Слияние поколений: как мать жизнь у дочери украла

Дочь и мать: отделиться трудно, но необходимо!

Стать по-настоящему взрослой — для дочери это означает суметь перерезать символическую пуповину эмоциональной зависимости от своей матери. Операция жизненно важная, порой крайне сложная, однако миссия выполнима.

Чтобы рассказать о мучительных отношениях с матерью, 40-летняя Катерина пишет книгу «Мама, не читай! Исповедь «неблагодарной» дочери». В ней она подробно перечисляет свои детские и взрослые попытки заслужить материнскую любовь, всякий раз — неудачные. Пишет не для матери — так она пытается избавиться от боли, которая «растянулась на долгие годы и не утихла до сих пор».

Наталье 36 лет, и свою мать она считает лучшей подругой. «Мы часто созваниваемся, ходим вместе по магазинам, а каждые выходные я приезжаю к ней вместе с детьми. Мы очень близки», — делится она. И после паузы признается, что визиты не совсем добровольны. Стоит пропустить хотя бы один, и она чувствует свою вину. Как в юности, когда мать упрекала ее в эгоизме, непрестанно напоминая о том, чем пожертвовала в жизни, пока растила «неблагодарную дочь».

Катерина, Наталья — этим двум взрослым женщинам так и не удалось ни примириться, простив собственную мать, ни освободиться от зависимости и чувства вины. Иными словами, они так и не стали по-настоящему взрослыми людьми. Почему это так трудно?

«Мать и дочь — отношения между ними уникальны, — говорит психотерапевт Екатерина Михайлова. — В них всегда есть вина и прощение, привязанность и бунт, ни с чем не сравнимая сладость и ни с чем не сравнимая боль, неизбежное сходство и яростное его отрицание, первый и главный опыт нашего «вместе» — и первая попытка все-таки быть отдельно.

Конкуренция. Борьба. Страх. Пронзительная потребность во внимании, в одобрении. Ужас перед силой этой потребности. Любовь, порой проявляющая себя в убийственных, удушающих формах. Первый опыт подчинения власти, «превосходящим силам противника» — и первый же опыт своей власти над другим человеком. Ревность. Невысказанные обиды. Высказанные обиды. И над всем этим — единственность этих отношений. Другой — не будет».

Слитно, чтобы затем раздельно

В раннем детстве почти полное слияние с матерью необходимо ребенку для того, чтобы выжить. «Чувство безопасности, которое возникает благодаря такому симбиозу, помогает ему расти, взрослеть и постепенно начать самостоятельную жизнь, — рассказывает психоаналитик Элина Зимина. — Но если такой близости не было, желание слиться с матерью, почувствовать ее безусловную любовь может так и остаться самым важным, главным».

Именно поэтому так много взрослых людей смотрят на мир глазами своей матери, поступают так, как поступила бы она, надеются на ее одобрение и признательность.

Для девочки мать — совершенное всемогущее существо одного с ней пола. Это позже, примерно с трех до шести лет, она начинает конкурировать с ней за любовь отца. Девочкам легче дистанцироваться от матери по сравнению с мальчиками, для которых мать становится «объектом любви». Но если этого не происходит, слияние может превратиться в зависимость: они видят друг в друге только сходство.

Взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего, так и не отделился от них

Оставаясь в тесных отношениях с матерью, девочка перестает взрослеть, ведь она не чувствует себя отдельным человеком. Лишь отдалившись, можно обнаружить различия: «чем я отличаюсь от нее?», «какая я?», «кто я как женщина?». Удерживая дочь около себя, мать мешает ей найти ответы на эти вопросы.

«Постепенная сепарация, отделение от родителей, создает внутри нас психическое пространство, необходимое для того, чтобы ощутить свои особенности и желания, в том числе свою женственность, — объясняет Элина Зимина. — Это способность различать, что принадлежит мне, а что — другому».

Сравнивать себя можно с тем, кто находится с нами на равных или почти равных позициях. Однако для ребенка мать — существо, лишенное недостатков. Чтобы увидеть в ней реальную женщину, предстоит свергнуть ее с воображаемого пьедестала. Достаточно вспомнить накал страстей между подростками и родителями, чтобы понять, как болезненно происходит эта деидеализация.

«Когда подросток видит в родителях реальных людей, градус враждебности обычно снижается, — рассказывает психоаналитик. — А взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего. так и не отделился от них».

Но и на этом сепарация не заканчивается, и девушке, которая становится женщиной, матерью, всякий раз приходится устанавливать новую дистанцию с собственной матерью.

Третий не лишний

Противоречия и конфликты, явные или скрытые, всегда присутствуют в отношениях матери и дочери. «Мать может болезненно переживать утрату безусловной любви дочери, когда та в эдиповой фазе развития переносит свою любовь на отца, — поясняет Элина Зимина. — В отличие от девочек, мальчик в этом возрасте продолжает любить мать. Поэтому в отношениях матерей с сыновьями меньше конфликтов и больше гармонии. А в отношениях матери и дочери могут быть более противоречивые чувства: помимо любви здесь присутствуют ревность, зависть и соперничество».

Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви: ее недостаток и избыток

В этой связи отчетливо просвечивает образ той маленькой девочки, которой была когда-то сама мать. Этот образ возвращает ее к воспоминаниям о собственном детстве, об отношениях с собственной матерью, об опыте любви и боли.

Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви, ее недостаток и избыток. Но отношения матери и дочери — это отношения не двух, а всегда трех человек. «Отец разделяет их и сообщает дочери: «я муж и любовник твоей матери», — поясняет Элина Зимина. — Одновременно он поддерживает дочь, восхищаясь ее женственностью, и дает понять, что позже она встретит человека, который подарит ей желанную любовь».

Читать еще:  Натуральный лазурит. Физические и химические свойства. Лазурит и знаки зодиака

Таким третьим, кто помогает матери и дочери отделиться друг от друга, может быть не только отец или партнер матери. Идея, увлечение, работа — то, что способно целиком захватить мысли женщины, чтобы на это время она забыла о ребенке, почувствовала себя «отделенной» от него.

В этой роли может, конечно, выступить и психотерапевт. «С одним «но», которое в мечтах и планах часто не учитывается, — настаивает Екатерина Михайлова. — Любой третий — фигура временная: выполнив свою роль, он должен отойти на второй план, освобождая место для развития отношений».

Далеко и близко

Где же проходит граница между хорошими, доверительными отношениями и полной зависимостью от желаний и настроений матери? Не всегда легко найти ответ на этот вопрос. Особенно сейчас, когда дружеские отношения с матерью («мать-подружка») становятся идеалом многих женщин. Но зачастую они скрывают отсутствие дистанции, ту самую «неперерезанную пуповину».

Ежедневные звонки, обращения за советом, интимные подробности — так это выглядит в жизни. Но и постоянные конфликты, и даже разрыв между матерью и дочерью не говорят о том, что между ними нет эмоциональной связи. Расстояние тоже не показатель. «Дочь может быть крайне зависимой от матери, несмотря на то что их разделяют тысячи километров, или жить с ней в одном доме и быть независимой», — говорит Элина Зимина.

Естественному стремлению женщины стать самостоятельной может помешать желание матери удержать ее рядом с собой, часто неосознаваемое. «Иногда она воспринимает отделение ребенка как свидетельство того, что тот ее больше не любит и бросает — возможно, это связано с ее собственным опытом внезапной разлуки, — приводит пример Элина Зимина. — Она может быть не уверена в собственной женственности и ревновать к красоте дочери. Или считать себя вправе управлять ее жизнью, потому что видит в ней свое продолжение. Одинокая женщина может искать в ребенке заместителя мужа или собственной матери».

Если родители позволяют детям быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение пройдет мирно

В ответ у дочери проявляются тревоги — страх потерять любовь матери, неуверенность в себе, боязнь мужчин… Одни матери хотят удержать дочь любой ценой, другие, наоборот, стремятся как можно быстрее от нее «избавиться». При первых подростковых попытках объявить о самостоятельности они говорят: «хорошо, ты полностью свободна и независима, можешь жить как хочешь».

Но за этим скрывается отвержение. «Взрослые дети тоже нуждаются в поддержке, — уточняет Элина Зимина. — И если родители позволяют им быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение, скорее всего, пройдет мирно и хорошие отношения сохранятся».

Путь к свободе

Настоящая независимость наступает тогда, когда женщина критически оценивает доставшиеся ей в наследство от матери установки, способы поведения, жизненные сценарии. Невозможно полностью отказаться от них, поскольку так она окажется изолированной от собственной женственности. Но и принять их целиком означает, что она, оставшись копией матери, так и не станет собой.

«Обычно продвинуться в направлении вроде бы желанной, но все никак не наступающей независимости удается тем, кто смог в одностороннем порядке «отозвать иски» и перестать питать тягостные отношения своими надеждами, обидами или разыгрыванием роли идеальной матери или дочери, — считает Екатерина Михайлова. — Слишком близкие отношения взаимны. Часто только кажется, что «мама не отпускает», — перейти в новую фазу отношений не готовы обе, но ответственность за это обычно возлагается на старшую».

Если мы действительно хотим изменений, начинать надо с нескольких жестких вопросов к себе, советует Екатерина Михайлова: «Что я от себя скрываю, объясняя все проблемы своей жизни давлением, влиянием, вмешательством и необходимостью заботиться о той, другой? Может быть, именно я заполняю эмоциональную пустоту игрой в борьбу за независимость?

Может быть, мир за моей спиной меня пугает настолько, что это мне проще оставаться в странной смеси поединка, танца и объятия с той, другой женщиной? На что я надеюсь, продолжая выяснять отношения, мириться, ссориться, упрекать — или же балуя и ублажая? Может быть, в глубине души я все еще верю, что удастся что-то доказать, что «она» согласится, примет, одобрит. »

Как понять, действительно ли мы сумели стать самостоятельными и разорвали материнскую пуповину? Это так, если нас больше не раздирают противоречивые чувства, не мучают внутренние конфликты. Если мы сами регулируем степень доверительности и дистанцию в отношениях с матерью, не испытывая при этом чувства вины. Можем объективно оценить, в чем мы схожи, а в чем отличны друг от друга. И наконец, если мы чувствуем, что связаны с матерью определенными узами, но не привязаны к ней намертво.

«Трудные» матери

Став взрослыми, мы начинаем по-новому строить отношения с матерями. Однако с некоторыми из них сделать это оказывается особенно трудно. Психолог Сьюзен Коэн и журналист Эдвард Коэн перечисляют 10 распространенных типов.

  1. Самовлюбленная. Она мечтает видеть в дочери хорошенькую куколку, которая думала бы только о своей мамочке.
  2. Контролирующая. На каждый случай у нее есть правило. И всякий раз она сообщает дочери, что та его не выполнила.
  3. Зависимая от чужого мнения. Волнуется о том, что подумают соседи, — даже когда дочь давно выросла и уехала из города.
  4. Соблазняющая. Всегда одета по моде, чересчур коротко, чересчур обтягивающе. Флиртует с любым мужчиной, который ей встретится, в том числе и с друзьями дочери.
  5. Удушающая. Помогает, даже когда дети в этом не нуждаются.
  6. Не различающая границ. Принимает успехи и неудачи своего ребенка очень близко, слишком близко к сердцу.
  7. Критикующая. Упрекает во всем, что дочь (не) делает, а также в том, о чем она мечтает.
  8. Закрывающая глаза. Думает, что все идет не так плохо, даже когда хуже уже некуда.
  9. Всезнающая. Давно уже сделала все, что дочь надеялась когда-нибудь сделать, и гораздо лучше, чем она.
  10. Обвиняющая. Всегда недовольна, но ждет, что дети положат жизнь на то, чтобы удовлетворить ее желания и мечты.

Нелюбимые дочери нелюбящих матерей

Такие девочки совершают потом одни и те же ошибки в отношениях, не осознавая причину. Это тяжело, но из этого можно найти выход. И еще одно: пожалуйста, следите за тем, что вы говорите своим детям!

Читать еще:  Что означает ориентация гетеро? Гетеро ориентация - это что же такое

Как вырастить детей оптимистами?

Нам хочется, чтобы наши дети росли жизнерадостными, не страдая от наших сомнений, тревог или плохого настроения. Как сориентировать их в нужную сторону? Рассказы родителей и советы специалистов.

Слияние поколений: как мать жизнь у дочери украла

Все мы однажды отделяемся от собственных родителей для того, чтобы обрести собственную независимость, самость и понять свое место в этом, довольно не простом, мире. Как многие (и я в том числе), говорят, что процесс сепарации довольно долгий и болезненный как для детей, так и для родителей, и в результате он может как состояться, так и не очень ввиду ряда причин.

Предлагаю рассмотреть частный случай не-отсепарированности, когда мать и ребенок (в данном случае-дочь) не разъединяются с течением времени, а наоборот, становятся еще ближе настолько, что их становится невозможным воспринимать как разных людей. Сначала хотелось бы познакомить вас с одной картиной взаимоотношений, которую я наблюдал несколько дней подряд, гостив у друзей в другом городе, между матерью и ее взрослой дочерью. Собственно, эту конкретную ситуацию я и хотел бы разобрать с психоаналитической точки зрения и дать вам, дорогие читатели (особенно, если вы являетесь родителями или неотделившимися детьми), пищу для размышлений.

Мать — молодая женщина, научный сотрудник, весьма хороша собой: стильно одевается, в курсе всех современных трендов, следит за собой, на одной волне с молодежью. Отлично разбирается в архитектуре, современном искусстве, моде, кино, в общении весьма приветлива и весела, обладает незаурядным умом; про таких женщин зачастую говорят «заводная штучка», ей слегка за 40, но выглядит она заметно моложе, да и воспринимается далеко не на свой возраст. С первого взгляда, очень привлекательная картинка: молодая, привлекательная и ухоженная женщина, пышет энергией, располагает к себе. Вроде как она даже довольна собственной жизнью и не стесняется это показывать окружающим. С одной лишь разницей: та женщина, которую я вам, дорогие читатели, описал, является собственной дочерью. То есть, все те качества, которые были мной описаны в предыдущих предложениях, имеют точно такое же отношение к дочери этой мадам, разве что вторая лет так на 25 моложе первой. Точнее, наоборот: мать полностью повторяет собственную дочь, начиная от манеры разговаривать, одеваться, вести себя на людях, заканчивая интересами и вкусами. Таким образом, мать полностью вжилась в естество дочери, можно сказать, украв ее идентичность. Я позволяю себе фантазию, как наша мадам идет в институт, где учится дочь, при этом ее бы воспринимают так же как дочь, без лишних вопросов: даже друзья, молодой человек, преподаватели, буфетчицы и так далее. Неплохое такое омоложение на пару десятков лет без прибегания к современным средствам пластической хирургии и косметологии, не так ли.

Мы увидели последствия, теперь давайте поищем причины такого рода отношений.

Проблема симбиотических отношений характерна тем, что когда рассматриваешь отдельного индивида, находящегося в таких отношениях с кем-либо (необязательно с родителями, это может быть какой угодно значимый объект), в ощущениях этого человека границы с объектом его любви(отношений) отсутствуют. Один из маркеров такого отношения является отсутствие четкого понимания в распознавании собственных чувств: когда спрашиваешь человека о его чувствах, он часто употребляет местоимение «мы», и говорит фразу типа: «Я не знаю, я ли это чувствую или другой человек. Скорее это МЫ чувствуем. » Таким образом, когда происходит стирание границ психики, и психическое поле субъекта и объекта любви становится общим. Как будто две психики срастаются в одну. Такого рода взаимодействие характерно для отношений формата «младенец-мать», где младенец абсолютно беспомощен, и его мать частью своего психического аппарата помогает ребенку функционировать, развиваться и адаптироваться к жизни. В таком случае адекватно слышать из уст мамы маленького ребенка фразы типа «мы поиграли», «мы покакали», «мы идем гулять».

Что мы видим в этом примере? Ребенок вырос в красивую взрослую девушку, которая постепенно проторяет себе дорожку в жизнь, а мама идет рядом с ней, продолжая всячески ее оберегать, делая даже за нее домашние задания. Отсюда возникает первый вопрос: чья же психика на самом деле является более крепкой и может в этих отношениях быть «опорной» для психики послабее? На первый взгляд, в более сильной позиции оказывается эта девушка, поскольку не она копирует манеры и стиль жизни матери, а мать копирует полностью ее. Не стоит со стопроцентной вероятностью это заявлять, поскольку может оказаться в корне наоборот, и более сильная психика матери могла приспособиться к механизмам работы более слабой психики дочери, и с помощью механизма идентификации отождествиться с дочерью, при этом забрав заново часть функций на себя. Так или иначе, мы видим, что для закрытия дефицитарности и некоторых «дыр» в психиках матери и дочери, они слились и поддерживают функционирование друг друга на более-менее приемлемом уровне. Все коварство сложившейся ситуации заключается в том, что такая работа психических аппаратов наших героинь возможна только в симбиозе, в то время, как если бы они попробовали отделиться друг от друга (что маловероятно), это повлекло бы за собой сильные нарушения в психическом функционировании в лучшем случае, а в худшем — смерть обеих, поскольку та часть психического аппарата, которая функционирует плохо у одного, компенсируется хорошим функционированием той же части психического аппарата у другого человека в симбиозе и со временем атрофируется. (Вспоминаем хэппи-энд любой сказки «И жили они долго и счастливо и умерли в один день»).

Вот и получается таким образом, что и мать, и дочь находятся в заложниках друг у друга под угрозой смерти, и ничего им не остается как продолжать сливаться воедино до того момента, что их можно будет назвать одним, «общим», именем. Почему не произошло должной сепарации между ними? Причин можно назвать огромное количество, но я постараюсь затронуть основные:

1. Изначальное отсутствие границ внутри семьи: не был пройден Эдипов конфликт, способствующий разъединению матери и дочери, в результате которого как раз по успешному его прохождению должны были границы у ребенка между полами, возрастами и поколениями установиться (по-другому это называется «Закон отца»).

2. Уровень психической организации матери, которая, судя по всему, функционирует на психотическом уровне. Как известно, человек с устоявшимся уровнем психической организации не может воспитать ребенка с более высокой организацией психики, чем у себя. Редкое исключение представляет то, что если бы отец имел более высокий уровень организации психики и принимал участие в воспитании девочки, она могла бы вырасти здоровее и не получилось бы настолько ужасного слияния.

Читать еще:  Виды использования солнечной энергии. Примеры использования солнечной энергии в народном хозяйстве. В Швеции изобрели умные стекла для окон

3. Собственно, наличие здорового отца и его участие в воспитании девочки: поскольку он в психике девушки каким-то образом отсутствовал, не было возможности перенести свое внимание и любовь с матери на объект любви противоположного пола и поконкурировать с ней за любовь отца.

4. Тревожность матери с самого рождения ребенка по отношению к нему, соответственно, боязнь оставить младенца в одиночестве на относительно продолжительный срок, что нарушало постоянно его границы и вместо их установления (граница я-мир), они были уничтожены матерью испытывающую психотическую тревогу.

5. Напоследок — зависть стареющей матери к молодой и красивой дочке, а так как наши дамы находились в слиянии, соответственно, зависть матери была в том числе направлена на нее саму, и в целях сохранения психики это чувство было бессознательно заменено посредством реактивного образования на идентификацию с дочерью. С помощью последней, мать нивелировала чувство зависти с дочерью, потому что в значительной мере стала ей, и завидовать больше никому не приходится. До поры, до времени, конечно же.

«Так где же здесь детективная история про кражу личности? Все остались при своем, мама только немного поменялась и все»,- скажете вы и будете абсолютно правы: с одной стороны, кражи как таковой как будто и нет, но, если присмотреться, то можно увидеть, как поменялась мать этой девочки, заменив собственную идентичность на идентичность дочери, «клонировав» ее и, немного видоизменив, «под размерчик», натянув на свою психику, таким образом, став продолжением собственной дочери. Здесь как раз и кроется разгадка, почему здесь речь идет о краже: присвоив себе часть психики дочери дабы не сожрать себя от зависти отчасти к дочери и отчасти к самой себе, мать автоматически стала воровкой и мошенницей, вжившись в образ своей дочери и практически став ее двойником. Осталась лишь разница в возрасте между ними, но кто поставит границы этим двум женщинам.

Психологи назвали 8 семейных мифов, которые ломают жизни целым поколениям

Все мы родом из детства. У нас оно было разным — у кого-то счастливым и безмятежным, у кого-то трудным и полным испытаний. Но именно в это время мы первый раз столкнулись с семейными мифами — заблуждениями, которые здорово усложняют жизнь. Среди первых семейные мифы в своей книге «Парадокс и контрпарадокс» описали итальянские терапевты, так называемая «Миланская группа» — Мара Палаццоли, Джулиана Пратта, Луиджи Босколо и Джанфранко Чеккин. Но вырасти в семье со своими жизненными сценариями и предрассудками вовсе не приговор, а возможность исправить ситуацию и помочь родным выбраться из порочного круга.

Мы в AdMe.ru выбрали 8 самых токсичных и опасных мифов о счастливой семейной жизни. Давайте попробуем понять, откуда они берутся и что со всем этим делать.

Один за всех и все за одного

В такой семье маскируются все конфликты. Сор из избы не выносят, отношения не выясняют. Родным положено чувствовать только любовь, нежность, умиление и благодарность друг к другу. Никаких обид, гнева и разочарований нет и быть не может.

Вот только подобные семейные отношения очень похожи на пакт о ненападении. Проблемы начинаются, когда кто-то испытывает какие-либо отрицательные чувства к родным. В результате — угрызения совести, тревожно-депрессивные расстройства и агрессивное поведение.

Быть честными друг с другом и признавать, что споры и конфликты неизбежны в любой семье. Открыто говорить о своих чувствах и не требовать от родных абсолютного обожания. Прощать чужие слабости и давать право на ошибку.

Навеки вместе в горе и радости

Три поколения под одной крышей, и пусть кто-то только вздумает упорхнуть из уютного семейного гнездышка! Это будет сочтено настоящим предательством, ведь семья должна всю жизнь проводить друг возле друга, помогать и поддерживать, подавать стакан воды и нянчить детей внучатой племянницы, пока та готовит обед на 12 человек.

Психолог Диана Баумринд рассказала о подводных камнях авторитарного воспитания детей. Да, они вырастают послушными и умелыми, но при этом менее счастливы и социально компетентны, а еще у них низкая самооценка. Дочь может мечтать о карьере в другой стране, а сын так и вовсе готов прямо сейчас отправиться в кругосветное путешествие. Но их даже не отпускают на учебу в другой город, ведь семья — это же одно целое.

Сесть за стол переговоров и объяснить свою позицию. Поиски своего места под солнцем вовсе не означают, что вы разлюбили своих родных. Расскажите им о том, что для вас по-настоящему важно, поделитесь своими планами, спросите их совета и покажите, что они вам по прежнему дороги, даже если вас будут разделять сотни километров.

Родные же только добра желают

Этот сценарий популярен в консервативных семьях, которые чтут традиции, знают свою историю и чутко реагируют на чужое мнение. Они любой ценой стараются сохранить свой авторитет и доброе имя, потому все обязаны придерживаться определенных правил поведения. Психолог Сьюзен Форвард в своей книге «Токсичные родители» называет такой тип родных контролирующими родителями. Их любимые фразы: «Я знаю, как будет лучше» и «У нас в семье так не принято».

Вот только времена меняются, и даже самые надежные семейные традиции могут пошатнуться под этим ветром перемен. Яркий пример такого семейного сценария — королевская семья в Великобритании. Свадьбу принца Гарри и актрисы Меган Маркл, которая старше, мулатка, да еще и в разводе, не обсуждал разве что ленивый.

Пожалуй, тут и правда можно взять пример с королевской семьи. Сложно представить, каких трудов стоило Гарри получить у Елизаветы II согласие на брак. Да и сама церемония соединила в себе и классические традиции, и довольно смелые решения. Настойчивость, вера в правильность своего выбора и поиск компромиссов — вот залог успеха в такой семье.

Источники:

http://www.psychologies.ru/roditeli/generations/doch-i-mat-otdelitsya-trudno-no-neobhodimo/
http://www.b17.ru/article/121659/
http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/my-sobrali-8-opasnyh-semejnyh-mifov-kotorye-delayut-lyudej-neschastnymi-1791315/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector