Системно-векторная психология. Переходный возраст: как его пережить? Когда тревоги оправданы. – Увлекается непонятной странной музыкой

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Читать еще:  У грудничка жидкий желтый стул со слизью. Почему грудничок какает со слизью и нормально ли это

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Сегодня всё чаще на приём приходят люди с жалобами на тревогу. Причины этой тревоги они не называют, говорят, что возникает она внезапно и не даёт мыслить и спать, не даёт жить.

Что же такое тревога, и откуда она берётся?

Тревога — это потеря чувства безопасности. Чувство безопасности — это базовая потребность человека, которая формируется (или не формируется) в раннем детстве и оказывает влияние на все сферы деятельности индивида на протяжении всей его жизни.

В раннем детстве ощущение безопасности для ребёнка равнозначно сигналу, что его жизнь защищена, и его целостности ничего не угрожает, он может расти и развиваться. А если нет? Если у ребёнка не формируется чувство безопасности? А родители, к примеру, своим поведением формируют у ребёнка установки, что безопасность будет обеспечена исключительно при условии, что ребёнок будет выполнять определённые действия, указанные родителями, и терять чувство безопасности при проявлении инициативы и попытке неподчинения?

В раннем детстве такая форма поведения родителей приводит к повышению уровня тревожности у ребёнка. Проявляя себя в деятельности, он будет постоянно оглядываться на реакцию значимых взрослых и искать в их глазах поддержку своей правоты. В подростковом возрасте он будет склонен к «самокопанию» вплоть до навязчивых сомнений в правильности своих действий, и мы сможем наблюдать неуверенного и тревожного подростка.

В последующем мы можем увидеть взрослого, который не имеет инициативы, однако, чётко выполняет инструкции, крайне зависим от одобрения окружающих и крайне уязвим при неодобрении и критике со стороны окружения. Если же такой человек занимается деятельностью, которая приносит ему удовольствие вопреки желанию руководства или значимых и авторитетных для него лиц, он не может в полном объёме наслаждаться от своих действий из-за сильнейшего чувства вины, которое влечёт за собой дополнительное эмоциональное напряжение и часто усиление тревоги. Таким образом, мы видим человека, заключённого в замкнутый круг тревоги и постоянного напряжения. Чаще повышение уровня тревоги у таких людей наблюдается после 40 лет. Возникает резкая неудовлетворённость собой в качестве супруга (супруги), родителя, сотрудника на работе, с годами это чувство не исчезает, оно может оставить человека ненадолго, чтобы вернуться вновь с большей силой и интенсивностью.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что спонтанная немотивированная тревога высокой интенсивности у взрослого человека есть результат проявления его недостаточно сформированного чувства безопасности в детстве. Детская установка: «Я в безопасности до тех пор, пока получаю одобрение» — формирует зависимую личность с высоким уровнем тревожности. В некоторой степени такую личность можно назвать инфантильной, поскольку она постоянно стремится получать подтверждение своей безопасности в виде одобрения окружающих. В противном случае нарастает тревога, причины, которой человеком не осознаются из-за глубокого вытеснения в сферу бессознательного. Однако такой тип проявления тревоги характерен для людей с определёнными врождёнными качествами в сочетании с несформированным чувством безопасности в детстве.

Читать еще:  Как переделать джинсовое пальто. Что можно сделать из старых джинсов

В системно-векторной психологии Юрия Бурлана эти люди определяются как люди с анальным вектором. Когда к анальному вектору добавляется зрительный, то мы имеем сочетание тревоги вместе со зрительными раскачками в страхе по поводу будущего. Люди с анальным вектором имеют определённые психологические характеристики, с которыми подробнее можно познакомиться на бесплатной лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Зрительный вектор, особенно в сочетании с анальным вектором, играет важную роль в формировании тревоги или даже тревожно-мнительного типа личности. Дети со зрительным вектором нуждаются в особом внимании родителей. Для них важнейшей составляющей психологического комфорта является прочная эмоциональная связь с мамой и папой. Когда они чувствуют себя любимыми, они в безопасности, тогда нет ни тревог, ни страхов.

Стоит отметить, что детские ночные страхи у зрительных детей весьма частое явление. И довольно часто случается так, что родители позволяют спать ребенку в своей постели до шести, а порой и до восьми лет. Совершенно очевидно, что в таком случае у ребёнка могут быть проблемы с адаптацией среди сверстников. Подрастая, они невольно будут повторять свой детский сценарий: искать и требовать любви у авторитетного лица, чтобы обеспечивать себе чувство безопасности, тем самым снижая уровень тревоги.

Возможен и обратный сценарий: они начинают опекать, заботиться и доминировать над своим партнёром (в паре), как если бы это был их ребёнок, а не партнёр. Это своего рода способ показать другим как «надо делать, чтоб мне было хорошо…но у вас не получится сделать это так хорошо, как это делаю Я».

При таком варианте жизненного сценария основой для взаимоотношений становится чувство вины как рычаг для манипуляции партнёром. Это тоже в некоторой степени снижает тревогу, но не приносит удовлетворения в жизни. Родители, имеющие анально-зрительное сочетание векторов, в случае сохранения тревоги на высоком уровне проявляют гиперопекающий стиль воспитания в отношении детей, при этом распространяя свою тревожность и гиперопеку не только на собственного ребёнка, но и на других детей. И часто превращают жизнь своего ребёнка и свою собственную жизнь в разочарование и слёзы от разбитых надежд.

В качестве примера я приведу клинический случай из своей практики, ярко описывающий психологические характеристики человека с анальным и зрительным векторами.

На приём обратилась М., 55 лет. Работает в школе учителем истории. Пришла в сопровождении родственницы. В беседе замкнута, говорит тихим голосом, избегает зрительного контакта. На вопросы отвечает односложно. Свои переживания раскрывает неохотно. Мимика печальная.

Жалобы на немотивированную тревогу, апатию, нежелание что-либо делать, постоянную общую слабость, эмоциональное истощение, плохое настроение, нарушение сна с трудным засыпанием и частыми ночными пробуждениями, плохой аппетит (потеряла в весе 7 кг в течение месяца).

Сообщает, что подобное состояние впервые возникло 5 лет назад. Тогда по настоянию родственницы обратилась к психиатру, после приёма курса психофармакотерапии состояние больной улучшилось.

Настоящее ухудшение в состоянии отмечает в течение двух месяцев, когда якобы на фоне «общего благополучия» стали возникать приступы немотивированной тревоги, нарушения сна, в последующем стало беспокоить постоянное отсутствие сил и плохое настроение.

Со слов родственницы, больную также систематически беспокоят запоры в течение 4-5 дней.

При этом заявлении больная М. сообщила, что совершенно забыла об этом факте.

В психстатусе: эмоционально лабильна, тревожна, замкнута, обидчива, требует к себе особого внимания. Настроение снижено в невротическом плане. Склонна к самоанализу, часто «перед сном прокручиваю в голове неприятные события, которые произошли днём». Крайне астенизирована, истощена. В беседе безынициативна, пассивна. Мышление ригидное, вязкое, несколько замедленное по темпу. Интеллектуально-мнестические функции не нарушены, несколько истощены. Вегетативно неустойчива. Сон нарушен. Аппетит отсутствует. Критика к состоянию формальная.

Назначено лечение, с последующей явкой на прием для осмотра через две недели.

При анализе клинического случая нельзя не обратить внимание на тот факт, что сама пациентка не выдвигала в качестве жалобы наличие систематических длительных запоров, вероятно, из-за психосоматической природы их возникновения.

Из беседы с пациенткой удалось выяснить, что в детском и подростковом возрасте также были частые случай задержки стула в течение четырех дней, которые не причиняли пациентке особенного дискомфорта, т. е. имела место бессознательная задержка стула и стимуляция прямой кишки каловыми массами с целью снятия напряжения в стрессовой ситуации.

В процессе работы с М. выяснилось, что у неё в последнее время ухудшились отношения в коллективе: «Молодые коллеги не признают мой авторитет, ставят под сомнение качество моего преподавания, как бы за спиной шепчутся, что мне пора на пенсию». При этом почувствовала обиду, не захотелось ходить на работу, пропал интерес к преподаванию. Примерно в это же время пропал аппетит, начались нарушения сна, появились запоры.

Очевидно, что в данном случае речь идёт о зависимой тревожной личности, ориентированной на одобрение окружающих. Можно предположить, что вытесненные установки, приобретённые в детстве при определённом смысловом повторении ситуаций, связанных с потерей чувства безопасности, во взрослой жизни способны вызывать эмоциональные переживания, характерные для ребёнка с использованием примитивных способов психологической защиты в виде регрессии и отрицания. Они вызывают инфантильную модель поведения в ситуациях скрытых конфликтов в виде избегания отношений. Другими словами, при возникновении ситуации, напоминающей о потере безопасности из детства, 55-летняя женщина психологически регрессирует в детский возраст, когда была приобретена описанная выше установка.

При анализе тревоги в каждом отдельном клиническом случае причина её лежит глубоко в бессознательном и проявляется в последующем с тем большей силой, чем глубже была вытеснена. Но как психиатр я обязана выписывать пациенту с тревогой транквилизаторы, которые, в свою очередь, напрямую способствуют ещё большему вытеснению тревоги вместо того, чтобы, проанализировав её причину, избавить человека от страдания.

Читать еще:  Зачем коту усы и как они называются по научному. А какие усы подходят вам

Можно заключить: для того чтобы понять, что такое тревога, психолог не нужен. Как показывает опыт большого числа людей, прослушавших лекции по системно-векторной психологии, тревоги и обиды подобного рода уходят, и слушатели тренинга вновь ощущают полноту и радость жизни. Осознавая вытесненные установки, которые мы получаем в детстве, мы навсегда освобождаемся от власти депрессий, тревог и тяжелых обид, которые мешают получать от жизни максимум радости и счастья.

Впечатления после тренинга

Большое количество людей, прошедших тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана избавились от таких негативных внутренних состояний, как тревоги, обиды и депрессии, и рассказали о своих результатах.

ОТВЕТ НА ВОПРОС СИСТЕМНО-ВЕКТОРНОГО ПСИХОЛОГА: Переходный возраст: что готовит взросление?

Сильно снизилась успеваемость, учиться не хочет, все время проводит с друзьями. С мужем перестала ладить, грубит и мне, и ему, по дому ничего не выполняет, в ее комнате постоянно бардак. Она требует, оставить ее в покое. А у меня экзамены, нужны силы на учебу. Но где их взять? Муж не участвует в наших ссорах, не чувству никакой поддержки с его стороны. Сама я с ней справиться не могу. Что делать? Уйти от мужа? Но куда обратиться? Есть ли способ справиться с переходным возрастом у девочек?

Прекрасный, послушный ребенок, любимая дочурка. Вдруг «раз!» и она превращается в неуправляемого отпрыска, с которым никто не может наладить контакт. Но дорогие родители, взгляните правде в глаза, неужели так бывает и во всем виноват один только переходный возраст у девочек?

Конечно, нет. Если проблемы в отношениях с дочерью переросли в глобальное непонимание и откровенную неприязнь со стороны ребенка, значит, неурядицы были и раньше, но не в такой агрессивной манере. Поэтому на них закрывались глаза и воспринимались взрослыми с позиции «перерастет». Ан нет. Не переросло. Наоборот, в момент, когда ребенок начинает превращаться во взрослого человека, все это выходит на первый план и обозначается намного ярче, чем прежде.

Почему это происходит? Проблемы переходного возраста заключаются в том, что ребенок выходит из-под опеки родителей. Он дорос до самостоятельного принятия решений, он готов перенять ответственность за свою жизнь на самого себя, в то время как раньше ее обеспечивали родители, и он на них полагался и волей неволей подчинялся.

С началом пубертата начинается и половое созревание подростка. Гормоны играют и просятся на свободу. Желания сосредоточены на общении с противоположным полом. За это поведение отвечают нижние вектора ребенка. Они ответственны за либидо человека. Но если в подростке присутствуют и верхние вектора, то, нередко, именно на них приходится весь упор во время развития. Верхние вектора задают направление движения человека. Будет ли это искусство, музыка, познание мира. Родители развивают потребности этих векторов, а свойства нижних не получают достаточного внимания, а значит и полноценного развития. Проблемой это становится во время пубертата.

Послушание поднимает бунт и превращается в упрямство. Дисциплина тоже перестает иметь какую-либо власть над подростком и он начинает нарушать все нормы поведения, забывая вовремя возвращаться домой и ни в грош не ставя родительские запреты и требования.

Но даже если время упущено, отчаиваться все равно не стоит. Нужно брать себя в руки, отложить все дела и тщательно разобраться, против чего именно бунтует ребенок, что не правильно складывается в его отношениях с мамой и отчимом. Нужно не забывать, что самой девочке, не смотря на ее грубость и прочие проблемы в поведении, приходится очень нелегко.

Ее раздирают новые желания, бушуют гормоны, но контакт с мамой наладить она не в силах, поделиться своими проблемами не с кем. Подросток остается один на один со своими переживаниями. И в этом нет ничего хорошего.

У самой мамы кажется нет времени заниматься разговорами с дочерью, стараться понять ее. Она видит только негативные стороны ее характера, раздражается от того, что из-за проблем переходного возраста дочери у нее самой нет возможности спокойно учиться. То есть со стороны мамы больше прослеживается желание найти минимально затратный способ укрыться от всех проблем, но не разрешить их. Из-за такого отношения самого близкого девочке человека одной из причин конфликтов может быть обида на маму, которая занята своими делами, и среди них забыла про дочь.

Как бы ни хотелось, в один миг отношения с дочерью не изменить. Но можно пройти путь знакомства с психикой человека. Эта даст возможность ясно увидеть, по какой причине возникают конфликты. Понимание внутренних стояний дочери позволит подобрать к ней нужный ключик, научиться правильно взаимодействовать. Она сама, чувствуя ваше понимание, легче пойдет на контакт.

Терпеть же подростковое поведение, переходящее все допустимые нормы, нельзя. Пускай и с опозданием, но четко определить границы дозволенного необходимо. Какие именно методы на нее окажут воздействие, даст вам понять набор ее векторов.

Винить же мужа в отсутствии помощи в проблемах переходного возраста у девочек вряд ли правильно. Собственно, он, так же как и мама, не может предпринять ничего действенного, покуда не знаком с особенностями человеческой психики. Уход от него только добавить неразберихи в этот сложный для всех период.

Чтобы переходный возраст не стал причиной разрушения семьи, и маме и отчиму лучше всего объединить усилия в желании наладить контакт с подростком и вместе подтолкнуть девочку к нормальному поведению.

На вопрос отвечала: специалист по системно-векторной психологии Ольга Чугурян

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://svpjournal.ru/trevoga/
http://system-psiholog.livejournal.com/217236.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector