Властелин колец (роман). Джон Рональд Руэл Толкин: Хоббит» и «Властелин колец»»

Властелин колец (роман). Джон Рональд Руэл Толкин: Хоббит» и «Властелин колец»»

THE LORD OF THE RINGS

The Fellowship of the Ring

The Return of the King

Originally published in the English language by

HarperCollins Publishers Ltd.

Печатается с разрешения издательства HarperCollins Publishers

Limited и литературного агентства Andrew Nurnberg.

Перевод с английского

В. Муравьева (пролог, книги 1, 3–6),

А. Кистяковского (книги 1, 2 и стихи)

© The Trustees of the J.R.R. Tolkien, 1967

© Перевод. В. Муравьев, наследники, 2008

© Перевод. А. Кистяковский, наследники, 2008

© Издание на русском языке AST Publishers, 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Долгая жизнь Джона Рональда Руэла Толкина (1892–1973) закончилась – именно закончилась, а не оборвалась! – полтора десятка лет назад. Она стала преддверием его посмертного существования на земле, конца которому пока не предвидится. Если подыскивать подобие для этой жизни, то больше всего она, пожалуй, похожа на просторный, но вовсе не огромный, просто большой кабинет, он же домашняя библиотека, в старинном, то есть всего-навсего викторианском, доме; справа камин с мраморной доской, кресло у камина, гравюры, резные этажерочки с диковинками – между стеллажами. Много всякого (больше всего книг, хотя их не слишком много), но ничего, как ни странно, лишнего. А хозяин словно сейчас только вышел и вот-вот вернется – вышел не через дверь (через дверь мы вошли), а через сияющее и поистине огромное окно в другом конце кабинета. И его жизнь – вовсе не кабинетная, но это потом – представима лишь в ярком и чистом свете.

Выйти-то он, конечно, вышел, от смерти никуда не денешься, но вышел затем, чтобы остаться с нами. И остался, даром что его покамест в кабинете вроде бы и нет; ну как же нет, есть он, и даже без особенной мистики – говорил же завзятый материалист лорд Бертран Рассел: почем мы знаем, вдруг столы за нашей спиной превращаются в кенгуру? Такого нам не надо, обойдемся без австралийских сумчатых, а вот Джон Рональд Руэл, разумеется, присутствует за нашей спиной, и вырастают за нею деревья, без которых он жизни никак не мыслил, они были для него главным жизнетворным началом. И много чего еще до странности знакомого мы обнаружим наяву стараниями Дж. Р.Р. Толкина, невзначай оглянувшись.

Но мы не оглядываемся – успеется; мы медленно обводим глазами оставленную нам на обозрение долгую жизнь. И очертания воображаемого кабинета расплываются: в последние годы жизни профессора Толкина его скромная библиотека размещалась в бывшем гаражике, пристроенном к стандартному современному домику на окраине Оксфорда. Пристройка эта, кстати, заодно служила кабинетом, где всемирно известный автор эпопеи «Властелин Колец» принимал посетителей, в том числе и английского литератора Хамфри Карпентера, который впоследствии, в 1977 году, опубликовал его жизнеописание, сущий кладезь фактов – черпай не вычерпаешь. Будем черпать. Перенесемся от конца жизни к ее началу и представим себе времена почти непредставимые, хоть не такие уж и далекие.

Джон Рональд Руэл Толкин (и Джон, и в особенности Руэл – имена фамильные, до поры до времени, а у друзей всегда он звался просто Рональдом) родился 3 января 1892 года в городе Блумфонтейне, столице южноафриканской Оранжевой Республики, за семьсот с лишним километров к северо-востоку от Кейптауна, посреди ровной, пыльной, голой степи – вельда. Через семь лет разбушевалась взбудоражившая весь мир и открывшая XX век англо-бурская война, повсюду запели «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне», а название жалкого городка замелькало во фронтовых сводках на первых страницах газет. Но пока это была такая глушь… Такая самая, в которую было тогда принято отправлять молодых англичан – чтобы выказывали и доказывали упорство и предприимчивость. Вот и англичанин в третьем поколении Артур Толкин, внук германского иммигранта фортепьянных дел мастера Толькюна, когда семейная фирма вконец разорилась, выхлопотал себе место управляющего банком в Блумфонтейне. Ему хотелось не столько ехать за тридевять земель, сколько жениться на любимой девушке, некой Мейбл Саффилд, чей отец, опустившись от суконщика до коммивояжера, требовал от жениха жизненных перспектив. В родном Бирмингеме их не было, а в Южной Африке пусть отдаленные, но обозначались. Мейбл отдали скрепя сердце, и Артур увез ее в тридесятое царство, то бишь в Оранжевую Республику, где она родила ему не только вышеупомянутого Рональда, но и младшего его брата Хилари Артура Руэла.

Очень мало осталось в памяти у старшего сына от Южной Африки: ну, тарантул укусил, ну, змеи живут в сарае и туда маленьким ходить нельзя, по забору скачут соседские обезьянки, норовят не то стащить, не то слопать белье, по ночам воют шакалы и рычат львы, отец сажает деревца, а кругом страшный простор безграничного вельда, тяжкий зной и жухлая высокая трава. А больше, пожалуй, и ничего. Нет, качал головой профессор Толкин, больше, кажется, ничего не помню.

В апреле 1895 года мальчики вместе с матерью отплыли в Англию – повидаться с родными и отдохнуть от южноафриканского климата. Отдохнули неплохо и собрались обратно к отцу. Накануне отъезда, 14 февраля 1896 года, под диктовку четырехлетнего Рональда писалось письмо: «Я теперь такой стал большой, и у меня, совсем как у большого, и пальтишко, и помочи… Ты, наверно, даже не узнаешь и меня, и малыша…» Письмо это не было отправлено, потому и сохранилось. В этот день пришла телеграмма о том, что у отца кровоизлияние в мозг – последствие ревматизма. На следующий день – о его смерти.

Читать еще:  Тренды стрижек осень

Плыть в Южную Африку было незачем. Мейбл Толкин осталась в Бирмингеме с двумя малолетками сиротами на руках и почти без средств к существованию: очень немного удалось скопить ее мужу за пять блумфонтейнских лет. Правда, она знала латынь, французский, немецкий, рисовала, играла на фортепьяно – могла, стало быть, давать уроки. И решила как-нибудь сводить концы с концами, главное же – ни от кого не зависеть, ни на кого не рассчитывать, никому не быть обязанной. Впрочем, на бедствующую родню с обеих сторон надеяться и не приходилось. Она задешево сняла коттедж за городом, возле дороги из Бирмингема в Стратфорд-на-Эйвоне. Дети должны расти у реки или озера, среди деревьев и зелени – таково было одно из ее твердых убеждений. Мейбл вообще придерживалась убеждений твердых и вскоре обрела для них прочную основу, обратившись в католичество. (Она овдовела в двадцать пять лет, была очень миловидна и обаятельна, но жить заново не собиралась.) По тогдашним временам в Англии обращение это означало многое, и прежде всего, помимо перемены общепринятых мнений, особый образ жизни, почти демонстративно противопоставленный общему социальному быту.

Мало того, она и детей решила, что называется, «испортить», сильно затруднив им жизнеустройство, и со свойственной ей неукоснительностью занялась их религиозным воспитанием. Роль этого материнского решения в судьбе и формировании личности Рональда Толкина трудно переоценить. Волею обстоятельств оно стало необратимым, и Толкин никогда ни на йоту не поступился преподанными ему в нежном возрасте религиозными принципами. Правда, никакого неофитского рвения у него не было, и в отличие, скажем, от своего старшего современника, новообращенного Г. К. Честертона, он не считал нужным провозглашать свое кредо на всех перекрестках. Зато в другом они очень схожи: оба эти приверженца римско-католического вероисповедания – англичане до мозга костей. Рональд, кстати, и внешне удался в мать (Хилари – в отца) и по-настоящему дома чувствовал себя только в глубокой английской провинции, вустерширской «глубинке».

Каким было фэнтези до «Хоббита» и «Властелина колец»: 10 историй, которые вдохновили Толкина

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Сам Толкин черпал вдохновение в старых работах, а также в сочинениях своего близкого друга и коллеги по творчеству Клайва Льюиса (когда-то они даже планировали написать вместе книгу, которую начал писать Льюис). Приведем десять рассказов, которые вдохновили Толкина на его творчество и породили легендарный мир, который все знают и любят.

1. «Корни гор» Уильяма Морриса

Одной из любимых историй Толкина в детстве была «История Сигурда» из «Красной сказочной книги» Эндрю Лэнга. Именно благодаря этой книге Толкин узнал о Уильяме Моррисе, поскольку «История Сигурда» на самом деле была более короткой версией «Саги о Вёлсунгах» Морриса, которую он перевел с древнескандинавского языка. Уильям Моррис оказал очень большое влияние на профессора (во время детства Толкина), хотя об этом не упоминает почти никто из его биографов. Толкин учился в школе короля Эдварда в Бирмингеме с 1900 по 1911 год. Во время учебы учитель показал ему английский перевод англосаксонской саги «Беовульф». Хотя этого уже никто не скажет наверняка, некоторые ученые считают, что это был перевод Морриса.

В 1911 году, на старшем курсе, Толкин прочитал статью о норвежских сагах, а через несколько месяцев он опубликовал отчет о «Саге о Вёлсунгах» в школьных хрониках. В нем он использовал название перевода Морриса, а также его слова и фразы. Спустя годы, в 1920 году, Толкин прочитал свое эссе «Падение гондолины» в клубе колледжа Эксетера. Президент клуба написал в протоколе, что Толкин следовал традициям «таких типичных романтиков, как Уильям Моррис». Хотя существует много доказательств влияния Морриса на профессора, очень немногие ученые говорили об этом до сих пор.

2. Беовульф

Эта эпическая поэма была настолько важна для профессора, что он изменил современное представление о ней. В 1936 году Толкин написал эссе под названием «Беовульф: монстры и критики», где сказал, что сага крайне важна в мире литературы. Благодаря Толкину сегодня «Беовульф» частью основы фэнтези. Его тема «света против тьмы» стала одной из самых распространенных в современном фэнтези, включая собственные истории Толкина. В 1938 году профессор заявил в интервью, что «Беовульф — один из моих самых ценных источников». Джон Гарт, который написал «Толкин и Великая война», даже сказал: «Если бы вы не было «Беовульфа», Толкин не стал бы тем, кто он есть».

3. «История Сигурда» Эндрю Лэнга

«Красная книга фей» Эндрю Лэнга была одним из любимых детских произведений Толкина. Одна из последних историй в ней была «История Сигурда», которая стала (как утверждал Хамфри Карпентер, написавший биографию профессора) лучшей историей, которую Толкин когда-либо читал. Толкин также однажды сказал, что он был одним из детей, с которыми общался Лэнг. Это история ведет свое происхождение из древнескандинавских саг.

Сигурд завоевал славу и богатство, убив дракона Фафнира и забрав его сокровища. Меч, который использовал Сигурд, был сломан, когда умер его отец, но его выковали снова из обломков. Толкиен использовал ту же идею для меча Арагорна, который был сломан, когда Элендил, предок Арагорна, сражался с Сауроном. В своем письме Наоми Митчисон он сказал, что его образ Смауга в его романах основан на Фафнире.

4. «Книга драконов» Эдит Несбит

Никто не знает наверняка, читал ли Толкин эту книгу, но исследователь Дуглас Андерсон полагает, что это так. «Книга драконов» была впервые опубликована в 1899 году, когда профессору было семь лет. Толкин как-то упомянул в письме Уистену Одену, что он когда-то написал историю, когда был примерно в этом возрасте. Все, что он мог вспомнить, это то, что там был «великий зеленый дракон». Возможно, это было всего лишь совпадение, но в одной из историй Несбит было много зеленых драконов. Поэтому нельзя исключать вероятность того, что забытые детские воспоминания могли внезапно всплыть на поверхность спустя долгое время.

Читать еще:  Джинсы в обтяжку женские. Опасная мода: джинсы-скинни. Создание стильного образа

5. «Золотой ключ» Джорджа Макдональда

Джордж Макдональд был еще одним детским любимцем Толкина. В своей книге Хамфри Карпентер говорит, что профессору понравились книги о Курди этого писателя. В 1964 году Pantheon Books попросили Толкина написать предисловие к новому изданию «Золотого ключа». Профессор ответил, что он «не настолько ярый поклонник Джорджа Макдональда, как Клайв Льюис; но ему нравятся эти истории».

Но Хамфри Карпентер говорит, что после того, как профессор перечитал «Золотой ключ», он счел книгу «плохо написанной, бессвязной и попросту плохой, несмотря на несколько интересных моментов». Истории о Курди в итоге вдохновили Толкина на образы орков и гоблинов. В «Золотом ключе» есть волшебница возрастом тысячи лет. То, как Макдональд описал этого персонажа, очень похоже на то, как Толкин описал Галадриэль много лет спустя.

6. «Кошечка Мяу» Эдварда Кнатчбулла-Хугессена

В письме к Роджеру Ланселину Грину Толкин вспоминает, как читал в детстве старый сборник рассказов, который был весь изодран, без обложки и титульного листа. Одной из любимых историй профессора в этой книге была «Кошечка Мяу» Э. Кнатчбулла-Хугессена. Толкин считал, что этот сборник мог быть составлен Бульвер-Литтоном. Впоследствии он так не смог найти эту книгу, но можно довольно легко увидеть то, как «Кошечка Мяу» повлияла на дальнейшее творчество Толкина.

Большая часть этой истории происходит в «большом и мрачном лесу», который очень похож на Мирквуд, Фангорн и даже Старый Лес. В нем есть огры, гномы и феи. Также в сборнике был описан людоед, замаскированный под дерево. В какой-то момент профессор отрицал, что его вдохновляли образы детских сказок, но впоследствии признался в обратном.

7. «Чудесная земля снергов» Эдуарда Уайк-Смита

«Я хотел бы описать свою собственную любовь и любовь моих детей к «Чудесной земле снергов» Эдуарда Уайк-Смита», — писал Толкин в своих заметках к эссе «О волшебных историях». Позже, в своем письме Уистену Одену, профессор рассказал, что вероятно эта книга стала прообразом хоббитов. Когда Толкин впервые начал писать историю, которая впоследствии стала «Хоббитом», он рассказывал детям много историй о снергах, которые действительно были очень похожи на хоббитов. Средиземье, и особенно Шир, также во многом похожи на Землю Снергов.

Одна из глав книги по названию «Искривленные деревья» вдохновила Толкина на историю о Бильбо и гномах в Мирквуде. В самых ранних черновиках «Властелина колец» хоббит по имени Троттер помог Фродо добраться от Шира до Ривенделла. Троттер был очень похож на Горбо, главного персонажа «Снергов», который путешествовал с двумя человеческими детьми по земле. В конце концов Троттера заменили на Арагорна, но многие сходства остались.

8. Генри Райдер Хаггард

Толкиен любил рассказы Генри Хаггарда в детстве, и впоследствии высоко отзывался о его творчестве. Больше всего Толкина вдохновила книга «Копи царя Соломона». Благодаря ей писатель включил в «Хоббита» карту, некоторые детали повествования и древние сокровища. Даже Голлум, Блистающие пещеры Хельмовой пади и трудности Гэндальфа в выборе правильного пути в Мории, похоже, были вдохновлены сценами и персонажами из «Копей царя Соломона».

9. «Ночная земля» Уильяма Ходжсона

Клайв Льюис однажды сказал, что образы в романе Уильяма Хоупа Ходжсона «Ночная земля» можно описать, как «незабываемое мрачное великолепие». Дуглас Андерсон также согласен с Льюисом, что «Ночная Земля» является своего рода шедевром. Хотя нет никаких свидетельств относительно того, что Толкин когда-либо читал произведения Ходжсона, если прочесть «Ночную землю» или даже «Взрывчатку Баумоффа», можно найти сходство с некоторыми моментами творчества Толкина. К примеру, Ходжсон описывал вызов сил тьмы точно так же, как Толкин в эпизоде о шахтах Мории.

10. «Книга чудес» Лорда Дансени

Толкин дал интервью Шарлотте и Денису Плиммеру в 1967 году. Они прислали ему свой первый черновик статьи, которая в конечном итоге была опубликована в журнале Daily Telegraph в следующем году. В ней они процитировали слова профессора: «Когда вы изобретаете язык, вы основываете его на чем-то, что слышали. Вы говорите «бу-ху», и это что-то значит».

Толкин явно не был впечатлен их высказываниями и ответил, что для него было странным сказать что-то подобное, потому что это полностью противоречит его собственному мнению. Но он также сказал, что если он придумал бы какое-либо значение фразе «бу-ху», то оно было бы вдохновлено историей лорда Дансени «Чу-бу и Шимиш»: «Если бы я использовал слово «бу-ху», это было бы имя какого-то смешного, толстого, важного персонажа».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Джон Рональд Руэл Толкин: «Хоббит» и «Властелин колец»

Хоббиты из «Властелина колец» — самые известные персонажи романа-эпопеи английского прозаика Толкина. До сих пор эта книга остается одной из самых известных в жанре фэнтези.

Эпопея «Властелин колец»

Хоббиты из «Властелина колец» после выхода романов в свет стали одними из самых популярных персонажей не только в литературе, но и в кинематографе. Всех их выдумал знаменитый английский писатель Джон Рональд Руэл Толкин.

Интересно, что первоначально это был один роман, который назывался «Властелин колец». Но из-за его объемности издатели настояли, чтобы разделить произведение на три части: «Братство Кольца», «Две крепости» и «Возвращение короля». В формате трилогии эти произведения публикуются и сегодня.

По результатам многочисленных опросов роман «Властелин колец» остается одной из самых популярных книг XX столетия. Его перевели на несколько десятков языков, он не раз экранизировался, создавались компьютерные и настольные игры, посвященные сюжету. Появилось даже отдельное ролевое движение, тысячи толкинистов по всему миру начали переодеваться в своих любимых персонажей и разыгрывать классические сценки.

Читать еще:  Конспект родительского собрания: Развитие коммуникативных способностей, или учим детей общению". Серия бесед с детьми на развитие навыков общения со сверстниками и взрослыми. Родительское собрание на тему

При этом стоит отметить, что Толкин завоевал популярность благодаря другому своему произведению. Это повесть «Хоббит, или Туда и обратно». Она увидела свет в 1937 году, с тех пор считается классикой детской литературы.

В центре повествования хоббит по имени Бильбо Бэггинс, который отправляется в увлекательное и опасное путешествие вместе с гномами и волшебником Гэндальфом. Они идут к Одинокой Горе, чтобы отыскать заветные сокровища гномов, которые захватил и агрессивно оберегает дракон Смауг.

Общеизвестно, что при работе над повестью «Хоббит, или Туда и обратно» Толкин обращался к сюжетам скандинавской мифологии, а также к древнеанглийской поэме «Беовульф». При этом многие литературоведы считают, что на повествовании сильно отразился опыт, полученный автором во время Первой Мировой войны.

Особенности произведения

Одна из главных особенностей этого произведения — противопоставление древних и современных стандартов поведения, которые постоянно встречаются на страницах повести. Например, в стилистике речи персонажей. У Бэггинса множество черт, которые присущи современному Толкину человеку. В итоге на фоне древнего мира, который его окружает, это выглядит очевидным анахронизмом.

Автор постоянно поднимает вопрос о соотношении человека современной культуры с окружающими здесь и сейчас его людьми, а также с древними героями.

Преимущество этого произведения в том, что главный персонаж книги постоянно развивается. Проходя через различные испытания, он становится на путь самопознания. В финале возникает конфликт из-за сокровищ. В это время затрагивается серьезная проблематика таких хорошо известных человеческих чувств, как жадность, тяга к материальным ценностям, возможность преодоления этого.

«Хоббит» — это первое произведение, в котором описывается мир Средиземья. Читатели и критики отозвались о книге очень благожелательно, поэтому издатели стали просить Толкина написать продолжение «Хоббита». В трилогии «Властелин колец» читатель вновь встретился с любимыми персонажами. Но если «Хоббит» был рассчитан на детей, то это произведение предназначалось для взрослой аудитории.

Роман «Властелин колец»

Формально этот роман привязан к повести «Хоббит», фактически является ее продолжением. Хоббиты во «Властелине колец» действуют все те же, что и в первом эпохальном произведении автора. При этом в центре повествования оказывается уже не сам Бильбо Бэггинс. Он уходит на покой, завещая своему племяннику по имени Фродо волшебное кольцо. Оно обладает уникальным свойством — делает любое существо невидимым.

Книги «Хоббит» и «Властелин колец» лучше читать именно в этом порядке, тогда читатель не удивится появлению волшебника, уже знакомого ему по более ранней повести. Гэндальф рассказывает Фродо, что ему досталось уникальное Кольцо Всевластия, которое когда-то было сотворено Сауроном, темным властителем этих мест. Именно его считают своим врагом все свободные народы Мордора.

Саурон его специально создал, чтобы подчинить себе все прочие волшебные кольца. Удивительно, но у этого ювелирного изделия есть собственная воля. Оно может продлить жизнь своего владельца, порабощая его при этом, а также вызывать непреодолимое желание завладеть этим кольцом.

Саурон побежден много лет назад, но с помощью Кольца Всевластия он способен вернуть себе утраченную силу. Уничтожить же его можно только одним способом — бросить в жерло вулкана, на котором оно было выковано.

Друзья отправляются в путь

В такое опасное путешествие отправляется Фродо. Вместе с ним его верные товарищи. Имена хоббитов из «Властелина колец» сегодня известны всем поклонникам Толкина. Это Мерри, Пиппин и Сэм.

Сначала Фродо оказывается в стране эльфов, затем с помощью лесного волшебника добирается до Пригорья, где встречается со следопытом Арагорном. Друзей повсюду преследуют слуги Саурона, которые всячески пытаются помешать их миссии. Хоббиты из «Властелина колец» героически этому противостоят.

Нужно отдельно остановиться на всех товарищах Фродо, которые отправились с ним в дорогу. Один из них Сэм или Сэмуайз Гэмджи. Во «Властелине колец» он является одним из ключевых персонажей.

Он типичный протагонист главного героя. Считается, что прототипом для его создания стали солдаты английской армии, которые участвовали в Первой Мировой войне. На полях битвы бывал и сам Толкин.

В трилогии «Властелин колец» Сэм работает садовником у Фродо. В поход он отправляется, чтобы помочь навсегда уничтожить Кольцо Всевластия, полученное Фродо от дяди.

Интересно, что сам Толкин неоднократно называл именно Сэма главным героем романа, хотя многие считали им Фродо. Но все-таки большая часть путешествия описана именно от его лица. При этом Сэм является одним из создателей знаменитой Алой Книги. По замыслу писателя, она играет определяющую роль в истории всего Средиземья.

Полное имя хоббита Мерри — Мериадок Брендибак. Примерно за два год до описываемых в романе событий он случайно стал свидетелем феноменальных способностей, которыми обладает Фродо, когда надевает кольцо.

По своему характеру он крайне осторожен, но в то же время очень предприимчив. Поэтому часто на страницах романа дает дельные советы Фродо, помогает ему избежать всяческих опасностей и все-таки воплотить в жизнь задуманное.

Наконец, последнего хоббита, который сопровождает Фродо, зовут Пиппин. Его полное имя Перегрин Тук.

Он принадлежит к знаменитому и знатному роду Туков, один из самых близких друзей Фродо. Является членом Братства Кольца.

По настоянию Гэндальфа его даже включили в число Хранителей, когда Мериадока и Перегрина захватили орки, подосланные Саруманом. Отчаянно защищал хоббитов от противников отважный Боромир, старший сын Гондора. Эта битва стала для него последней, он погиб. Перегрин спасся только чудом.

Все эти похождения фэнтезийных героев, придуманных англичанином Толкином в середине XX столетия, остаются востребованными до сих пор. В начале 2000-х годов американский режиссер Питер Джексон снял трилогию, в которой досконально изложил сюжет похождений Фродо и его друзей.

Фильмы назывались «Властелин колец: Братство кольца», «Властелин колец: Две крепости» и «Властелин колец: Возвращение короля».

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=110008&p=1
http://kulturologia.ru/blogs/080419/42784/
http://fb.ru/article/356736/djon-ronald-ruel-tolkin-hobbit-i-vlastelin-kolets

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector