Валерий Харламов. Гибель в автокатастрофе

Легенда №17 Валерий Харламов предчувствовал свою смерть

Вся жизнь Валерия Харламова пролетела на сумасшедшей скорости. Он появился на свет в машине: его мама родила 14 января 1948 года по дороге в роддом. И так же стремительно, на скорости сто километров в час, покинул этот мир. 27 августа 1981 года на 74 километре Ленинградского шоссе из измятой «Волги» извлекли тело легендарного хоккеиста Валерия Харламова, его супруги Ирины и ее двоюродного брата Сергея.

С Ириной Смирновой, своей будущей супругой, Харламов познакомился в 1975 году в московском ресторане «Россия». Девушка с подружками праздновала там день рождения, а Валерий с друзьями зашел на огонек. Мама Иры не одобряла эти отношения — имя Харламова на весь мир гремело. Вот женщина и думала, что хоккеист ничего к его дочери не испытывает. Переживала, что наиграется и бросит ее. А потом Ира ошарашила: «Мама, я беременна». Призналась, что отец будущего ребенка — Валерий Харламов.

В начале 1976 года у Ирины родился сын Александр. А вскоре состоялось и первое знакомство Валерия Харламова с будущей тещей. Потом он признается: боялся, что та его с лестницы спустит. Валерий и Ирина расписались в мае 1976 года. Именно в этом месяце у Харламова образовалась дыра между спортивными выездами. Поэтому свадьбу играли вопреки народному поверью: жениться в мае — маяться всю жизнь. А летом Валерий и Ирина попали в автомобильную аварию. «Волга», которой управлял прославленный хоккеист, во время обгона грузовика врезалась в осветительный столб.

Харламов гонял, как сумасшедший, с ним страшно было ездить. На все вопросы: «Куда ты несешься?» постоянно отшучивался: «Не люблю тихо ездить». Даже гаишники знали его машину и не тормозили. Часто, возвращаясь с дачи под Клином, попадал в жуткую пробку на Ленинградке. И гаишники через рупор приказывали: «Волга» 00-17, встаньте в хвост!». Включали сирену и шпарили до самой Москвы без остановок.

После той аварии Валерий Харламов оказался на больничной койке госпиталя им. Бурденко с многочисленными переломами ребер, лодыжек, сотрясением мозга. Его супруге Ирине хирурги шесть часов собирали раздробленную пятку. Женщину выписали раньше. И Валерий сбегал из госпиталя. В больничных воротах дырка была, он через нее и удирал. Сразу после вечернего обхода, чтобы врачи не заметили. Прямо в больничной одежде и на костылях ловил частника — и домой. А утром или такси вызывал или с ребятами договаривался, чтобы отвезли его обратно в больницу до утреннего обхода. Однажды приходит вечером и говорит теще: «Мам, спустись вниз, посмотри, там должны два трупа лежать». Женщина перепугалась не на шутку, а он плечами пожимает: «Зашел в арку, а там какая-то шпана пристала, попросила закурить. Не узнали меня, что ли. А когда я ответил, что не курю, они меня в грудь саданули. Ну я им и накостылял».

Какой камень лежал на душе у Харламова, родные могли только догадываться. После той аварии врачи сомневались, что Харламов сможет по-прежнему носиться по льду. Для окружающих на разговоры о хоккее было наложено жесткое табу. Переживал сильно, виду не показывал. И врачи делали все, чтобы поставить его на ноги. Еще в гипсе ходил, а уже тренироваться начал — в госпитале ему выделили отдельную палату.

Осенью 1976 года ко всеобщему ликованию хоккейных болельщиков семнадцатый номер — Валерий Харламов — вернулся на лед. А уже в следующем году хоккеист стал семикратным чемпионом СССР в составе ЦСКА. И снова — золото чемпионатов Европы и мира.

Хоккей любил до беспамятства. Уходя на игру, чмокнет Иру: «Сегодня в честь тебя непременно гол забью». И всегда ей гвоздики приносил. Поклонницы дарили ему цветы охапками, а он их жене относил. С этими поклонницами беда одна была. Однажды Валерий притащил целый мешок писем — они наприходили в ЦСКА на его имя. Он этот мешок вручил, теще: «Читай, если хочешь отвечай». Сам он ни одного письма не прочел, конверты все запечатанные были. Женщина вспоминала, как во время чтения голову хваталась: неужели такая любовь может быть? Одна девушка даже жить не хотела из-за Валерия. А по телефону сколько раз Иру обвиняли: «Ты у меня мужа отбила! Ты незаконная жена!». Как-то позвонили в дверь. Ирина открыла. На пороге стояла какая-то девушка. Ударила Иру по лицу, развернулась и ушла. Ира весь вечер проплакала. Валерий утешал: «Не переживай. Мало ли сумасшедших». Но выходить на улицу одной уже не разрешал.

В 1977 году у Харламовых родилась дочь. Ирина хотела назвать девочку Катей, но Валерий и здесь показал скорость: опередив супругу, он дал дочке необычное имя – Бегонита. В честь своей мамы. Она испанка, в тридцатых годах попала в Советский Союз, воспитывалась в детдоме. У нее имя было, сразу не выговоришь — Арибе Орбат Хермане. Рассказывала, что ее дразнили известным русским словом, созвучным с Хермане. Поэтому она сама себя назвала Бегонией.

Читать еще:  Инвазивные методы пренатальной диагностики. Пренатальная диагностика

Харламов безумно хотел, чтобы Ирина родила ему дочку. Он повсюду таскал Бегониту с собой, пеленки за ней стирал. А вот Сашу держал на расстоянии. Мужика хотел из него сделать. Если захнычет, Валера внушал ему: «Нельзя плакать. Ты мужчина — должен держаться!»

Ту «Волгу», на которой Харламовы попали в аварию, Валерий продал. За новой машиной этой же марки специально ездил в Горький. Лихачил как прежде. Но теперь иногда уступал место водителя своей супруге. У Иры водительских прав не было, но Валерий поднатаскал ее в вождении. В августе 1981 года сборную команду СССР по хоккею ждал Кубок Канады. Но, неожиданно для всех, Виктор Тихонов, тренер ЦСКА, списал Харламова со счетов. Слухи бродили самые разные: то ли из-за каких-то прошлых прегрешений хоккеиста, то ли из-за его неважной физической формы. Так или иначе, Валерий Харламов остался дома.

26 августа он встречал в Шереметьево Иру с Сашей, они возвращались из Ялты. Приехали на дачу в Покровку. Ирина предупредила маму, что о хоккее лучше не заикаться. Вечером сказала, что у нее разболелась голова и отправилась спать. Следом пошел Валерий. Но почти не спал. Все ходил по комнате. Переживал. Утром они начали собираться в дорогу. Валерий торопился к 11 утра на тренировку. Теща попросилась отвезти ее с внуками в Москву. Но Ира ответила: «Через несколько дней сходим по грибы, потом все вместе вернемся в город». С ними поехал двоюродный брат Иры Сергей Иванов За руль сел Валера, а вскоре его родным сообщили об аварии.

Трагедия произошла в семь утра на 74 километре Ленинградского шоссе. «Волгу» Харламовых, мчавшуюся со скоростью около 100 км/час, вынесло на встречную полосу, по которой несся грузовик. Столкновение было неизбежно. Валерий Харламов и Сергей Иванов погибли мгновенно. Женщина пережила их всего на несколько минут. Потом будет установлено, что это она находилась за рулем легковушки. Ей было 25 лет, Валерию — 33 года. Последнее время Валерий повторял: «Уйду скоро, но Иришку здесь не оставлю. Заберу с собой». Они похоронены на Кунцевском кладбище в Москве. Проводить в последний путь великого хоккеиста пришли тысячи людей. Его смерть стала трагедией для всех.

Валерий Борисович Харламов. В этот день (1981) погиб в автоаварии выдающийся советский хоккеист

Просто напомню некоторые факты.
3 сентября 1972 года респектабельный мужчина ел борщ на ступеньках советского консульства в Торонто, щедро сдабривая его сметаной и обрывками газетной полосы. Это был спортивный обозреватель ведущей канадской газеты The Globe and Mail Дик БЕДДОУЗ, который пятью днями ранее заявил, что в предстоящей серии игр между сборными НХЛ и СССР Канада победит во всех восьми матчах, иначе он съест свою статью на глазах у всех средь бела дня.
Миф о непобедимости профи был развеян в первом же матче, в котором сборная СССР победила со счетом 7:3 и две шайбы, определившие победителя, забросил Харламов. Менеджеры сразу же предложили ему контракт на миллион долларов (звезды уровня лучшего защитника лиги Брэда Парка получали тогда 200 000).
В последующих матчах опекун Харламова Бобби КЛАРК, как только шайба адресовалась советскому хоккеисту, сразу бил его по ногам, а через два года в матчах со сборной Всемирной хоккейной ассоциации соперники стали откровенно наносить удары в лицо.
Прежде они не встречали игрока с такой филигранной техникой катания и владения клюшкой, способного в одиночку обыграть всю команду, а других способов остановить его так и не придумали. Харламов дважды выиграл звание олимпийского чемпиона, 8 раз стал чемпионом мира, у него не было только титула обладателя Кубка Канады, который сборная СССР завоевала осенью 1981 года. Тогда нападающего не было в составе сборной, которая, прилетев в Канаду, узнала о трагической гибели одного из своих лидеров. И сегодня российские игроки среди самых талантливых, лучших в мире, они завоевывают всевозможные индивидуальные призы. Единственное их принципиальное отличие от предыдущих поколений — они не победители. Они не преданы своей Родине. У них нет веры в свою страну, которая их вырастила и воспитала, и сможет воспитать их детей.

Валерий Харламов стал звездой по обе стороны Атлантического океана после Суперсерии-1972. Если и был у холодной войны на льду символ, то его звали Бобби Кларк. Если и существовала в ходе сражений цель, которую следовало поразить, то она называлась Валерий Харламов.
Форвард № 17 удивлял, гипнотизировал, раздражал. Рост советских нападающих был существенно ниже канадских показателей — в среднем 175 сантиметров (Мальцев, Блинов, Викулов, Михайлов, Мишаков, не игравший в серии Фирсов). Рост Харламова — 174 сантиметра при весе 78 килограммов, ниже на сантиметр был только Евгений Зимин. Что и приводило в ярость — как этот невысокий хоккеист с несколько отрешенным лицом ухитряется сосредоточенно объезжать защитников-великанов, дразня и вводя в заблуждение.
Харламов был загадкой. Он был не похож на стандартного русского. Он играл с отсутствующим видом, как будто что-то сочинял в уме. Защитники не могли угадать направление движения советского форварда — его пластика была обманчивой. Так было, когда он забросил свою первую шайбу в первой игре Суперсерии-1972, оставив за спиной Оури и Силинга. Очень похожий гол, проскочив между двумя оцепеневшими защитниками, Харламов забил в ворота Джерри Чиверса в первой игре с ВХА в сентябре 1974-го. То же самое он сделал в матче ЦСКА — New York Rangers 28 декабря 1975 года.

Читать еще:  Что можно привезти из лос анджелеса. Что привезти из Соединенных Штатов Америки (США)? Что привезти из Нью-Йорка

Тогда не было нынешних дикарских ритуальных танцев после забитых голов — хоккеисты просто безыскусно радовались. Но, забросив шайбу, как правило, Харламов не выражал никаких эмоций, даже не всегда улыбался. Как будто просто сделал часть своей рутинной работы. Разумеется, это олимпийское спокойствие олимпийского чемпиона тоже выводило из себя соперников.
За это Харламова били. В шестой игре Суперсерии-1972 в Москве он сначала «получил» от защитника из Detroit Red Wings Гарри Бергмана, в миру — благотворителя, безупречного семьянина и прихожанина церкви, а на площадке — злобной лысой фурии, похожей на шкаф-купе. А затем состоялся «исторический» удар по лодыжке, который произвел Бобби Кларк, внешне напоминавший проголодавшегося вампира — на искаженном гневом лице хорошо были видны два клыка в отсутствие передних зубов. Кларк устанавливал пока еще не знакомый даже НХЛ стиль «уличных хулиганов», который станет торговой маркой Philadelphia Flyers, будущего законодателя мод — жестокости — в канадском хоккее. По проторенной дорожке Кларка пойдет в Суперсерии-1974 Рик Лей, который просто изобьет Харламова до крови в шестом матче. А затем и Эд Ван Импе в игре ЦСКА — Philadelphia 11 января 1976-го уложит лучшего советского нападающего на лед так, что тот ненадолго потеряет сознание. Именно после этого эпизода тренер армейцев Константин Локтев в знак протеста уведет на время свою команду с ледовой арены…

Удивительным образом, превозмогая боль после удара Кларка, Харламов доиграл шестую игру Суперсерии-1972. Валерий Борисович был не просто спортивным гением, он обладал поразительными человеческими качествами: когда в 1974-м Рик Лей пришел извиняться перед ним, Харламов немедленно принял эти извинения, сказав, что между хоккеистами такое бывает. А чего стоило ему выйти на последнюю игру Суперсерии-1972 — с разрывом мягких тканей и гематомой. Но Борис Павлович Кулагин по прозвищу Мао сказал: «Надо!» И офицер Советской армии едва ли мог ему возразить.

Позже станет известной и обрастет мифами история о том, как второй тренер команды НХЛ Джон Фергюсон даст установку на «уничтожение» «этого сукиного сына Харламова», и Бобби Кларк, обведя глазами раздевалку и своих коллег, решит, что это его миссия. Из анализа самого эпизода можно сделать вывод: удар действительно был умышленным. Кларк потом говорил, противореча сам себе, что советский форвард зацепил его клюшкой и он просто ему ответил. Но Харламов в этот момент занимался обводкой, двигался очень быстро и отдавал пас назад — ему было не до № 28 канадской команды.

…Уже потом Кларк скажет легендарную фразу: мол, если бы я не работал в том эпизоде клюшкой как двуручником, то так бы и остался в местечке Флин Флон, Манитоба. У нас эта фраза неизменно переводилась как «куковал бы в деревне Флин Флон». Но Флин Флон — не деревня. Это городок на границе Саскачевана и Манитобы, 10 часов на автобусе на север от Виннипега. Отец Кларка был шахтером. И сам он был шахтером, а после смены играл в жесткий и самоотверженный хоккей за команду Flin Flon Bombers. Играл, преодолевая диабет и спровоцированную им близорукость. Как когда-то Харламов в подростковом возрасте играл, преодолевая болезнь сердца — осложнение после ангины…

Каждый из участников той исторической дуэли по-своему менял хоккей. На Кларка сделал ставку новый тренер Flyers Фред Шеро, ставший легендарной и весьма противоречивой фигурой в истории хоккея. У Шеро был идол — Анатолий Тарасов. Шеро изучал советский хоккей и, например, первым перенял игру пятерками с неизменяемым составом. Но был он законодателем мод и в ином смысле: тренер просил своих хоккеистов играть в агрессивный хоккей («Находите кратчайший путь к тому, у кого шайба, и подъезжайте к нему в плохом настроении»). Они, судя по всему, понимали это по-своему, и хоккей в Канаде после 1972-го и как минимум до середины 1970-х превратился из жесткой игры в жестокую. Жестокости «летчиков» стали подражать другие — инфекция с беззубой физиономией Кларка и усами Дэйва «Молота» Шульца распространилась по всей НХЛ. Наступили «темные времена» канадского хоккея: в сезоне-1972/1973 «летчики» были больше похожи на налетчиков — они заработали 1756 минут штрафа! При этом надо отдать должное Кларку — он стал вторым в списке бомбардиров и был признан самым полезным игроком Лиги, получив Hart Trophy.

Читать еще:  “Утренняя болезнь” будущей мамы, или что такое токсикоз? Токсикоз: симптомы и признаки. К факторам риска можно отнести некоторые привычки

Как говорил потом прославившийся в ходе той же Суперсерии Александр Якушев, канадский хоккей много чего позаимствовал у советского, включая комбинационный стиль, а в советском хоккее стали допустимы грязь и грубость.

Но и Харламов изменил канадский хоккей. Так, как он, в Канаде не играл никто, даже такие скоростные, с сильным броском и обводкой игроки, как Бобби Халл или Иван Курнуайе. Не случайно в Зал хоккейной славы НХЛ введены лишь два хоккеиста, никогда не игравшие в самой престижной лиге мира, — Владислав Третьяк и Валерий Харламов, причем форвард № 17 удостоился этой чести посмертно — в 2005 году. В Национальной хоккейной лиге существует и Kharlamov Trophy, приз лучшему русскому игроку НХЛ.

После Суперсерии-1972 Канада полюбила Харламова (а он отвечал ей взаимностью) еще и потому, что он вел себя как настоящий профессионал. В тогдашней НХЛ было принято скрывать боль, а не выставлять ее напоказ. «Травмы воспринимаются ими (профессионалами.) как часть игры, — писал знаменитый голкипер Кен Драйден, — и не дают повода изображать из себя жертв». Ровно это и продемонстрировал сдержанный и мужественный Харламов. Его фантастические уравновешенность и воля пригодятся на протяжении всей карьеры. И особенно тогда, когда он в 1976 году попадет в автомобильную катастрофу, и ногу ему будут собирать по частям. А потом Харламов вернется в большой хоккей, начав с тренировок с мальчишками, и снова заиграет на уровне сборной, хотя считалось, что свою знаменитую обводку он потерял…

27 августа 1981 года в автокатастрофе погиб легендарный хоккеист Валерий Харламов

27 августа 1981 года в автокатастрофе погиб легендарный хоккеист Валерий Харламов.

Авария произошла в 7 часов утра на на 74 км Ленинградского шоссе. Хоккеист со своей супругой Ириной и ее двоюродным братом возвращались в город с дачи в деревне Покровка под Клином на своей «Волге» под номером 00-17 ММБ. Ирина, сидевшая за рулём, не справилась с управлением на скользкой от дождя дороге, и машину вынесло на встречную полосу, где она столкнулась с грузовиком ЗИЛ. От полученных травм все пассажиры «Волги» скончались на месте.

В книге Федора Раззакова «Звёздные трагедии» сказано, что за день до аварии на этом участке меняли асфальт. Там, где заканчивалось новое покрытие, образовался своеобразный выступ высотой 5 см, который и стал причиной трагедии. Жена Харламова была неопытным водителем и, наскочив на кочку, потеряла управление. Также дополнительным фактором, повлёкшим смерть людей, было и то, что грузовик был набит до отказа запчастями.

Вечером 27 августа мировые информагентства распространили новость: «Как сообщает ТАСС, в автокатастрофе под Москвой сегодня утром погиб знаменитый хоккеист Валерий Харламов, тридцати трёх лет, и его жена. У них осталось двое маленьких детей — сын и дочь…».

Харламов говорил, что сезон 1981/82 года станет для него последним в профессиональной карьере. Он рассчитывал, что его возьмут в состав сборной СССР на Кубок Канады, который считался одним из самых престижных хоккейных турниров. Но главный тренер Виктор Тихонов, ссылаясь на плохую функциональную готовность Харламова, не включил его в состав. После этого спортсмен находился в подавленном состоянии, а через несколько дней погиб в автокатастрофе.

Прощание с ним состоялось во дворце тяжёлой атлетики ЦСКА, а похороны на Кунцевском кладбище. Проститься с кумиром пришли тысячи людей, однако не смогли участвовать в церемонии прощания его друзья, которые в это время находились в Канаде.

Вот как вспоминает те дни защитник сборной СССР Вячеслав Фетисов: «Утром включили телевизоры, а там Валеркины портреты. Но тогда никто из нас толком по-английски не понимал. Так и не сообразили, что к чему. Уже потом, когда вышли на улицу и к нам стали подходить незнакомые люди и что-то говорить о Харламове, мы поняли: с Валерой случилась беда. Вечером прилетел наш хоккейный начальник Валентин Сыч и сказал, что Харламов погиб. Мы были в шоке. Все собрались и сначала хотели бросить к черту этот турнир и ехать на похороны. Но потом как-то так получилось, что решили остаться, во что бы то ни стало выиграть Кубок и посвятить победу Харламову. Так в итоге и получилось».

В интервью «Аргументам и фактам» о тех же событиях рассказал и нападающий той сборной, один из лучших друзей Харламова Александр Мальцев: «В общем, в Канаду мы полетели без Валеры. Приземлились в аэропорту, встретили шведского судью. «Разбился ваш Харламов в аварии, — говорит. — Насмерть». Я и ещё пара игроков пошли к Тихонову и попросились в Москву слетать на похороны. За свой счёт. Тихонов отказал, сказал: «Таких Харламовых много ещё будет!» Держу ли на Тихонова зло, что не дал друга проводить? А зачем мне держать? Пусть он держит. »

Финал Кубка Канада состоялся 13 сентября 1981 года в Монреале. Хоккеисты сборной СССР решили, что сыграют матч в память о своем товарище Валерии Харламове. Канадцы в этой игре были разгромлены со счетом 1:8.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5a3f6bc8256d5c79b89784d7/5a5a5af7c5feafe1a8ae87bb
http://fishki.net/3068479-valerij-borisovich-harlamov-v-jetot-deny-1981-pogib-v-avtoavarii-vydajuwijsja-sovetskij-hokkeist.html
http://history4u.livejournal.com/213427.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector