Пьяная тетя на даче рассказ. Тетя Люба. Мистическая история

Эта мистическая история произошла со мной и подругой Наташкой в начале 1995 года, когда мы были еще совсем юными девчонками, только что справившими совершеннолетие. Она заставила нас поверить в жизнь души после смерти и неразрывную ее связь с некогда любимыми людьми.

На 5-й день нового 1995 года в семье Наташки случилось несчастье – умерла ее горячо любимая мама. Для нас, ее подруг, она была советчицей по всем вопросам, и просто, доброй тетей Любой.

Как большинство мужчин нашей необъятной страны, папа не смог справиться с горем и впал в запой, результатом которого стала госпитализация в клинику под зоркий глаз Наташкиной бабушки, работавшей там санитаркой.

Подруга осталась одна в пустой двухкомнатной квартире, где все напоминало о несчастье, свалившемся на ее некогда дружную и веселую семью. Мне, как самому близкому на тот момент человеку, было предложено переехать и пожить у нее, хотя бы до 40 дня с той скорбной даты, когда душа окончательно покидает нашу бренную землю.

До 9 дней наша жизнь проходила спокойно. Вернувшись с работы, мы первым делом шли в комнату тети Любы, зажигали лампадку, и Наташка подолгу разговаривала с фотографией мамы. В ночь на 10 день произошел жуткий и неподдающийся объяснению случай. Поздно вечером, когда мы уже собирались ложиться спать, дверь в комнату тети Любы с грохотом распахнулась, и послышался стук упавшего предмета.

Вбежав, мы увидели, что любимица Наташкиной мамы, собачка породы чихуахуа по кличке Жюлька, вертится и прыгает на диване, радостно повизгивая и ласкаясь к кому-то видимому только ей. В этот момент в квартире начал мигать свет и погасла лампадка, будто бы кто-то специально задул ее. Упавшим предметом оказался портрет тети Любы.

Дикий ужас охватил нас с подругой. Держась за руки и дрожа от страха, мы пробрались к столику и попытались зажечь лампадку вновь, но каждый раз, как только пламя загоралось, невидимая сила задувала его.

В панике, хватая теплые вещи на бегу, мы выбежали из страшной квартиры, но погуляв некоторое время на морозе и продрогнув до костей, решили покориться судьбе, сделать вид, что ничего не произошло, вернуться и лечь спать.

Дома уже все утихло. Раздевшись, мы улеглись в Наташкиной комнате, но сон не шел. Подруга начала вспоминать, какая замечательная была ее мама. И тут в коридоре раздались шаги. Кто-то подошел к двери и затаился. От ужаса мы не могли не только говорить, но и дышать, ожидая, что в комнату войдет некто ужасный. Однако ничего не происходило. Наташка вновь завела разговор о тете Любе, и вновь послышалась гулкая поступь. Тогда подруга предположила, что мама не желает, чтобы она говорила о ней и дает это понять. Действительно, больше мы не вспоминали покойную, и звук шагов прекратился.

Все это продолжалось до 40 дня. Ночью дверь распахивалась, гасла лампадка, падал портрет, мигал свет, а Жулька радостно резвилась. Нас это уже не пугало, ведь мы знали, что это душа тети Любы не может оставить свою любимую семью. Однако приятели, заглядывавшие пару раз на огонек, в страхе убегали.

Ровно в 40 день последний раз погасло пламя лампадки, со страшным грохотом обвалилась полка в коридоре и все стихло. Тетя Люба ушла навсегда.

Так мы подумали, однако ошиблись. Новый виток событий произошел через 2 года. Наташкин отец женился вновь и привел новую жену в квартиру, где когда-то была хозяйкой тетя Люба.

Отношения с мачехой у подруги не сложились сразу. Отец встал на сторону новой жены, а Наташкина жизнь стала невыносимой. Вскоре ее и вовсе выжили из отчего дома. Через некоторое время все стали замечать, что мачеха моей подруги стала сдавать, побледнела и осунулась.

Наташкин отец в то время устроился охранником на завод и часто дежурил по ночам. Как-то раз, вернувшись с работы, он застал новую жену, сидящей на полу. В квартире, несмотря на белый день, горел свет, а женщина плакала и тряслась от ужаса. Она поведала страшную историю.

Оказывается, каждую ночь, как только муж уходит на дежурство, в квартире начинали происходить мистические вещи: отчетливо слышались шаги, падали вещи, по углам раздавался стук. Но в ту ночь было ужаснее всего. Женщина услышала сильный грохот в Наташкиной комнате и поспешила посмотреть, что произошло, но в коридоре ее сбила с ног огромная свинья, сразу же растворившаяся в воздухе. Каждый раз, как только Наташкина мачеха пыталась подойти к дверям, свинья появлялась вновь. Бедная женщина зажалась в уголок и так просидела до прихода супруга.

Когда они вместе зашли в Наташкину комнату, там все было раскидано по полу; даже книжные полки, накрепко прибитые к стенам, были вырваны какой-то неведомой силой. Залезть в квартиру никто посторонний не мог, ведь квартира располагалась на 5 этаже.

Боясь за здоровье новой супруги, Наташкин отец квартиру спешно продал и уехал. Больше о тете Любе слышно не было.

Читать еще:  Маменькин сынок, как с этим бороться. Кто такие маменькины сынки

Новость отредактировал Девятихвостый Лис — 9-09-2017, 06:25

Читать онлайн «Эротические рассказы — Ваши рассказы» автора Stulchik — RuLit — Страница 173

К этому времени я уже привык к угрозам и насмешкам мачехи и почти не реагировал на них. Но вскоре началось то, чего я точно никогда не ожидал… Не знаю с чем именно была связана эта моя странность — то ли с постоянным наблюдением за папиной комнатой, то ли это была обыкновенная детская сексуальность, но, так или иначе, мои мысли постоянно были заняты мечтами о том, что какая-то милая женщина лет 30-35 делает мне в попу укол или ставит клизму. Причем вся эта процедура в моей детской фантазии выглядела довольно сексуально. Женщина нежно снимала с меня полностью всю одежду, затем я нагибался, ставя колени на пол, а живот положив на медицинскую кушетку, накрытую белой простыней. В комнате пахло какими-то лекарствами, и этот запах вызывал у меня обильное слюноотделение. Женщина ласково гладила меня по попе и аккуратно дотрагивалась своим пальчиком до моего анального отверстия… Естественно, подобные фантазии вызывали у меня огромное желание хотя бы самостоятельно потрогать свой зад и немножко поиграть с ним. Не знаю почему, но тогда моя эрогенная зона находилась именно там, а мой член меня вообще не интересовал. И я придумал для себя некоторые интересные игры. Я ложился на свою кровать, переворачивался на живот, спускал до колен колготки (тогда многие мальчишки ходили в колготках) и трусики и, помочив слюной пальцы, трогал ими свое анальное отверстие. Далее, я начал «углублять» свои сексуальные фантазии и стал засовывать свои маленькие пальчики в зад. Со временем, я придумал еще более интересную игру со своей задницей. Я засовывал в нее заранее скатанные бумажные шарики, затем напрягал мышцы зада и некоторые шарики удавалось достать обратно, а некоторые выходили позже — естественным путем. Вскоре в ход пошли карандаши, ручки… Однажды я обнаружил в домашней аптечке клизму — довольно большую с пластиковым кончиком. Незаметно я вытащил ее оттуда, набрал немного воды и принес к себе в комнату. Я попытался засунуть толстый пластиковый наконечник клизмы себе в зад, но ничего не получилось. Тогда я вспомнил, как сосала тетя Света отцовский член, и решил проделать тоже самой с клизмой. После этой процедуры клизма легко вошла в мою маленькую попку и брызнула там тонкой струйкой холодной воды. Я получил неистовое наслаждение и, найдя в клизме объект сексуального вожделения, стал медленно углублять ее кончик в свой зад, а затем почти полностью вытаскивать его обратно. Такт учащался, и тогда я представил себе как, должно быть, приятно Свете, когда отец делает с ней такое. «И чего она, дура, кричит? Это же так здорово?» — думал я, — «Может ее попросить, чтобы она потрогала меня своим пальчиком? Нет! Эта сволочь такого делать не станет, к тому же и отцу настучит — тогда мне ремня не избежать. »

С той поры я начал видеть в тете Свете некую сексуальность. Особое мое внимание уделялось ее пальчикам. Они были очень тоненькие, но очень длинные. Да, руки и нее были действительно красивые.

В один прекрасный день, когда отец как всегда был на работе, а Светлана вышла ненадолго в магазин, я пробрался в их комнату и вытащил из шкафчика одни из Светиных трусиков. Я выбрал, пожалуй, самые мятые из всех, с небольшими протертыми дырочками по бокам. Тут же я побежал к себе в комнату, полностью скинул с себя всю одежду и надел трусики тети Светы. Я встал на кровать так, что в зеркале, висевшем на стене, была видна моя попка, облаченная в очень эротичные женские трусики. Я поворачивался к зеркалу разными боками и пристально разглядывал свое отражение. В тот момент у меня появилось огромное желание, чтобы мое отражение вышло из зеркала и поиграло со мной в мои игры. Я представлял себе, как мой двойник раздевает меня, нагибает над моей кроватью и вставляет в мое анальное отверстие палец руки, затем достает его обратно, и я начинаю сосать его. «О, как бы это было здорово!» — думал я в те сладостные минуты, — «Главное, чтобы никто не узнал об этом. Чтобы никто даже не догадался о моих странных играх»…

ГЛАВА III. Мачеха или любовница?

…Но, к сожалению, кое-кто догадался о моих «детских шалостях». И этим «кое-кто» была, естественно, моя вездесущая мачеха. Однажды, проснувшись рано утром, я обнаружил, что дома никого нет. Я вылез из-под теплого одеяла, скинул с себя пижаму и, оставшись в чем мать родила, принялся ерзать рукой под матрасом в надежде отыскать там Светины трусики, чтобы поскорее надеть их. Но поиски оказались безрезультатными — под матрасом ничего не оказалось. Я принялся искать их под простыней, под подушкой, но их нигде не было. «Может, свалились под кровать?» — подумал я, и прилег на пол, чтобы пошарить под кроватью. В этот момент совершенно неожиданно дверь в комнату открылась, и на пороге появилась Света. Я готов был сгореть со стыда, а она, пока я стеснительно поднимался с пола, подошла ко мне поближе. Я стоял и не знал, что дальше делать и что сказать в свое оправдание. «Скажу, что проснулся, скинул пижаму и решил сделать зарядку голышом, чтобы взбодриться», — мелькнуло у меня в голове. Но не успел я этого сказать, как Светлана задрала подол своей юбки так, что я увидел ее трусики. «Боже мой, да это те самые трусики, которые я недавно стащил из ее шкафчика!» — подумал я, не отрывая от злосчастных трусов свой взгляд. «Ты не это случайно искал, маленький разбойник?» — непривычно ласково спросила она, поглаживая себя в промежности. «Все! Я разоблачен. Отмазываться бесполезно», — решил я в тот момент и уныло перевел взгляд на пол. «Хочешь, я подарю тебе их? Навсегда!» — она улыбнулась и потянулась к моей руке. Я вздрогнул и отошел на полшага назад. «Чего ты боишься, мальчик мой. Я же не сделаю тебе больно!» — продолжала она все также нежно. Ее рука медленно добралась до моей, обхватила своими длинными пальцами мою маленькую ладонь, а затем вместе с моей рукой потянулась под юбку к Свете. Она сделала шажок вперед, и мое лицо плотно уперлось в ее упругую и мощную грудь. Левой рукой она обняла меня за голову и прижала к груди, будто хотела по-матерински приласкать. Но не тут-то было. Через мгновение моя рука, которую Света увлекла куда-то под подол своей юбки, наткнулась на что-то шершавое и, главное, сильно влажное. Это была склизкая и неприятная на ощупь жидкость, и в первые секунды я не мог догадаться что это. Тут же тетя Света, по-прежнему удерживая меня в своих объятиях, сделала несколько шагов в сторону, и я увидел, что мы находимся рядом с моей кроватью. Она усадила меня на кровать и в одно мгновение сбросила юбку. Мне открылся вид ее великолепных ног и уже знакомых до боли трусиков. Светлана провела своей рукой по моему лицу, затем по губам, а после стала нежно гладить меня по волосам. Казалось, ну чего еще надо в жизни — такая женщина ласкает тебя — кайф. Но нет! Тогда я и думать забыл о своих предыдущих фантазиях и только лишь с волнением ждал, чем же это закончится. «Сними их с меня!» — нарушила тишину Светлана, — «Сними. Они ведь нужны тебе? Правда?» «Не знаю!» — испуганно проговорил я, не понимая, чего она толком от меня хочет. «Знаешь! А вот если отец узнает, то хорошей порки тебе не избежать. Давай, давай! Раздень меня. » И мои детские ручки потянулись к резинке ее трусиков, а затем вместе с ними поползли вниз. Я почувствовал ее запах, и мне вдруг резко захотелось поиграть с ней! Однако решиться на такое я все-таки боялся… Света в это время нежно гладила себя по голым ягодицам и оглядывала свое тело ниже пояса, будто никогда его не видела. Она стояла передо мной в одной лишь тоненькой блузочке, которая еле-еле доставала ей до пупка и достаточно резко подчеркивала набухшие соски груди. Светлана положила свои руки мне на плечи и аккуратно опрокинула на постель. При этом мои ноги свисали с кровати, и мачеха в одно мгновение оказалась между них. Она наклонилась к моему пенису и, взяв его в руку, начала несильно сжимать и разжимать его в своем кулачке. Я попытался приподняться с кровати, но Светлана своей рукой моментально пресекла мою попытку бунта. «Лежи и не дергайся», — уже привычным сердитым голосом сказала она, продолжая трогать мой член, — «А то тетя может сделать тебе больно!». В этот момент она зло посмотрела на меня, но, увидев испуг в моих глазах, улыбнулась и наклонила свое лицо прямо к моему члену. «А хочешь я покажу тебе маленький фокус», — произнесла она. Я кивнул. «Смотри, какой он у тебя маленький, — сказала Света, показывая языком на мой отросток, — А я могу сделать его ненадолго чуть побольше и потверже! Хочешь?» Но дожидаться моего очередного кивка головой она не стала, и через мгновение я почувствовал, как ее губы легонько коснулись моего члена, который затем оказался полностью у нее во рту. Сначала я чувствовал лишь приятную щекотку, но вскоре член стал набухать и становиться твердым. Тетя Света, заметив, что я возбуждаюсь, стала активнее сосать его и изредка легонько пр�

Читать еще:  Как сплести из резинок машину рогатке. Как плести игрушки из резинок

Рассказ про это с тетей

Этот рассказ состоит из двух частей.

  • первая — от лица пацана четырнадцати с небольшим лет,
  • вторая — от лица его тридцатилетней тети.

Во дворе бабушкиного дома росла старая черемуха. Большая, раскидистая. под ней мы сколотили из досок топчан, накидали на него тряпок и проводили свободное время на этом топчане. Ветки черемухи, свисающие почти до самой земли, давали нам приют, прикрывали от лишних глаз. Не заветное местечко, а просто мечта ребятни. Лечу с речки на всех парах, спешу упасть на свой топчан и полежать. Накупался до гусиной кожи. А на нашем топчане лежит и спит тетя. Заняла местечко и в ус не дует. Завалилась внаглую….

Резко затормозил, потрясенный открывшимся зрелищем. Платье тети задралось и обнажило ее задницу. Голую задницу. Тетя была без трусов. Офигеть! Платье сползло почти до пояса, открывая вид, от которого у меня — пацана сразу восстало естество. Лежа на боку, она подтянула под себя одну ногу и её интимное место было хорошо видно, выступая бугорком промеж ляжек…. Большие губы в рыжей растительности, доходящие почти до коричневой дырочки попы, приоткрылись, выпустив наружу розовую плоть внутренних малых губ. Подошел поближе и тихонечко окликнул тетю. Никакой реакции…

А трусы топорщатся, сдерживая восставший член. Блин, аж голова закружилась… Не то, что бы никогда не видел живой женской… Видел. И даже щупал. И даже тр@хал. Но то все были девичьи, голенькие или только начинающие покрываться волосами. А здесь перед глазами — ЭТА у взрослой женщины, расположилась среди полных ягодиц и манит к себе, так и просит потрогать ее. Еще пару раз окликнул тетю. Присел рядом и осторожненько потрогал за бедро, вдруг проснется. Нет, не должна.

Читать еще:  Как американцы потратили миллион на ручку для космоса. Fisher Space Pen — настоящие космические ручки

Пахло от тети перегаром, значит выпила и ее просто разморило, вот и спит она на нашем месте в холодке. Тогда смелее потрогал за попу, прикоснулся пальцем к женскому, тихонечко развел губы в сторону. Розовая плоть была влажной, от нее шел запах мочи и еще чего-то, чему не знал определения. Так же осторожно просунул туда палец и потрогал внутри. А тетя знай себе сопит, даже не шелохнется. Быстро сдернул с себя трусы. Такой возможности больше не представится, надо пользоваться, пока не проснулась.

Тихо-тихо прилег за ее спиной и попытался вставить свой член. Попытка удалась и я замер, боясь пошевелиться. Нет, спит крепко. И тогда потихонечку, осторожненько начал двигаться, начал сношать родную тетю. Как можно сделать ЭТО тихо-тихо, если тебя разбирает и даже сам того не желая ускоряешь свои движения, стремишься насладиться телом, получить удовольствие. Вгонял уже со всей дури, каждое мгновение ожидая пробуждения и скандала. Но было уже все до фонаря, было только одно жгучее желание — кончить. А вот и подошло оно, мгновние, когда в головке почувствовался зуд, когда ее стало распирать. Вот и член задергался, выплескивая сперму в тетино лоно. Кончил, сгреб свои трусы, на бегу натянул их и рванул к реке.

Не было здесь меня, на речке я был, есть много свидетелей. То ли мне показалось, то ли и в яви было, но вроде как тетя кончила. Ладно, не до этого… Позже, когда тетя проснулась и ходила во дворе, по дому, все вглядывался в ее лицо, стараясь определить, догадалась ли она, что ее тр@хнул племяш или нет, и помнит ли она хоть что-то. Никакой реакции с ее стороны не было и я успокоился. И был спокоен лет до двадцати, когда услышал от тети ее видение этих событий….

Ну, выпила с подругами, да не рассчитала норму, тут еще жара. Меня и развезло. Доплелась до дома, переоделась и нашла местечко в теньке под черемухой, где ребятня сколотили помост. Прохладно, хорошо, я и заснула. проснулась, почувствовав, что вроде меня кто-то зовет. Хотела уже откликнуться, да что-то истома какая-то не дала это сразу сделать.

А потом поняла, что сплю без трусов, что платье задралось, оголив меня почти до пояса и что меня разглядывает мой собственный племянник. «Просыпаться» было уже как-то не резон, решила и дальше прикидываться спящей, пьяненькой. Да и что случится, если пацан посмотрит. Не убудет. Знаю, что они с сестренками давно уже рассмотрели все друг у дружки, перепробовали и прошарили. Поди уже и тр@хаются уже вовсю. А он не просто смотрит, решился потрогать. Ну, думаю, посмотрю, что дальше делать будет.

А дальше, не успела и охнуть, как он всунул палец туда и начал там ковыряться. И надо бы его одернуть, так ведь сама до этого допустила… Да и как одернуть, чтобы не напугать его, и чтобы самой не оказаться в срамном виде. Пока раздумывала, племянничек — вот же хват — уже член свой в меня толкает. Пока ковырял пальцем самой захотелось, а уж когда вставил стручок, хоть просыпайся и подмахивай, так проняло. И инструментина у племяша оказалась приличная, не детская . Поменьше, чем у мужиков, но достаточная, чтобы достать до матки. Подогнула осторожно колени повыше, чтобы поглубже достал, да и замерла, смирившись. Рано бы только не кончил, так хочется разгрузиться. А он разохотился, вошел в раж, всё делает по-серьезному. Когда он начал кончать, не смогла сдержаться и я, кончила.

Полежать бы в объятиях мужика, чтобы погладил, приласкал, а он рванул, как ошпаренный, даже трусы надевал на ходу. Ясно, боится, что «проснусь». Только бы не болтал. Да не будет болтать, забоится. И кто ему поверит? Развалилась на спине, лежу, млею. Кто бы подумал, что когда-нибудь меня племянник тр@хнет. Да еще так, что кончила. Эх, еще бы разок, да по-хорошему, не прячась. Надо бы подмыться, не хватало еще от племяша понести. Вот сраму-то будет. И все же, как бы еще разок ему дать?

Источники:

http://4stor.ru/histori-for-life/101419-tetya-lyuba.html
http://www.rulit.me/books/eroticheskie-rasskazy-vashi-rasskazy-read-233864-173.html
http://istoriipro.ru/rasskaz-pro-eto-s-tetej/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector