискать, не что приличный со-лидный мужчина, картинку которого нарисовала и берегла себе давно, с ушедшей войны. В одно касание мелькнули листками календаря события прошлой жизни: выпускной вечер, уныло стоит у столба, никто не приглашает; война, медсанбат, серая мышка; поднеси, постирай, подай, убери; так один отчаянный лейтенант помнит- овладел ею, а как, не помнит..; любила его или нет, не решила, прошла волна смыла; молода ещё была, полна надежд, привлекательна; так же вертела задом по причине её полноты, лицом то была так себе,но зад всегда при ней; за то и любили опосля, все кому ни лень; тоже как не напрягалась память отчётливо- никак, так и пошло; опало, шарму не стало, сисечки от прежнего достатка колом стоят,хоть счас рожай, что толку, лицом скокужилась, морщиной оплелась,ни один не посмотрит на старое. О-хо- хо- хо.. Нахлынуло в неё, заплакала тётя Шура, запричитала, ровно на войне. И по правде то у неё никого не было — только, приблудшая, кроткая, послушная собачка Люська. Она кормила, поила её, теперь же некого погладить, обнять, прижаться к лохматой головке, посмотреть в красивые собачьи глаза, такие преданные, ласковые и немного грустные. Люсьена как про себя прозвала её тётя Шура в отдачу благодарности лизала не только руки, но и даже босоножки, отчего та в умилении восторгалась, радовалась жизни. 5
Люську дворник уволок в мусорный ящик, утром же увезли на свалку. Одна только тётя Шура проводила в последний путь,не выходя из квартиры. Никто не видел как плакала жалостливая, мягкосердечная простая женщина, люди спешили как обычно по своим делам, в конце дня так же обычно спешили по своим домам к жёнам, к мужьям, кто- то после умирал, кто- то рождался, солнце прилежно и верно освещало, незабвенный городской дворик и газон, в котором любила греться собачка по прозвищу Люська.

Читать еще:  Все о растяжках!! От чего появляются растяжки на теле и как их убрать

П.В.Д. апрель 2015г.

спасибо Нине Степановне Чандиной за подсказ темы

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5a58c45d168a91fd9b027f16/5b583dc4a4d88d00a9551efe
http://dslov.ru/pos/p135.htm
http://www.proza.ru/2015/06/10/409

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector