Профессия историк-генеалог (4 фото). Кто такой частный генеалог и где найти спеца по генеалогии

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Читать еще:  Выход на пенсию досрочно по состоянию здоровья. Досрочный выход на пенсию

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Профессия «генеалог»

Генеалоги тоже бывают разные. А какие, в принципе, генеалоги есть в мире и чем они занимаются? Профессия «генеалог».

Военный генеалог (Military Genealogist)

– человек, который занимается установлением военной биографии предков на коммерческой основе. Поисковики как движение возникли в конце 1970-х годов. Они начали работу по поиску останков наших солдат, погибших в годы ВОВ, связывались, когда это было возможно, с родственниками. Всё это на общественных началах.

Поисковики есть и сейчас и их много. В наше время возникла необходимость в платных специалистах, которые используя свой опыт могут прояснить судьбу Вашего предка в годы ВОВ.

Специалист по поиску наследников (Heir Locators)

целая линейка названий для специалиста, который занимается поиском наследников на наследство человека, не оставившего завещание, как правило, за процент от этого наследства. В странах бывшего СССР, как правило, ищут наследников русских (еврейских, украинских) эмигрантов, умерших за рубежом.

Эти заказы — настоящий детектив, раньше, в советское время, если кто-то умирал зарубежом и предполагалось, что этот человек мог оставить наследников в СССР такие данные отправлялись в единственную организацию «ИнЮрКоллегию», реально бывали случаи, когда советские граждане получали крупное наследство.

Сейчас сведения о лицах, родственники которых разыскиваются, печатаются открыто в газетах в специальных рубриках. За этой информацией охотятся специальные агенства и «наследственные генеалоги». Принцип очень простой: кто первый нашёл искомого родственника и подписал с ним контракт о его вхождении в наследство, тот и получил процент.

Интересно, что сами генеалоги часто не знают сумму наследства и потратив, скажем, во Франции, несколько тысяч евро на поиск родственника после всех выплат получают. несколько сотен евро. Забавно! Но риск есть риск, а выигрыш может быть велик.

Генеалог-Детектив (Genealogy Detective)

человек, который помимо поиска в архивах занимается опросом ныне живущих, берет интервью, лазает по кладбищам и т.д. Русские генеалоги очень часто по умолчанию делают это совместно с обычным расследованием, и даже не знают, что на Западе такая работа проходит отдельной строчкой.

Действительно, достаточно странно выделять отдельно «детективов-генеалогов» и просто «генеалогов», генеалог по умолчанию должен уметь и к человеку подход найти и по развалинам полазить и старинное кладбище обследовать. А ещё знать языки, а ещё разбираться в палеографии (т. е. уметь читать старинные шрифты).

ДНК-Генеалог (DNA-Genealogist)

профессиональная спецификация, которая еще не утряслась даже в английской языке, не говоря уже о русском. Человек, который позволяет Вам профессионально прочитать те данные, которые Вы получили, после того, как решили сделать ДНК-анализ. Часто может подсказать, какой именно анализ вам лучше сделать. В России еще не вычленились, но у нас самые большие специалисты сидят на форумах сайтов molgen.org и уже у нас в «Проекте Жизнь».

Да, это очень многообещающая отрасль! Действительно, ДНК-генеалогия развивается просто семимильными шагами, пока, впрочем, нельзя просто полизать ватную палочку (точнее, поскрести ей по внутренней стороны щеки) и тебе выдадут всё твоё генеалогическое древо. Нет. И, думаю, вряд ли в ближайшие 20 лет это будет доступно.

ДНК-генеалогия может сегодня:

  1. Доказать родство (если два человека сверяют свои ДНК)
  2. Показать к какой группе ДНК-маркеров относится человек. Каждому народу, как правило, свойственны свои ДНК-маркеры и если ты считал себя, скажем, всю жизнь русским, я а тебя ДНК-маркеры свойственные армянам (например), то это ещё один повод заинтересоваться своей генеалогией
  3. Увидеть, как географически перемещались предки
  4. Узнать предрасположенность к тем или иным заболеваниям

Проблема только в том, что каждый народ — это набор ДНК-маркеров, какие-то присущи каждому народу больше, какие-то меньше, но в целом, сюрпризы случаются, с другой стороны, даже если ты обнаружил в своих результатах исследования «странные» ДНК-маркеры, это может значить, что твой предок-армянин жил. 400 лет назад. И то и больше. Конечно, интересно, но даст ли это что-то конкретное. вряд ли.

Читать еще:  Какое можно загадать действие подруге. Какое желание можно загадать другу по переписке

Тем не менее, за ДНК-генеалогией, конечно, будущее.

Семейный генеалог (Family Historian)

элита-элит генеалогического мира. Нанимается богатыми семьями не только для проведения генеалогического исследования, но и для проведения в порядок семейного архива, библиотеки, а также поиска и приведения в порядок захоронений, домов, а также всего, что связано с историей фамилии. Такая работа занимает минимум 5 лет.

Ну а если вы надумали начать генеалогическое исследование, заполняйте анкету или звоните в «Проект Жизнь» +7 (495) 118-09-24.

Онлайн-заявка

Наши специалисты перезвонят вам
для бесплатной консультации

Политика конфиденциальности

Настоящая Политика конфиденциальности регулирует порядок обработки и использования персональных и иных данных сотрудником (сайт: https://projectlife24.ru), ответственным за Персональные данные пользователей, далее — Оператор.

Передавая Оператору персональные и иные данные посредством Сайта, Пользователь подтверждает свое согласие на использование указанных данных на условиях, изложенных в настоящей Политике конфиденциальности.

Если Пользователь не согласен с условиями настоящей Политики конфиденциальности, он обязан прекратить использование Сайта.

Безусловным акцептом настоящей Политики конфиденциальности является начало использования Сайта Пользователем.

Историк-генеалог

7 февраля 2014 в 13:04

Я окончил истфак МГУ. Правда, учился я там плохо: за всё время студенчества ни разу не дошёл до архива. Зато пил, много путешествовал автостопом, спал в церквях и на кладбищах, выучил в разной степени семь языков. Потом работал в передаче «Жди меня». Был редактором по поискам, за три года работы нашёл 200 человек. Там работают одни женщины почему-то, я был единственным мужчиной. Это было ещё во времена «до интернета», поэтому искали людей мы в основном через милицию.

О каждом человеке существует множество документов. Вот вы, например, живёте в Москве. Это значит, что вы зарегистрированы примерно в 20 различных организациях. В Москве даже домовые книги хранятся со времён войны.

Генеалогией как бизнесом я начал заниматься в 2008 году. Я тогда женился, родился ребёнок, и нужно было как-то зарабатывать деньги, а был кризис. У меня не было опыта поисков, но я был наглым и окончил МГУ, начал интересоваться собственной генеалогией. Я решил написать на различных европейских форумах, что я — русский генеалог, окончил истфак МГУ, что у меня огромный опыт работы в архивах, что было, конечно же, враньём. Мне написал богатый еврей из Нью-Йорка, который хотел найти информацию о своей хасидской семье с Украины. Я сказал: «Окей, я смогу». Он мне перевёл предоплату в 500 долларов, и отступать было некуда. Я собрал на различных форумах информацию о том, что такое метрические книги, ревизские сказки, и поехал в Киев. У меня получилось — я нашёл записи об этой семье и выполнил заказ, дело оказалось несложным. Следующие три года я брался за любую работу и вообще не вылезал из архивов. Потом я использовал свою репутацию человека, который проводит исследования для иностранцев. Наши люди считают так: если из Нью-Йорка заказывали ему исследование, значит стоящий специалист.

У меня уже давно произошла профессиональная деформация. Я смотрю на мир через архивы. Я даже когда в больницу или поликлинику прихожу, первым делом спрашиваю: а где у вас архив?

Про клиентов

В моей работе всё как в детективе. У профессиональных генеалогов чёрные визитки. Это пошло ещё с тех времён, когда генеалоги работали с представителями сицилийской мафии. Чёрная визитка означает, что все ваши семейные секреты останутся в тайне, как за могильной плитой.

Клиентов много. Есть потомки эмигрантов, которые ищут свою историю. Когда их родственники перебирались во Францию после революции, например, у них часто не оставалось никаких документов. Был такой случай: ко мне обратился человек, дедушка которого умер — упал на улице и ударился головой. Ребёнку тогда было три года. Он знает только то, что дедушка — эмигрант и что ему досталась русская фамилия. Их, конечно, интересует, откуда они взялись, и я ищу их корни.

ЦЕЛОЕ ЯВЛЕНИЕ — ЭТО ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ LIBERATION CHILDREN — ДЕТИ СОВЕТСКИХ СОЛДАТ ОТ ЕВРОПЕЙСКИХ ЖЕНЩИН

Целое явление — это так называемые liberation children — дети советских солдат от европейских женщин. Они делали детей, почти ничего о себе не рассказывали и возвращались в СССР, где у них были собственные семьи и дети. Их очень много и в Германии, и в Австрии — там, где были советские военные базы, — например, в Австрии они сохранялись до 1955 года. Даже в Норвегии есть специалисты, которые занимаются поисками русских отцов. Был случай, когда я нашёл такому человеку брата просто через «Одноклассников», потому что у него была довольно редкая фамилия. Кстати, если вы кого-то ищете, то обязательно напишите об этом в интернете.

Если говорить про соотечественников, то 70 % моих клиентов — это женщины. Я сам до сих пор не понимаю, почему генеалогией интересуются в первую очередь они — успешные женщины от 27 до 55. В отличие от мужчин, они гораздо внимательнее относятся к исследованию, во всё вникают. С бизнесменами работать труднее: они оплатят исследование, а потом бегай за ними, потому что у них нет времени с тобой встретиться. Хотя как-то я проводил исследование для одного олигарха, который хотел увидеть «в 3D», вживую, как и где умер его дед. И вот мы поехали в Австрию, нашли эту деревню, где он умер, и даже старика, который подобрал какие-то запасные части сгоревшего тогда танка.

Про генеалогические конторы

Самые продвинутые с точки зрения генеалогии — это мормоны из американского штата Юта и французы. У мормонов принято обращать в свою веру уже умерших родственников. Поэтому не удивляйтесь, если через несколько лет мормонов будет 20 миллиардов. А французы — страшные бюрократы. Они знают свои родословные до XVIII века. У них обширные сообщества генеалогов, выходят журналы вроде «Новости генеалогии» с приличными тиражами.

Читать еще:  С днем рождения крестница 17. Крестнице в стихах

Сейчас в России бум генеалогических исследований. Ими занимаются и частные генеалоги, и большие конторы. В генеалогических конторах обычно всё очень понтово: кожаная мебель, старинные фолианты на полках, генеалогическое древо во всю стену и толстенные договоры.

Они работают на очень богатых клиентов. Ну и цены там начинаются от 200 тысяч рублей. Обычно это не самостоятельный бизнес, а дочерний. Например, у человека есть раскрученное туристическое агентство, оно наработало свою богатую клиентуру, которую можно окучивать. Вот эти фирмы работают на лакшери-выставках, предлагают вам готовое исследование в кожаном переплёте или в золочёной рамке.

Например, самая известная генеалогическая контора в Москве принадлежит производителю и поставщику канатов. Я никогда не подозревал, что есть такой серьёзный мир канатов. В общем, он — самый главный человек в канатном бизнесе, просто мегафанат собственной генеалогии, и каждый год выпускает по два новых тома изысканий о своих предках. Я его очень уважаю.

В Москве многие люди в генеалогических конторах даже не имеют исторического образования, в Питере это более серьёзный бизнес. Генеалогические конторы специализируются на получении заказов. А потом звонят мне, и я в два-три раза дешевле провожу все эти поиски. Это называется субаренда, но я перестал брать заказы от агентств. Я понял, что нет никакого кайфа, когда не видишь клиента. Когда ты работаешь в этом бизнесе долго, ты понимаешь, что между предками и человеком-заказчиком есть очень серьёзная связь.

Об исследовании

Есть два вида исследований. Первый для тех, кто не знает, чего хочет. Мы садимся с клиентом, и я начинаю спрашивать: «Вы своих папу и маму знаете? Знаете. А бабушек и дедушек? Всех четырёх? Давайте запишем. Где они родились, когда». А вот дальше всё обычно валится. Вдобавок мы определяем временной интервал, например, сто лет. Это будет стоить где-то 40−50 тысяч рублей и займёт около шести месяцев. В год у меня обычно 50−60 заказов. Результат исследования выглядит как бумажный отчёт с приложенными фотографиями, если я смог их найти. У меня результат поиска — один к трём. Это значит, что треть поисков остаются без результата. Это хороший показатель.

Есть люди, которых интересует очень точечный поиск. Например, их любимая бабушка была из детского дома. И они хотят узнать, кто был родителями этой бабушки. При этом у неё осталась фамилия от родителей. И эта фамилия не Иванова, а более-менее редкая. Другой популярный точечный поиск — военный. Многие ищут своих родственников, погибших или пропавших на войне.

Обычно заказчика интересует один из родственников, на которого он считает себя похожим. Например, дедушка-крестьянин, который вырвался из среды и разбогател. При этом, конечно, с генетической точки зрения мы так же похожи на нашего дедушку-предпринимателя, как и на нашего дедушку-энкавэдэшника. Просто стараемся о втором не думать, уговаривая себя, что в поступках похожи на первого.

Если в 90-е годы новые русские хотели вывести себе дворянскую родословную, то сейчас исследования заказывает средний класс. Люди хотят узнать жестокую и страшную правду, хотя бы и про дедушку, который работал в НКВД и расстреливал людей тысячами.

Когда мы докапываем до XIX века, можно продолжить поиски и копать дальше. Если человек образован, я ему объясняю, что если ваши родственники — русские крестьяне, то с 1800 по 1700 годы вы никакой событийности в их жизни не найдёте. Да, они очень тяжело жили и работали, рожали по 10−12 детей, половина из которых умирала, но больше мы ничего принципиально нового о них, скорее всего, не узнаем.

Про чудеса и мистику

Вас интересуют чудеса? Могу рассказать. Есть такое понятие, как генеалогический параллелизм. Например, ваши родители случайно встретились на комсомольской стройке на Дальнем Востоке и полюбили друг друга. Если мы исследуем её генеалогию и его генеалогию, то с вероятностью в 85 % их предки встречались, возможно, жили в соседних деревнях или недалеко друг от друга.

Генеалоги знают, что ничего не проходит даром. Знаете, почему нельзя кончать жизнь самоубийством? Потому что ваши потомки в кризисной ситуации будут рассматривать и такой вариант жизненного сценария. Видимо, мы подсознательно выбираем образ действия, который уже каким-то образом осуществляли наши предки. Поэтому, конечно, если у вас в роду были умалишённые или самоубийцы, лучше быть предупреждённым, внимательнее следить за собственной психикой.

Часто бывает, что проще
отказаться от наследства, чем разбираться с разваленным домиком на краю Дюссельдорфа
и миллионными долгами

Ещё я всем рекомендую внимательно относиться к генеалогии потенциальных спутников жизни. Например, вы влюбляетесь в девушку, у которой в роду ни у одного человека не было высшего образования. Она такая целеустремлённая, интересная, любит читать книжки, заниматься саморазвитием. Вы женитесь, а через несколько лет она лежит на диване и никуда с него не встаёт. А ведь всё это можно было предусмотреть заранее.

Про наследство

Как узнать, что нигерийский адвокат, который вам предлагает вступить в права наследства, вас не обманывает? Поисками наследников занимаются специальные конторы, в основном немецкие. Они идут от мёртвого человека. Поэтому если вас найдут, то они первым делом должны в точности рассказать, кем умерший вам приходится. Двоюродным дедушкой или ещё кем-то. Надо помнить, что вместе с наследством вам может достаться большое количество долгов. Часто бывает, что проще отказаться от наследства, чем разбираться с разваленным домиком на краю Дюссельдорфа и миллионными долгами.

Но на моей практике таких историй, когда человек вдруг получал невероятное наследство, не было. Я не берусь за поиски наследников, потому что такие фирмы заинтересованы не в результате, а в процессе, за который они получают деньги. Поэтому, когда в тупик заходит один исследователь, они ищут второго и не говорят о результатах первого. В результате ты приезжаешь в украинскую деревеньку, а тебе там говорят: от вас уже толпа приезжала, мы им всё объяснили, что здесь таких никогда не было.

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://projectlife24.ru/genealogy/professiya_genealog.html
http://www.the-village.ru/village/people/howtobe/138619-genealogist

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector