Yelloween от Veuve Clicquot в баре «Огонек»

Мадам Клико (Барба-Николь Клико-Понсарден)

Мадам Клико. Настоящее имя — Барба-Николь Клико-Понсарден (фр. Barbe-Nicole Clicquot-Ponsardin). Родилась 16 декабря 1777 года в Реймсе (Франция) — умерла 29 июля 1866 года в Бурсо (Марна, Франция). Французская предпринимательница, создатель бренда производителя шампанских вин «Вдова Клико».

Барба-Николь Понсарден, ставшая всемирно известной как Мадам Клико, родилась 16 декабря 1777 года во французском городе Реймс.

Отец — Понс Жан-Николь Филипп Понсарден (Ponce Jean Nicolas Philippe Ponsardin), французский текстильный фабрикант, политический деятель.

Мать — Жанна-Жозефина Мари-Клементин Харт (Jeanne Josephe Marie-Clémentine Letertre Huart).

Семья Барбы-Николь была очень богатой. Она получила отличное домашнее образование. По воспоминаниям современников, в молодости была очень мила на вид.

Личная жизнь Мадам Клико:

Муж — Франсуа Клико (фр. François Clicquot), французский бизнесмен, занимался банковской деятельностью, торговлей шерстью и производством шампанского. Поженились в 1798 году.

Супруг был намного старше ее и скончался через 6 лет после свадьбы.

Так в возрасте 27 лет Мадам Клико стала обладательницей огромного состояния и большой бизнес-империи. Барба-Николь Клико-Понсарден более замуж не выходила.

Мадам Клико, как стали называть молодую вдову, сконцентрировалась на виноделии — компания стала называться «Вдова Клико». Под её руководством виноделы разработали процесс ремюажа, позволивший решить проблему с осадком в вине, не теряя при этом углекислый газ. Поначалу компания старалась сохранить этот метод в секрете, но в конце 1820-х годов секрет был раскрыт и другие винодельческие дома стали внедрять поточные линии ремюажа.

Во время Наполеоновских войн продукция дома Клико получила признание при дворах европейских монархов, в том числе и в Российской Империи. Однако противодействие стран антифранцузской коалиции включало всевозможные запреты и ограничения в торговле, в частности, запрет на ввоз в Россию французского вина в бутылках. Клико шла на прямое нарушение императорского указа, посылая шампанское в Россию контрабандой на судах нейтральных стран через Кёнигсберг. В огромной степени проникновение шампанского Клико в Россию связано с деятельностью ведущего агента по продажам Луи Бона. Риск оправдал себя, и к началу Отечественной войны 1812 года шампанское Клико было уже хорошо известно и востребовано на российском рынке.

После поражения Наполеона французская провинция Шампань была занята российской армией. В период оккупации шампанское стало предметом реквизиции и податей. Когда в результате экспроприации винные подвалы «Вдовы Клико» опустели, она заявила: «Сегодня они пьют. Завтра они заплатят». Её слова оказались пророческими, поскольку следующие 100 лет, вплоть до революции 1917 года, Российская империя стала по объёму заказов вторым в мире потребителем шампанского.

Когда после отречения Наполеона в 1814 году запрет был снят, Клико позаботилась о незамедлительной отправке из Руана в Россию «вина кометы» (vin de la comète) урожая 1811 года. На судне «Добрые намерения» 6 июня 1814 года в Санкт-Петербург прибыла первая партия из 10350 бутылок, 10 августа — ещё 12780 бутылок. На каждой бутылке была фирменная этикетка с монограммой VCP (Veuve Clicquot-Ponsardin) и надписью «Vin de Bouzy 1811 de la Comete» («Вино из Бузи 1811 года, года кометы»). Успех предприятия превзошёл самые смелые ожидания Клико и Бона: вино было раскуплено в короткий срок по чрезвычайно высокой цене — 12 рублей за бутылку, а в числе клиентов был и сам император.

Знаменитое шампанское Veuve Clicquot 1811 года — «вино кометы», очевидно, было первым шампанским, приготовленным по классической технологии шампанизации с использованием технологии ремюажа. Вино этого года было не только исключительным, но и крепким. Богатый сахаром виноград помог создать сильное алкогольное вино с хорошими пенящимися свойствами, благодаря которому пробки вылетали из бутылок с особенно громким хлопком.

Барба-Николь Клико-Понсарден жила в своем замке Château de Boursault в городе Бурсо.

Умерла 29 июля 1866 года. Замок унаследовала герцогиня Анна д’Юзес, её правнучка.

Шампанское Вдова Клико

В 1772 году Филипп Клико-Муирон основал предприятие, которое со временем стало винодельческим домом вдовы Клико. В 1775 году он впервые произвёл розовое шампанское, используя добавление красного вина в процессе производства.

Его сын Франсуа Клико в 1798 году женился на Барбе-Николь Понсарден.

В 1805 году Франсуа умер, оставив вдове компанию, занимавшуюся банковским делом, торговлей шерстью и производством шампанского. Мадам Клико ограничила деятельность фирмы последним, что увенчалось большим успехом.

Обладая незаурядным умом, амбициями и управленческим талантом, Мадам Клико прежде всего взялась за улучшение качества производимой продукции. Понимая, как важно качество сырья, она инвестировала в расширение площадей виноградников и культивирование лучших сортов винограда.

С именем Клико связан большой прорыв в технологии шампанизации, который сделал возможным массовое производство прозрачного высококачественного игристого вина. Клико решила проблему, как избавить шампанское от дрожжевого осадка, который придавал вину мутный вид и неприятный вкус.

С помощью управляющего погребами Антуана Мюллера (Antoine de Müller) Клико в 1816 году изобрела стойку для бутылок, представляющую собой наклонный деревянный стол с круглыми отверстиями. Бутылки, наклонно размещённые в стойке вверх дном, регулярно встряхиваются и поворачиваются (ремюаж), что позволяет отработанным дрожжам в ходе вторичного брожения накапливаться в горлышке бутылки. Это позволило сделать ключевой процесс шампанизации — дегоржирование — более эффективным и экономичным. Дом Клико некоторое время сохранял технологию в секрете, но вскоре он был утрачен.

В 1828 году Клико сделала своим партнером управляющего Эдуарда Верле, ставшим после её смерти в 1866 году главой компании. К этому времени название «Вдова Клико» уже было не только винодельческим домом, но и признанным брендом. Если в 1805 году «дом Клико» производил около 100 тысяч бутылок шампанского, то в конце её жизни — около 750 тысяч.

В 1877 году был зарегистрирован торговый знак — жёлтая этикетка с надписью Veuve Clicquot P. Werlẻ. В 1909 году фирма приобрела за пределами Реймса месторождение известняка (новые штольни), в которых сейчас расположены производство и туристический центр.

В 1987 году компания Veuve Clicquot стала частью транснациональной компании LVMH Moët Hennessy — Louis Vuitton. Она владеет обширными виноградниками в Шампани (около 300 гектаров), расположенными в классических районах выращивания винограда и включающими в себя большое число вин из категорий Гран Крю и Премье Крю.

Читать еще:  Военные праздники в декабре

Сырьё с собственных виноградников покрывает потребности производства только на треть, остальной виноград поставляют по многолетним контрактам другие хозяйства региона.

Классическое Veuve Clicquot изготавливается из винограда Пино нуар (42 %), Шардоне (47 %) и Пино менье (11 %).

В старом центре Реймса фирма имеет винные подвалы общей площадью 12 гектаров. Ежегодно производится свыше 10 миллионов бутылок вина: невыдержанного брют «Желтая этикетка» (Brut Yellow Label), розового (Rose), выдержанного Резерв (Reserve), престижного Ля Гранд Дам (La Grande Dame).

Продукцию фирмы закупают почти 150 стран мира.

Читайте также: Брызги шампанского. Интересные факты о новогоднем напитке.

Режиссер Фатих Акин — о своем фильме «Золотая перчатка»

В конце мая в российский прокат выходит «Золотая перчатка» немецкого режиссера Фатиха Акина. Почему фильм о серийном убийце показался автору актуальным именно сегодня? «Огонек» расспросил его об этом лично.

Беседовала Татьяна Розенштайн

После скандальной картины «На пределе» — про современную Германию, ксенофобию и терроризм — немецкий режиссер Фатих Акин обратил свое внимание на недавнее прошлое. В новой картине «Золотая перчатка» речь идет о немецком Джеке Потрошителе по имени Фриц Хонка, который в начале 1970-х охотился на проституток из квартала красных фонарей, а их тела прятал у себя в квартире. Картина снята по одноименному роману Хайнца Штрунка, который три года назад стал бестселлером и до сих пор считается одним из самых читаемых в Германии. В новой работе режиссер обращается к наследию немецких экспрессионистов: как и его предшественники в 1920–30-х, он показывает обратную сторону экономического подъема, создавая откровенный и безжалостный — первый в своей карьере — фильм ужасов.

Личное дело

Режиссер Фатих Акин

— Реальный Фриц Хонка похож на чудовище, не так ли. Если верить книге, его внутренний мир — это ад. Почему вас заинтересовала его судьба? И чем она может быть поучительной для зрителя?

— В первую очередь меня привлекло то, что роман Хайнца Штрунка документальный, он опирался исключительно на реальные события, и автор максимально точно их изобразил. Меня привлекло… уродство описанного мира. И знаете, почему. Большая часть людей в нашем обществе живут в тепличных условиях. Мы рассуждаем о том, на какой вид йоги нам записаться, в каких магазинах купить здоровую пищу… Мы заботимся о внешности и интеллекте, обсуждаем литературу, классическую музыку, политику и многое другое. Это и понятно, нас так воспитали! Но есть в этом мире и другие люди, которые не читают книг и не покупают здоровой пищи. Они вообще не заботятся о том, что едят. Они никогда не слышали о йоге, плевали они на свою внешность. Они курят, пьют, страшно ругаются, некоторые из них просто монстры. И мне было интересно погрузиться в этот уродливый мир. Может быть, потому что мой собственный мир кино и фестивалей слишком отличается от этой реальности. В своем кругу я обсуждаю бизнес или то, какой костюм мне следует надеть на премьеру. Поэтому другой, неведомый, уродливый мир словно бы оказался оздоровительной процедурой для моей души. Парадокс, но это так.

Жестокость Фрица Хонки (Йонас Дасслер) не имеет простых объяснений

Фото: Bombero International

Нам часто кажется, что какие-то вещи нас точно не касаются, у нас своя жизнь и свой мир. Это не так. Мы все связаны друг с другом. Приведу пример. Я родом из Гамбурга, как и Фриц Хонка, и я узнал о его существовании только из романа. После прочтения я поделился этой новостью с моим приятелем. Он удивился: «Ты действительно никогда не слышал про эту историю? Мой крестный был его соседом». Услышав это, я сразу отправился в Грецию, где теперь живет родственник Хонки. У этого человека была дочь, она описала сцену, которую вы увидите в числе прочих в моей картине. Речь о том, как их семья сидела за столом, а в их тарелки с супом с потолка начали сыпаться трупные черви. Когда я вернулся в Гамбург, моя жена напомнила мне: «Помнишь, когда мы с тобой только начали встречаться, ты иногда забегал в «Золотую перчатку»?» Получается, я ходил в тот бар, где Хонка как раз и выслеживал своих жертв. Это место было неподалеку от дома моей жены, и я часто забегал туда, чтобы купить сигарет. Вот так все тесно связано в нашей жизни, а мы просто невнимательны. Как видите, оказалось, что я был к этой истории гораздо ближе, чем мог себе представить. В своей картине я не показываю, как сложилась дальнейшая судьба убийцы. В реальности суд направил его в психиатрическую клинику, и мне кажется, решение было правильным. Мой Хонка способен даже иногда вызывать симпатию. Потому что я уверен, что такие люди, как он, также являются частью нашего общества и что все мы несем ответственность за них. Неважно, лечим ли мы их или помещаем в безопасное место, где они не могут причинить вред себе и другим.

— «Золотая перчатка» — реальный бар в Гамбурге. Он до сих пор существует?

— «Золотая перчатка», пожалуй, самый известный бар в квартале красных фонарей Гамбурга. Он был основан в 1956 году и с тех пор никогда не закрывался. Он и сейчас открыт 24 часа в сутки 365 дней в году. Поэтому мы и не могли проводить там съемки. Интерьеры заведения пришлось воспроизвести в студии. В 1970-х этот бар и стал местом охоты Фрица Хонки. Он был тогда неквалифицированным рабочим и попросту жалким неудачником. Поэтому никто из завсегдатаев бара не мог заподозрить неприметного мужчину с разбитым лицом в чем-то ужасном. Его внимание было направлено на состарившихся и опустившихся проституток, злоупотреблявших алкоголем. Молодая и красивая блондинка Петра, которую Хонка боготворил, даже не посмотрела бы в его сторону. «Золотая перчатка» похожа на частный клуб, только очень страшный и неуютный. Когда во время подготовки к фильму я начал чаще туда захаживать, завсегдатаи поначалу так смотрели на меня, словно хотели вывернуть меня наизнанку или как следует мне надавать. Но как только я преодолел этот дискомфорт, то неожиданно стал частью этого общества. Сегодня это место стало печально популярным — после выхода романа, а теперь и моего фильма. Туда съезжаются теперь люди со всей Германии. Его хозяин, умный малый, настоящий бизнесмен, мне заявил: «Зачем мне по этому поводу волноваться. Я ведь продаю алкоголь. Если люди, посмотрев твою картину, захотят зайти и выпить, мне от этого будет только выгода». Однако, я думаю, проблемы могут начаться у постоянных клиентов бара: они вскоре могут почувствовать себя как обезьяны в зоопарке. Пока все мирно. Туристы выпивают вперемежку с рабочим людом, и часто там можно услышать занятные разговоры. Я до сих пор туда иногда захаживаю, может быть, там ко мне придет идея моей следующей картины. Ведь «Золотая перчатка» — одно из редких мест, где благополучный режиссер может оказаться за одной стойкой с представителем социального дна. Они могут смотреть друг другу в глаза и рассуждать о жизни.

Читать еще:  Из разных цветов лент элементы квиллинга. Основы квиллинга. Что можно сделать из квиллинга

— В картине показаны 1970-е годы: в этот период ФРГ переживала экономический подъем. Сюда на заработки приезжали люди со всей Европы. Почему вы показываете этот период, напротив, таким убогим, мрачным и тяжелым? Почему все ваши герои — алкоголики и проститутки?

Режиссер Акин хотел рассказать о неудачниках (кадр из фильма «Золотая перчатка»)

Фото: Bombero International

— Вы правы, в 1950-х в Германии началось «экономическое чудо», и в 1970-х в стране было больше работы, чем людей, способных с ней справиться. Германия была необыкновенно богата с материальной точки зрения, но с психологической все было не так. Это было общество побежденных, общество, с трудом забывающее о прежней тоталитарной утопии. Мой фильм — о неудачниках. Глядя из своей «теплицы» на события прошедших лет, я до сих пор не могу понять: до какой степени морального разложения нужно было дойти, чтобы, как Хонка, расчленять трупы и прятать их в своей квартире? Но не зря говорят, что мы — результат нашего прошлого. Когда я занимался поисками материалов для фильма, у меня поначалу возникла идея перенести историю в наше время. Особенно после того, как в интернете я обнаружил группу мужчин, которые обменивались комментариями о том, как они ненавидят женщин. Эти люди обсуждали в форумах свои дикие фантазии и подробно описывали, какие бы виды насилия им хотелось применить к противоположному полу. Там описаны некоторые ситуации, которые очень похожи на действия Хонки. И это происходит сегодня, в наши дни! Потому что и в наши дни люди могут чувствовать себя одинокими и сексуально неудовлетворенными. Кроме того, экономическая ситуация тех лет и современное положение Германии в Европе несколько похожи.

Режиссер Ким Ки Дук о своей новой картине

Сегодня в Германию тоже приезжают со всей Европы, чтобы заработать. Однако с эмоциональной точки зрения мой план мне показался неубедительным. Потому что психическое состояние послевоенного поколения все же было совсем другим. Помню, как я искал ответ на вопрос, откуда в Хонке такая жестокость, и пытался каким-то образом связать это с вопросом, на чьей стороне он находился во время войны. Но линейная логика здесь не работает. Отец Хонки был коммунистом. Некоторые из критиков высказывали предположение, что поскольку герой в детстве сам подвергался насилию, он таким и вырос. Эта версия мне тоже не показалась убедительной. Моя собственная мораль мешала мне искать простые ответы. Это оказалось бы пощечиной всем несчастным детям, которые прошли через насилие в детстве, но не стали серийными убийцами. Я также не хотел развивать тему концентрационного лагеря, в котором реальный Хонка провел некоторое время. В Германии эта тема до сих пор считается очень чувствительной. Самой убедительной мне показалась следующая стратегия: как можно более близко к реальности изложить факты — они сами приведут нас к правильным выводам. Но если жанр «ужасов» для кого-то просто страшная фантазия, то в моем фильме сама реальность выполняет эту функцию. Насилие не может быть стерильным, оно всегда правдиво и безобразно. Меня всегда занимал вопрос, почему нас так шокирует насилие в художественной форме, в искусстве — но наши чувства почему-то молчат, когда речь, например, идет о насилии в средствах массовой информации. Мне хотелось так показать насилие, чтобы оно потрясало. Поэтому это зрелище не для каждого. Фильм разрешен для просмотра только с 18 лет. И я никого не заставляю его смотреть. Особенно не рекомендую смотреть его женщинам. Пусть смотрят мужчины и размышляют на тему «равенства полов». Однако избегать показа уродства насилия я не собирался, потому что если цензура или самоцензура возникают по соображениям политкорректности, в этом я тоже вижу посягательство на свободу искусства.

— На 69-м Берлинском кинофестивале вашу картину сравнивали с работами Райнера Вернера Фассбиндера. Сравнивали вас также с немецкими экспрессионистами Робертом Вине и Фрицем Лангом. Какой из классиков вам ближе? На кого ориентируетесь?

— Я немецкий режиссер, снимающий немецкие фильмы. Я старался не быть похожим на Фассбиндера, хотя обожаю его ленты, особенно «Торговца четырех времен года». И сравнение моей картины с его работами тоже логично, ведь он посвятил свои фильмы «послевоенному поколению» и расцвет его творчества приходился на 1970-е. По художественному стилю «Золотая перчатка» может напомнить также Михаэля Ханеке. Наверное, есть у меня в фильме что-то и от экспрессионистов. Я часто меняю угол зрения, экспериментирую с темпом действия и с различными световыми эффектами. Тема картины по-экспрессионистски мрачновата, как и некоторые ее декорации, например квартира главного героя. Наше сценическое помещение оказалось намного больше реального дома Хонки. Когда мы отсняли первые кадры, продюсеры запротестовали: «Твое помещение напоминает зал ожиданий на вокзале, а не малюсенькую квартиру убийцы». Поэтому вместе с постановщиком мне пришлось все переделывать. Мы также использовали особый прием — после каждого нового убийства мы реально сужали стены квартиры. Неискушенному зрителю это может не броситься в глаза, но если просмотреть фильм на скорости, то эффект становится заметным. Мне кажется, в моей картине есть что-то от черного юмора Ульриха Зайдля. Я бы сказал так: в этом фильме я довел методы экспрессионистов до карикатуры. Но ведь я слишком люблю кино, чтобы относиться ко всему серьезно.

Читать еще:  Воробьев К.Д. Рассказы

— Вы никогда прежде не снимали фильмы ужасов. Как решились на этот раз?

— Когда ты немецкий режиссер турецкого происхождения, то каждый продюсер так или иначе ожидает от тебя, что ты снимешь очередную картину про турецкую девушку, которая сбегает из дома, а ее братья гоняются за ней с большими ножами для резки шаурмы, чтобы расправиться. И международные медиа реагируют положительно: «Так оно и есть». Но рано или поздно ты попадаешь в ловушку, поскольку становишься заложником одной темы. Ты понимаешь, что это все, чего от тебя ожидают спонсоры, журналисты и зрители. Вероятно, сейчас я оказался в положении ребенка в фазе противоречия: мне хочется делать то, что мне не разрешают, чего от меня не ожидают. К счастью, «Золотая перчатка» не стала таким уж рискованным проектом с финансовой точки зрения. А с маленьким бюджетом и моим стажем в кино я могу себе позволить эксперименты. Может быть, когда-нибудь потом я взгляну на свое творчество, на какие-нибудь 25–30 фильмов, которые снял, и больше всего мне понравится именно условная «история турецкой девушки». И я с чистым сердцем вернусь к ней. Но сейчас мне интересны именно фильмы-ужасы. На фоне постоянных дискуссий о том, что кино умирает, мне кажется, что хоррор остается единственным жанром, который все еще замечательно смотрится на большом экране.

— Недавно я беседовала с известным режиссером боевиков, который говорил мне то же самое про свой жанр…

— Может быть. Каждый из режиссеров живет в собственной, придуманной им иллюзии, и это его право. Но есть чисто практический аргумент: хоррор дешевле боевика. Хоррор теперь почти как арт-хаус. А все кино, как известно, сейчас движется именно в этом направлении.

Гришковец, Огонек и 24 часа рекламы. Главные события этого уикенда

В первый уикэнд ноября патимейкеры приготовили горожанам развлечения на любой вкус. Так в пятницу, в баре «Огонек» пройдет тусовка под присмотром ветерана клубной жизни Екатеринбурга, певицы и DJ Alsu. Создавать атмосферу приятного вечера она будет в дуэте с молодым и перспективным DJ Gaspar. Они начнут выступать в 01:00. Помимо их выступления свои сеты исполнят еще несколько DJ, а помимо хорошей музыки гостей также будут ждать недавно обновленное меню от шефа Михаила Чеснокова и вкусные коктейли.

Также в пятницу в Екатеринбурге состоится рекламный ивент, который будет длиться 24 часа. В этом году организаторы «Национального рекламного форума» и «Ночи пожирателей рекламы» решили совместить два главных для уральских рекламщиков и маркетологов мероприятия. Сначала, с утра до вечера в «Синара центре» будет проходить форум, на котором главные представители рекламной индустрии соберутся, чтобы обсудить положение дел в своей сфере, поделиться мнениями и предложениями, а также поразмышлять о ближайшем будущем. А после форума, также в «Синара Центре», пройдет, уже ставшая легендарной, «Ночь пожирателей рекламы». Она станет для «акул маркетинга» неформальным продолжением рабочего дня. Они будут смотреть и обсуждать лучшие мировые рекламные ролики, и, возможно, возьмут себе что-то на заметку. «Национальный рекламный форум» будет проходить с 10:00 до 17:00, «Ночь пожирателей рекламы» — с 23:00 до 04:00.

Double Grill& Bar отпразднует свой шестой день рождения уже в эту пятницу, 8 ноября. Вечеринка Double Fiction по мотивам фильмов Квентина Тарантино. «Не посетить шестой день рождения Double становится не только глупой, но и опасной идеей», — пишут организаторы. В баре приготовят огромный пунш-зелье и обещают появление самой Мадонны. Каждый фильм Тарантино наполнен идеальной музыкой, поэтому на вечеринку пригласили лучшего диджея планеты, по словам организаторов, — DJ Pasha Panik.

В этот уикэнд патимейкеры не забыли и про комедийные жанры вечеринок. Так, в пятницу, в баре «Леонид Исаакович» пройдет мероприятие под названием «Твой первый stand up». Его организуют специально для тех, кто мало знаком с относительно новым комедийным жанром и уральским stand up-комьюнити. Комики Екатеринбурга расскажут свой новый материал и познакомят горожан со всеми особенностями самого популярного в наше время жанра комедии. Сбор гостей в 19:30.

Субботу, 9 ноября, можно начать в «Синара Центре». В Sinara Art Gallery пройдет вечер перформансов: «Застывшее небытие» и «Сад садов». Художники хотят таким образом поделиться своими представлениями о обитателе рая XXI века. Начало перформансов в 17:00.

Также в субботу пройдет вечеринка в In Touch Cocktail Bar, на которой обещают устроить возрождение настоящего джаза в Екатеринбурге. Там выступит участница шоу «Голос» Алена Поль и джазовый-коллектив Ask Trio. Сбор гостей в 22:00.

Кроме этого, в субботу в «Доме печати» пройдет ретро-пати в стиле восьмидесятых. На Miami Vice приглашают всех, кто любит диско и свободу. На вечеринке будет звучать музыка: Nu Disco, Синти-поп и Synthwave. За вертушки встанут DJ Nickoлаич, Kenar, Timur Soul, а также Anton elle со специальным ностальгическим сетом. Старт вечеринки в 23:00.

В воскресенье, 9 ноября, в тату-студии «Субкультура» состоится благотворительный марафон татуировок. Мастера из Екатеринбурга, Свердловской области и других регионов соберутся вместе, чтобы помочь центру онкогематологии Областной детской клинической больницы № 1. Все деньги, которые они получат за день с набивания нательных рисунков они потратят на покупку лекарств и расходных материалов, необходимых пациентам центра. Начало марафона в 10:00.

Провести воскресенье, отдохнув от шума и ритма города, можно не уезжая далеко от Екатеринбурга. Всего в 9 километрах от него расположен загородный клуб «Остров сокровищ», в котором есть все для комфортного отдыха на природе. На территории комплекса расположена гостиница европейского уровня, ресторан с блюдами от шеф-повара, финская сауна, большой крытый бассейн с джакузи, а также беседки для барбекю и несколько открытых площадок для активного отдыха и занятий спортом. Для детей на территории «Острова сокровищ» есть игровая комната, а по соседству с загородным клубом расположен контактный зоопарк, в котором ребята смогут поближе познакомиться с разными животными.

Также в воскресенье в Center Club состоится концерт писателя Евгения Гришковца и группы «Бигуди». Начиная с 2002 года, музыканты выпускали альбомы и гастролировали со своими песнями, однако, в 2012 году проект «Гришковец и Бигуди» перестал существовать. Спустя несколько лет артисты решили воссоединиться и порадовать публику не только старыми хитами, но и новыми песнями. Начало концерта в 20:00.

Источники:

http://slavikap.livejournal.com/27692579.html
http://www.kommersant.ru/doc/3967258
http://momenty.org/afisha/6265

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector