Семик праздник. Русский Семик — народный праздник, обряды, обычаи

Пословицы, народные приметы и традиции праздников на Руси

Календарные праздники

Семейные праздники

Семик — седьмой четверг после Пасхи, считался очень большим праздником. Он знаменовал прощание с весной и встречу лета, зеленеющую землю с центральным персонажем — березкой.
Наряженная в течение нескольких дней березка должна была отдать всю свою силу начинающему зеленеть полю, способствовать урожаю и соответственно — благополучию людей.
Русские называли Семик честным, подобно Масленице.
По народному календарю. Прихожане шли на обедню в церковь с букетами полевых цветов, а пол в храме устилали свежей травой.
Те, кто придерживался старинных обычаев, утром посещали кладбище, где и встречали Семик. На этом празднике торжественно погребали и поминали убогих, или убитых, или внезапно умерших на месте скудельниц или убогих домов, которые стали рощами.

Роща

Рощи или дубравы служили местом таинственных обрядов язычества у восточных народов, греков, римлян. Кроме дубов, не менее почитаема была липа, от нее не осмеливались отрезать ни ветки, ни сучка. Эти деревья назывались заповедными, заветными. У древних немцев совершались жертвоприношения и производился суд под липами. У древних пруссов под липой зажигались огни на Иванов день в честь бога весны Лиго.

Веселье начиналось после обеда.
Девушки, украсив свои избы березками вдоль всей деревенской улицы, шли за околицу под предводительством девушки, избранной по жребию и одетой в мужское платье (это — Семик). Они несли с собой печеные и сырые яйца для яичницы, лепешки и пироги. В ближней роще выбирали кудрявую березу, срубали самую густую ветку, украшали ее лентами, втыкали в землю и, взявшись за руки, устраивали хоровод. Песни пели до обеда, после трапезы рвали с той же березы ветки и плели венки, с которыми опять водили хороводы и пели песни. «Мне куда тебя, веночек, положить? — спрашивали в одной песне и отвечали: — Положу тебя, веночек, на головку ко душе милой девице. ко названной сестрице». Вторя словам песни, они шли потом на пруд или реку. С зажмуренными глазами бросали венки на воду и загадывали: потонул венок — в тот год замуж не выйти, а можно даже умереть, но очень хорошо, если венок всплывет, да еще против течения.
Либо посреди двора втыкали срубленное с ветвями и листьями дерево, под которым ставили горшок с водой. Девицы ходили по двору или сидели, а мальчуганы держали в руках заготовленные кушанья, другие — ведро с пивом на палке. Более веселая, бойкая девушка подходила к дереву, опрокидывала горшок с водой, выдергивала дерево из земли и затягивала песню.
Обряд с молодым деревом справлялся, разумеется, по-разному, каждая губерния и даже деревня имела свой набор и последовательность действий, свой песенный репертуар, однако основные элементы обряда сохранялись. Это: выбор и украшение дерева, совместная трапеза под ним, завивание венков, кумление, срубание дерева с последующим его уничтожением, хороводные песни и игры под ним, гадание на венках, брошенных в воду.
Празднование Семика происходило в рощах и лесах, на берегах рек и озер или прудов. Сначала завивали венки, а затем в некоторых местах пускали их по воде. Но обычно ближе к вечеру девушки возвращались домой с венками, которые берегли до Троицы.

Венок

Венок считался залогом бессмертия, знамением перехождения души и союза мертвых с живыми. По семицкому венку загадывали будущее.

В Семик совершался древний обряд погребения и поминовения убогих на убогих домах, которые обычно находились в рощах. Первый обряд совершался в основном на могилах, подобно древней тризне.
От Москвы до самых до окраин в этот день гуляли. Вся Москвз устраивала разгульный праздник; почти на каждом дворе обставляли березками стол, накрывали его яичницей и драченой. Повсюду раздавались семицкие песни, по улицам носили наряженную лентами и лоскутками березку. Горожане надевали на головы венки из ландышей, незабудок или из березовых и липовых ветвей. После погребения и поминовения убогих на старых убогих домах люди, вымыв руки в Самотеке, шли в Марьину рощу завивать березку и пировать.
В деревнях Московской губернии в среду перед Троицей девушки отправлялись «заламывать» березки, а на другой день, в семицкий четверг или же в субботу, с яичницей и пивом шли завивать выбранные березки. Каждая приносила с собой глазок яичницы. После того как все березки были завиты, яичницы размещались вокруг одной березки, а девушки, взявшись за руки, водили хоровод под песню.

Яичница

Яичница — это суть плодородия, открытая самими девушками перед огнем (в тот момент, когда они готовили ее в печи). Скорлупа яиц не выбрасывалась куда попало. Она лежала на шестке под сводом печного устья. Скорлупа обжигалась, опалялась. Потом ее мелко толкли в ступице. Ссыпали в приготовленный мешочек. Скорлупа, истолченная в Семик, славилась своей целебностью.

В некоторых селах и деревнях начала прошлого столетия пекли для девиц козули (Козули — род круглых лепешек с яйцами в виде венка).
С козулями они шли в лес, где завивали ленточки, бумажки и нитки на березе, завязывали ветки венками.
В Сибири вершины березок пригибали к траве и делали «косы», связывая эти вершины с травой.
Нижегородская молодежь наряжала в «девицу» березку, а девушку или парня — в шутовской наряд барабанщика. Толпой отправлялись на луг, впереди шли ряженые — человек и дерево. На лугу становились в круг и пели плясовую песню про притоптанную травушку. Поселянки, собравшись в роши, нагибали молодые плакучие березки, свивали из них венки и попарно проходили сквозь них с поцелуями, приговаривая: «Покумимся, кума, покумимся, нам с тобою не храниться, вечно дружиться».

Кумление

Семицкая березка в Тульской и других губерниях называлась кумой, а кумиться – значит целоваться при развитии венков.
Обряд кумления совершался девушками в лесу после завивания березок. Ветки березок загибались в круг, так что образовались венки, или венки из березок или трав и цветов навешивали на березки. К этим венкам девушки подвязывали свои крестики, затем сквозь венки целовались, менялись крестами и пели песий. Покумившиеся девушки считались подругами на всю жизнь или до следующего кумления через год с другой девушкой.
Во время кумления девушек-подростков приветствовали обычно так: «Тебе еще подрасти да побольше расцвести», заневестившейся девице говорили: «До налетья (следующего года) косу тебе расплесть надвое, чтобы свахи и сваты не выходили из хаты, чтобы не сидеть тебе по подлавочъю (т.е. в девушках)». Женщинам пожелания были несколько иного характера: «На лето тебе сына родить, на тот год самой третьей тебе быть». Девушки свои пожелания шептали друг другу на ухо.

В Подмосковье, Владимирской, Рязанской губерниях мужчина, носящий березку, назывался кумом, адевица кумою. Игра «Кума» проходила так: поселянки, собравшись в рощах, нагибали молодые плакучие березки, свивали из них венки и попарно проходили сквозь них с поцелуями, приговаривая: «Покумимся, кума, покумимся! Нам с тобой не браниться, вечно дружиться». При этом они дарили друг другу желтые яйца, которыми поминали также утопленников на русальной неделе.
Во Владимирской губернии девушки ходили утром с пирогом собирать у соседей деньги, а вечером водили хороводы, а потом ели пироги и яичницу. В других местах к Семику девушки делали складчину или ссыпчину.
В Нерехотском округе пекли для девиц козули. С козулями они шли в лес, где с песнями завивали ленточки, бумажки и нитки на березе, на которой завязывали ветки венками. Потом, сделав из березовых сучьев один венок, девушки кумились сквозь него, приговаривая: «Здравствуй, кум и кума! Березку завивши». Спев песню про березку, поселянки принимались за козули и яичницу. А потом устраивали игры.
В Кинешме и Галиче при кумлении девицы менялись кольцами и серьгами и пели песни «А мы просо сеяли», «У воробушка голова
болит»-, «Во поле береза стояла», «По горам, горам».
В Воронежской губернии на берегу озера Горохова жители села Горохова устраивали под Троицу шалаш на поляне, украшали его венками из цветов и душистой зелени, внутри ставили на возвышенном месте болван из дерева или соломы, одетый в праздничное мужское и женское платье. Около шалаша собирались сельские жители. Они приносили с собой отборную пищу и питье; водили хороводы и
плясали вокруг этого шалаша.
В Вологде Семик, известный под названием Поляны, отмечался на поляне.
В Нерехте Семик также праздновался на поляне, где существовала церковь святого Пахомия.
В Саратовской губернии для празднования Семика выбирался особый дом, куда приносили разные припасы для пира; варили брагу при пении веселых песен. Устраивали в лесу пир. После завивания венков, после кумовства выбирали, подбрасывая вверх платки, старшую куму, которую называли так в течение всего дня. Потом возвращались веселым хороводом в село, чтобы в Троицу снова прийти в тот же лес развить свои венки. Каждая пара рассматривала, завял или еще свеж ее венок; по нему судили о своем счастье или несчастье. Кроме того, свивали венки и для своих родных, гадая о их судьбе. В окрестностях Углича игры с наряженной березкой и яичницей
приурочивали к гаданию на урожай ржи. Березку ставили среди озимого поля, а яичницу ели не иначе, как бросая через голову ее часть и целые яйца в рожь, «чтобы она, кормилица, лучше уродилась». Затем по ржаной полосе катались, переваливаясь с боку на бок, для того чтобы не болела во время жатвы спина. После этого
завивали венки для себя, родителей, жениха или просто знакомых,
оставляя их до Троицы (тогда ходили ломать венки, то есть, погадав на них, бросали в воду).
Великий день для русалок. В этот день девушки и женщины, боясь прогневать русалок, чтобы они не испортили скотину, не работали, называя этот четверг великим днем для русалок. Девушки в этот день плели венки и бросали их в лесу русалкам, чтобы они добыли им суженых.

Читать еще:  Вытынанки деда мороза шаблоны и схемы. Большие новогодние вытынанки шаблоны

Русалки

Считалось, что, оставляя с Троицы воды, русалки выбирали себе развесистую, склонившуюся над водой иву или плакучую березу, где и жили вплоть до осени. Ночью при луне, которая для них ярче обычного светит, они качались на ветвях, аукались между собой и водили веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава росла гуще и зеленее, там и хлеб родился обильнее.
Однако от русалок не столько пользы, сколько вреда: когда они плещутся в воде, не забывают спутывать у рыбаков сети, а у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град. В их власти похищение у заснувших без молитвы женщин ниток, холстов и полотен, разостланных на траве. Украденную пряжу они, качаясь на древесных ветвях, разматывают и поют при этом хвастливые песни.
Кроме церковного ладана против чар и козней русалок существует еще снадобье, равносильное священной вербе и свечам страстной недели, это полынь. Уходя после Троицы в лес, надо брать эту траву с собой.
Всем русалкам разрешалось выходить из воды еще на Светлое Воскресенье, когда обносят кругом церкви плащаницу. Тут надо запирать двери в храме как можно крепче.

Песни. К семицким песням можно отнести такую:

Вью, лелю! завью я зеленый венок,
Заломаю я березу, совью я зеленый венок
На свою буйную головушку;
Опущу я зеленый венок,
Я по Волге, по реченьке,
На родимую сторонушку,
Ко родителю, ко матушке.
Взбунтовались ветры, вихори,
Раскачали легку лодочку
На родимую сторонушку,
Ко родителю, ко матушке,
К его красному окошечку.
Выходила моя матушка
На свое красное крылечушко,
Смотрела на легкую лодочку!
Легка лодочка расколыхалася,
Всплыл тут зеленой венок:
Получила матушка
С быстрой речки зеленой венок;
По луча, она призадумалась,
Призадумавшись, слезно плакала:
Не моя воля, а чада милова!
Не ея ли зеленой венок
Подплывал к моему окошечку?
Не мое ли чадо милое во тоске живет,
Во тоске живет, или во гуляньице
С своими милыми подружками?

При завивании венков обычно пели песню о том, как красная девица сидит в белом шатре под зеленою липой, вьет венок из цветов, украшая его дорогим яхонтом, и говорит со вздохом: «Жому этот венок носить? Неужели старому? Нет! Старый не будет носить! Старый не отрада, не защита моей молодости: пусть же носит его мой милый друг!»

Открытый урок. Народные праздники. «Семик»

Идёт приём заявок

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Раздел IV «Горю, гори ясно, чтобы не погасло»

Тема: Народные праздники. «Семик».

Цель: Продолжить знакомство с народными праздниками.

1. Прививать интерес к русской культуре, обычаям и традициям русского народа.

Формировать представление о Руси Православной, развивать кругозор и творческие способности учащихся.

Воспитывать в детях радость того, что мы родились и живём в России; желание стать наследниками славных традиций русской истории; любовь к Родине и её природе.

Продолжение темы (расширение, углубление и усвоение новых знаний о народных праздниках).

Эпиграф к уроку : Здравствуй, Русь, моя родная!

Всё наше милое, доброе — здесь.

Мы и душой, и глазами

Смотрим на всё, что тут есть.

Всё здесь Святое, всё Божье –

Небо, природа, народ.

Мне дорог до боли в сердце

Край, где берёзка растёт.

Всё здесь родное, понятное

Запах полыни, вкус мяты.

Милый, намоленный край,

Здесь начинается Рай.

Слово учителя : — « Семик » начали праздновать на Руси с начала XVIII века, он был введён в быт русского народа в годы царствования Петра I и был одним из весёлых «затей».

«Семик» предшествовал основному дню праздника — Троицкому воскресенью, а назывался он так потому, что отмечался в седьмую неделю после Пасхи — в четверг.

Читать еще:  Экс-супруга Пьера Нарцисса обвинила артиста в насилии и пьянстве?. Фото и видео. Пьера нарцисса обвинили в алкоголизме и жестоком насилии

Четверг у православных христиан — самый благоприятный день недели. Утверждалось удачливо любое дело, начатое в четверг.

В народе сложилось немало поговорок и песен, посвящённых семику: «Честь и хвала, что Масляна Семик в гости позвала».

Семиричное число считалось возвышенным, великим, превосходным. « Семь вёрст до небес » (о неизвестной дороге);

« Седьмая вода на киселе » (о сомнительных родственниках);

« Семи пядей во лбу » (о человеке большого ума);

« Семь раз отмерь . » (предостерегали от поспешных решений);

Семь недель от Пасхи до Троицы (достоинство этого числа);

« Семь чудес света » (поражали людей);

« Семь богатырей » (в сказках).

В дни семика славили зелёный мир, окружающий нас:

« Троица на цветах, А семик — на ветвях ».

« Семичная », или « Русальная » неделя была самым любимым праздником молодёжи. Об этом пелось:

Как у нас в году три праздника:

Первый праздник — Семик честной,

Другой праздник — Троицы день,

А третий праздник — Купальница.

Семик называли « зелёными святками », так как был наполнен разнообразными обрядами, подобно рождественским святкам .

С детства каждому из нас известна народная песня « Во поле берёза стояла »? слова: « Пойду я в лес погуляю, Белую берёзку заломаю . »

Поём её, не вдумываясь в смысл: зачем надо ломать берёзу?

Эта песня — « семичная ». В четверг перед Троицей девушки гурьбой ходили в лес, выбирали молодую берёзку и заламывали вершинку, затем начинался весёлый обряд вокруг «заломанной» берёзки

Из веточек и травы делали чучело кукушки, затем «крестили» её, во время «крещения» девушки «кумились», становились родными и просунув лицо в завитый берёзовый венок целовались и обменивались нательными крестами. При этом пели:

Покумимся, кума, покумимся.

Нам с тобою не брониться,

Шуточная церемония «крестин» всерьёз сближала юных девушек, роднила из, и «покумившиеся» часто оставались верными подругами на долгие годы, а то и на всю жизнь.

Во время кумления звучали различные пожелания:

« Ещё тебе подрасти, да побольше расцвести» (девочке-подростку);

«До налетья косу тебе расплетать надвое,

Чтобы свахи и сваты не выходили из хаты,

Чтобы не сидеть тебе по подлавочью!» (девушке на выданье,

так желали скорейшего

«На лето тебе сына родить,

На тот год самой — третьей

Тебе быть!» (молодым женщинам)

С берёзой связан обычай завивания венков. В Семик ветки связывали в кольцо, загадывали судьбу.

Венок можно было завить на себя, а можно на кого-то другого, в День Троицы смотрели, что стало с венком: ветки венка не развились — будет долгая жизнь.

Для завивания венков выбиралось укромное место, чтобы злой человек не мог развить их.

На венках гадали, пуская их по воде:

утонет венок — к смерти;

прибьётся к берегу — замужество в своей деревне;

проплывёт дальше — идти замуж на чужую сторону;

уплывёт — не быть свадьбе в этом году.

Под молодой сочной берёзкой водили хороводы, пели песни.

С давних пор и по сейчас

Хоровод в чести у нас.

Нынче — праздник. Эй, народ!

Семичный четверг в лесу — это девичий праздник . В этот день природа, накануне буйного летнего цветения, напоминает юную девушку на пороге взрослой жизни.

К берёзке девушки приносили скатерти и устраивали трапезу. Главным блюдом этой трапезы была яичница. Её готовили дома, а к месту праздника приносили в глиняной посуде, ели ложками, а потом ложку полагалось бросить над ржаным полем — как высоко ложечка взлетит, такой высокой и рожь уродится.

А взрослые в этот день и парни, будущие хозяева, спешили на ярмарку, на большой базар.

О семичной ярмарке сложилась шуточная поговорка:

«Накануне семика проучила прасол мясника,

А на самый семик — прасола мясник».

Прасолами называли торговцев скотом. В семичную ярмарку случались и такие сделки: кто кого надует. Но партнёры не обижались: ярмарка была не только шумным торжищем, но и местом общих забав и развлечений. Она не обходилась без каруселей, кукольного театра, Петрушки, шарманщиков и медвежьих танцев.

В день Троицы окрестности оглашал торжественный благовест со всех колоколен, в храмах, украшенных зеленью, или молебны.

Древние славяне считали, что берёза обладает особенной жизненной силой , поэтому только это деревце приносили домой, наряжали лентами и ставили в переднем углу, как новогоднюю ёлку .

Смотрите приложение к уроку Троицкие гулянья (фольклорный праздник), проводится на внеклассном мероприятии.

Русский Семик — народный праздник, обряды, обычаи

Семик — Зеленые святки — открывает обрядовый комплекс троицко-семицкого празднества. Другие его названия: Русалии, Велик четверг, Троица умерших, Тюльпа (Сибирь), Сёмуха (Белоруссия), Русалчин Велик день, Мавский Велик день, Навская Троица, Рипей (Азов).

Седьмая неделя после Пасхи, завершаемая праздниками Троицы и Духова дня со второй половины 12 в. упоминается в летописях (Киевск.) как «Русальная неделя». Еще ее называют Семицкой неделей, Зеленой, Клечальной.

Древние обряды Семика (Зеленых святок), изначально направленные на приветствие первой зелени и начала летних полевых работ, в течение нескольких веков постепенно переносились на Троицу.

С четверга седьмой недели после Пасхи (в 2017 году он выпадает на 1 июня), суеверный народ выполнением некоторых обрядов в старину справлял так называемый «Семик». От сложившихся в суеверном народе понятий, что с четверга означенной недели выходят из воды русалки, живут на суше, бегают по ржам и щекочут попавшихся им девушек, Семик называется «Русальной» неделей.

Отправление Семика, несомненно, имеет основой языческое воззрение людей на природу и представляет … бренные остатки языческого культа, как это отчасти доказывается аналогичными обычаями древнего дохристианского мира и свидетельствами историков, описывавших быт народа. К обрядам Русальной семицкой недели относятся следующие обычаи:

Задушные поминки

Это — поминовение усопших на могилах. Этот обычай введен при распространении христианства в России, именно для противодействия языческим обрядам. Св. церковь хотела противоположить языческому Семику христолюбивое погребение странников, чувственному веселью — мысль о смерти. Но народ наш, относясь с искренним усердием к новому обычаю, тут же по привычке впадал в старое, чувственное.

В старину родственники усопших разбивали красные яйца, призывая при этом обряде русалок, которым оставляли в жертву часть блинов, приносимых для поминовения, или же приносили на кладбище вино, которое, по окончании поминовения, выливали на могилы с пением обрядовых песен.

Наблюдавший этот обычай диакон Лев Калойский находит его происхождение у языческих народов, и, характеризуя состояние Руси, говорит: «русские, следуя языческим обрядам греков, совершали жертвы и возлияния в честь усопших».

Вместе с этим, в старину делали поминовение убогих на убогих домах, или божедомках, скудельниках¹, жальниках. В такие дома свозились покойники, люди или несчастно умершие, удавленники, утопленники, или найденные в окрестностях. Для них зажиточные рыли могилы, давали саваны и хоронили на свой счет и даже, по примеру язычников, нанимали «жальников», плакальщиц.

Против таких языческих обрядов в царствование Иоанна Грозного Стоглавый собор говорил: «в Троицкую субботу… по селам и погостам сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробам с великим кричанием, и егда учнут скоморохи и гудцы и прегудницы играючи, они же от плача преставше, начнут скакати и плясати, и в ладоши бити и песни сатанинския пети».

Читать еще:  Способы чистки золотой цепочки. Чем почистить золото в домашних условиях? Как вернуть цепочке, браслету или кольцам сияющий вид

В виду такого развращения нравов, Стоглавым собором было предписано священникам, чтобы они по всем городам и селам своими поучениями и наставлениями отклоняли своих духовных детей от языческих обрядов.

Но так как тогда свет культуры едва заметно пробивался в Русь и был ею враждебно изгоняем, а сами священники того времени (по свидетельству Стоглава) были неученые, «грамоте мало умели», учились у своих отцов или у своих мастеров, а больше и учиться было негде, и потому не были способны рассеять мрак суеверия, то прежние понятия, суеверные обычаи и грубость прорвались и в следующие поколения, и, точно могучей волной, охватили народ устарелым мраком языческих обрядностей.

Остатки прежнего «жалинья» и вытья можно видеть в причитаниях, отправляемых на могилах деревенскими женщинами с воплем нараспев. Такого рода причитания собраны в сборнике г. Барсова, где есть причитания вдовы по умершему мужу, дочери по отцу, по родному брату, по убитому громом-молнией, плачь о старосте, писаре, об отце духовном.

Завивание венков

Обряд завивания венков с древних времен известен во всей России. Обряд этот совершался не только по деревням, но и по городам и даже в столицах, как например в Москве. В конце 18 века в Семик вся Москва представляла зрелище разгульного народного праздника. Почти в каждом дворе, в виде кущи, обставлялся березками стол с яичницей и драченой.

Везде раздавались семицкие песни, по улицам толпы народа в венках из полевых цветов и березовых ветвей носили березку, украшенную лентами и разноцветными лоскутьями. Поселяне в Семик (Зеленые святки) идут в ближайший лес, поют обрядовые песни, завивают венки, срубают молодое березовое дерево, одевают его в пестрое женское платье и с торжеством приносят его в село.

Дерево это, называющееся в нашем народе гостейкою, до Троицына дня оставляют в доме, избранном с общего согласия. В пятницу и субботу перед Троицей навещают гостейку, и при этом повторяют семицкие обрядовые песни, а на самый Троицын день выносят ее к реке и бросают в воду с гаданием: потонет венок или нет?

При этом наблюдают: на одном ли он месте остановится, или поплывет в сторону? Чей венок плывет впереди и чей остается позади? И по этим признакам делают то или другое заключение. Подруги бросают свои венки вместе.

Бывали примеры, говорит Сахаров, что матери не отдавали своих дочерей за тех женихов, у которых семицкие венки тонут в воде, думая, что такие суженые скоро умирают или спиваются с круга. Ленты, которыми перевязывались венки, бабушками сохранялись всю жизнь, а при браке этими лентами у новобрачных связывали венчальные свечи.

Молодежь, отправляясь в лес, или рощу, пела: «Благослови Троица, Богородица! Нам в лес пойти, нам венки завивать. Ай, Дидо, ой Ладо! Мы цветов нарвем и венков навьем. Ай, Дидо, ой Ладо!»

Проводы русалок

От языческих народов, благоговевших к воде и создавших верование, что реки (русла их) населены различными существами, и что водою заведует особое божество, речные нимфы. У русских, бывших прежде язычниками, удержалось понятие о речных существах под именем «русалок», русоволосых девицах, господствующих в реках.

Вследствие веры в существование русалок, в прежние времена русские приносили жертвы рекам, болотам и колодцам, где предполагалось их пребывание. Теперь же по народному поверью, в течение дней, начиная от Семика до Петрова дня, т. е. в лучшую часть года, когда все цветет, русалки будто бы странствуют на берегах рек в близлежащих лесах и рощах, качаются на ветвях дерев, или разматывают пряжу, похищенную у тех поселянок, которые ложатся спать без молитвы.

По народному поверью эти русалки обладают вечной красотой, и входят в любовь с некоторыми мужчинами, поэтому суеверные опасаются Троицкой субботы, когда русалки, бегая по ржам, хлопают в ладоши и распевают: «бух! бух! соломяный дух! мене маты породила, не хрещену положила».

Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям .

В эту субботу, по понятию суеверов, будто бы русалки, защекотав мужчин, уносят их в свои жилища, где они оживают и делаются их мужьями. Окруженные невообразимой роскошью, они начинают там новую жизнь, непонятную для живущих на земле, но бывают ограничены только желанием хоть на мгновение оставить водяное царство.

В виду такой опасности, трусливые мужчины накануне Троицкой субботы запасаются разными травами для предохранения себя от обаяния русалок, чтобы не сделаться жителями водяного царства. Некоторые думают, что русалки это души младенцев, умерших без крещения. Другие уверяют, что каждая утопленница может обратиться в русалку, если покойница похожа была на нее при жизни.

Но большинство крестьян считает их нечистыми духами или просто дьявольским наваждением. В некоторых местах в Троицкую субботу делают проводы русалок. С вечера поселяне собираются на полях и поют песни. С наступлением же ночи они бегают по полям с помелами, машут ими по воздуху и кричат: «догоняй! догоняй!»

Только после этого считают безопасным купание в реке, а до прогнания русалок купание в реках признается опасным, ибо тогда купаются сами русалки и всякого неосторожного защекочивают до смерти.

Из сделанного краткого очерка семицкого праздника достаточно объясняется его настоящий смысл. Существенные принадлежности этого праздника составляют: рощи, леса, ветки, березки и др., которые указывают на языческий характер этого народного праздника.

Леса, рощи или дубравы искони служили у нас священными местами, под покровами их совершались заветные таинственные обряды языческого богослужения. Среди деревьев заветных рощ некоторые пользовались в народе особенным уважением, почитались за священные.

К числу этих деревьев относятся: белая береза и липа, которые постоянно упоминаются в семицких обрядовых песнях и играют главную роль в самих обрядах празднества.

Употребление на этом празднике венков из березовых ветвей также указывает на религиозное чествование березы и на языческий богослужебный обряд, совершавшийся в этот праздник.

Таким образом, семицкое празднество с его обрядами представляет остаток грубых древнеязыческих верований и богослужения наших предков-язычников. В нем почти без всякой перемены сохранились те формы, в каких празднество это совершалось у нас в языческую старину.

¹ Скудельница (скудельня), общая могила во время мора, или общая могила погибших по какому-либо несчастному случаю или насильственно, или общая могила вне святой земли (вне кладбища), где погребают самоубийц, пьяниц, утопленников, неопознанные трупы странников. При этой общей могиле обычно существовала часовня (иногда даже церковь), в которой раз в год в Дмитриеву субботу служили панихиды и читали молитвы. Погребение и поминовение убитых, странников или умерших в убогих домах в Древней Руси совершалось в Семик. (Энциклопедия «Русская цивилизация»)

Скудельница — старинное название погоста или кладбища, происходящее от евангельского сказания, по которому Иуда за 30 серебреников купил село скудельниче в погребение странным . (См. Снегирев, О скудельницах или убогих домах в России, М., 1826)

Источники:

http://russian-traditions.ru/semik/
http://infourok.ru/otkritiy-urok-narodnie-prazdniki-semik-1126015.html
http://tradiciay.ru/narodnye-prazdniki/semik-zelenye-svyatki.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector