Жизнь на ладошке. Алтайские врачи спасают детей с экстремально низким весом

Жизнь на ладошке. Алтайские врачи спасают детей с экстремально низким весом

2016-10-11 07:30

– У нас нельзя не улыбаться, это же для наших детишек и их мамочек эндорфины, серотонин – сплошные лекарства радости! – говорит Юлия МИЛЛЕР, врач-неонатолог. Во имя добра Елена Николаева, altai.

aif. ru: В чём профессиональная задача врача-неонатолога?

Юлия Миллер: Неонатолог – это врач, который занимается ребёнком от 0 до 28 дней жизни. И не обязательно это недоношенные дети. Бывает, и доношенные, но с определёнными проблемами здоровья, например, дети, которые нуждаются в хирургической коррекции и выхаживании. Это дети, которые родились в какой-то критической ситуации. Но если говорить о нашем отделении конкретно, то у нас такая специализация – мы выхаживаем недоношенных детей с очень низкой и экстремально низкой массой тела, то есть меньше полутора и меньше килограмма весом.

– Как часто рождаются такие дети?

– Если говорить по популяционной частоте, то есть по абсолютному количеству, то таких детей, конечно, стало больше. Но и родов стало больше! В 2012 году у нас был самый большой показатель – 33 тысячи родов. А вот в сравнительном анализе от общего числа новорождённых недоношенных детей остаётся одинаковое количество – 6,6%, и этот показатель с течением времени неизменен.

– Какова выживаемость недоношенных детей?

– В Алтайском крае этот показатель очень неплохой: дети меньше одного килограмма выживают в 85% случаев, а дети от одного до полутора килограммов в 93-95% случаев. В прошлом году появился на свет ребёнок весом в 450 граммов. В моей практике это был пациент с самым маленьким весом. Ребёнок выжил, мы его выходили.

– Сколько людей в вашем отделении отвечают за жизнь этих крошек?

– Я очень рада, что в нашем отделении очень стабильный состав. Наши замечательные медсёстры, которых всего 22, если и уходят, то только в декретный отпуск, но потом все возвращаются сюда. 80% медсестёр – сёстры высшей категории. Многие работают с момента открытия этого отделения и чувствуют наших детей буквально на кончиках пальцев. Они видят буквально малейшее отклонение в состоянии ребёнка, о чём тут же сигнализируют врачу. Кроме медсестёр в отделении работают четыре врача и офтальмолог. Также в штате логопед и медицинский психолог, они считаются педагогами, а не врачами. Но они незаменимы в нашем деле. Благодаря логопеду дети быстро начинают сосать, прикладываются к груди. А благодаря психологу мы выводим матерей из негативной эмоциональной реакции, из стрессовой ситуации, помогаем им сохранить грудное вскармливание, а грудное молоко – настоящий бальзам для недоношенного ребёнка. Кстати, в этом году мы получили звание «Больница, доброжелательная к ребёнку». Это высокое звание даётся ВОЗ и Юнисеф больницам, которые поддерживают грудное вскармливание, сохраняют контакт матерей и ребёнка.

– Бывает так, что мать не соглашается принимать своего ребёнка-«варежку»?

– У нас отказных детей практически не бывает. Это крайне редкая ситуация в ситуациях с недоношенными детьми. Может, потому, что такие детки рождаются, как правило, у мам, у которых есть проблемы здоровья и которые очень долго ждали ребёнка, стремились его родить.

– А когда детей, родившихся раньше положенного срока, выписывают домой?

– Тогда, когда они наберут необходимый вес – это может быть и два килограмма, и два с половиной килограмма – и смогут обходиться без дополнительного обогрева в кювезе. Когда выписывать недоношенного ребёнка домой – это исключительно индивидуальный подход. В нашем отделении дети находятся до трёх месяцев.

– Много разговоров (в том числе и во врачебном сообществе) о том, имеет ли смысл выхаживать детей с экстремально низким весом, если нет технологических условий для этого?

– Недавно я вернулась с конгресса перинатологов, посещала пленарное секционное занятие «Выхаживать или вынашивать?». Подтверждаю: да, этот вопрос очень спорный, и сколько бы мы ни работали, он всё равно будет дискутироваться. Если же говорить о материально-технической базе, сравнивая западные и российские возможности, то да, мы, конечно, немного отстаём. Но благодаря модернизации, которая прошла два года назад, мы получили достаточно серьёзную аппаратуру: дыхательную аппаратуру, кювезы, хорошую диагностическую аппаратуру, которая позволяет диагностировать на ранней стадии заболевание, например, ретинопатию недоношенных. Сейчас в Алтайском крае целых два таких аппарата! Мы имеем аппаратуру, чтобы оперировать таких детей здесь, в крае, а ведь буквально три года назад на такие операции детей в центральные клиники отправляли.

Возможно, мы ещё недостаточно обеспечены какой-то высокотехнологичной техникой, но у нас есть прекрасные врачи, которые справляются со всеми сложностями даже без техники. Чтобы выхаживать таких детей, не главное иметь аппаратуру. Но обязательно нужно иметь сочувствие, сострадание и любовь к этим детям. У нас создана Ассоциация неонатологов Алтайского края. В прошлом году она была признана лучшей в России. На собственном сайте мы размещаем информацию, которая помогает неонатологам из районов и городов края.

– Кстати, как помочь, если такой ребёнок родится где-нибудь в районе?

– Районные роддома оснащены дыхательной аппаратурой и инкубаторами для оказания первичной реанимационной помощи. К тому же в крае действует реанимационно-консультативный центр. Есть выездная бригада МЧС, которая немедленно отправляется на место рождения такого ребёнка и, если его состояние позволяет, немедленно вывозит в краевой центр, где и оснащение лучше, и диагностическая аппаратура лучше, и врачи более высокой квалификации.

Читать еще:  Выкидыш. Как происходит выкидыш на раннем сроке. Причины и симптомы

– Такое отделение, как ваше, – единственное в крае?

– Ещё есть отделение недоношенных детей в детской больнице №7. Ну и специализироваться, в том числе и на выхаживании недоношенных детей, будет новый перинатальный центр. В специализированных учреждениях медицинский персонал «заточен» на таких детей, он подготовлен для выхаживания их.

Повод для городости

– Распространено мнение, что если недоношенный ребёнок и выживет, то будет проблемным по здоровью. . .

– Такая вероятность существует. Даже сами по себе преждевременные роды без наличия каких-либо заболеваний у родителей – это риск дальнейших отклонений в состоянии здоровья ребёнка. И поэтому сейчас, когда накоплен богатый опыт по выхаживанию таких детей, по сохранению их жизни, на первый план выходит задача сохранить их здоровье и обеспечить полноценное развитие. Реабилитационные моменты выходят на первый план: это уход, питание, неврологическая реабилитация, прививки. Особенно актуальна прививочная кампания: выходив ребёнка, вложив в него силы и средства, мы не можем потерять его от инфекции.

– Вы отслеживаете дальнейшую судьбу своих «крестников»?

– А как же! При нашей поликлинике есть так называемый катамнестический центр, где дети наблюдаются в течение достаточно длительного времени. С некоторыми пациентами мы переписываемся, встречаемся. В прошлом году у нас впервые проходил День недоношенного ребёнка. Это было 17 ноября. Все, кого мы позвали на встречу, откликнулись. Мои бывшие пациенты, а теперь уже 12-летние парнишки, здорово танцевали современный танец, то ли хип-хоп, то ли брейк – точно не скажу. Девочки прекрасно читали стихи. А вот одна моя пациентка, которая родилась 700-граммовой, почему-то застеснялась и не показала свои умения в гимнастике, которой она занимается. Думаю, что в этом году она покажет свой класс!

Конечно, родители гордятся своими детьми, их успехами в творчестве, спорте, учёбе. Ведь сил мам и пап приложено ничуть не меньше, чем сил медицинских работников. Мы только направляем их, а всё остальное, когда с ребёнком выписываются из стационара, ложится на их плечи.

Жизнь на ладошке. Алтайские врачи спасают детей с экстремально низким весом

При рождении четырехлетняя Полина весила 495 граммов и легко помещалась на ладошке врача. Сегодня она считает пуговицы на кофточке любимой мягкой игрушки, показывает свой возраст, загибая пальцы, и с удовольствием отвечает на вопросы взрослых.

— Полина, что ты любишь кушать?, — спрашивает доктор.

— Коську!, — отвечает девочка.

«Косточку» — поясняет мама Ирина и добавляет, что дочь обожает все мясное: растущему организму необходим белок.

Врачи Алтайского краевого центра охраны материнства и детства не могут сдержать улыбку. Они гордятся успехами девочки, которая родилась с экстремально низкой массой тела. Гарантий того, что ребенок выживет, не давал никто. Но Полина не просто выжила, она практически не отстает в развитии от своих сверстников.

Экстренная операция

Полина появилась на свет в ноябре 2014 года. Так как у ее мамы Ирины был серьезный, угрожающий жизни диагноз, на 29 неделе беременности пришлось провести экстренное кесарево сечение. Новорожденную извлекли в целом плодном пузыре, чтобы не травмировать нежные кожные покровы и избежать переохлаждения ребенка (у недоношенных несовершенная терморегуляция организма). Девочку передали неонатологам, которые с первых минут жизни помогали ей дышать, бороться за жизнь. Полину поместили в специальный кювез и подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Так как пищеварительная система девочки к тому моменту была сформирована не до конца, питательные вещества (белки, жиры и углеводы) ей вводили через вену.

«Я узнала о диагнозе в 25 недель, у меня была серьезная патология, — рассказывает мама Полины. — Было высокое давление, при очередном УЗИ врачи увидели, что у малыша ушли околоплодные воды. Нужно было срочно делать кесарево сечение. Конечно, я очень расстроилась, что ребенок, возможно, не выживет с такой массой тела. Врачи не давали никаких гарантий. Тем не менее медики сделали все возможное, и я им очень благодарна за это. Я смотрела много видео, даже в пределах Москвы, где есть более современные технологии и оборудование, последствия были очень плачевные. Я считаю, что у нас нет последствий. Когда я увидела дочку в первый раз, я почувствовала радость, что она еще жива и дышит. Меня пустили к Полине сразу, как только я вышла из реанимации. Сказали, что пока все хорошо. Я тяжело ходила беременность, у меня было высокое давление, врачи сказали, что ребенок готовился к выходу, из-за этого он наполовину был готов появиться на свет. По их словам, по сравнению с тем, что было у меня внутри, условия в кювезе — рай для ребенка».

Три месяца в больнице

Фото: Amic.ru/Анна МаковееваИз перинатального центра Полину перевели в отделение выхаживания недоношенных детей Краевой детской больницы. Тогда еще это были самостоятельные медучреждения, не объединенные в Центр охраны материнства и детства. Мама же попала в кардиологический диспансер, где пролежала несколько недель. Выписка Полины состоялась только в феврале 2015 года, спустя 3 месяца после рождения. На тот момент девочка весила чуть больше 2 кг.

«Мы — многодетная семья, так что выписка прошла скромно. Приехали на такси, подарили врачам цветы. Старшие дети (в семье воспитывают еще трех сыновей — прим. ред.) впервые увидели Полину, когда ее привезли домой. Несмотря на то, что это четвертый ребенок и опыт у нас уже был, когда развернули Полину, все удивились: она как кукла. Мы поместили ее в подушку, так она у нас в подушке и жила до двух лет», — говорит Ирина.

Читать еще:  Как понять что нет грудного молока. Вероятные признаки недостаточной лактации. Как вернуть грудное молоко

Недавно Полину пробовали отдать в детский сад, но адаптация прошла не очень гладко. Девочка почти все время плакала, и мама приняла решение забрать дочь, чтобы не ухудшить ее состояние. Ежегодно Полина проходит реабилитацию, которая включает массаж, занятия с логопедом, психологом, физиолечение. «Раз в год мы поддерживаем Полинино здоровье. Думаю, что общеукрепляющие процедуры никому не помешают», — говорит мама.

На очередной встрече врачи подарили девочке комбинезон и игрушки. Фото: Amic.ru/Анна МаковееваКак в утробе матери

Сейчас в реанимации Центра охраны материнства и детства находится еще несколько детей с экстремально низкой массой тела. С начала 2019 года здесь родилось 7 таких младенцев — это почти половина от показателя прошлого года.

«По новым современным перинатальным технологиям лечение недоношенных детей стоит на третьем месте. На первом же находится возможность получать грудное молоко, на втором — выхаживание», — говорит заведующая отделением патологии новорожденных и недоношенных детей №2 Светлана Дуплик.

Фото: Amic.ru/Анна МаковееваНоворожденный находится в специальном кювезе с определенным микроклиматом.

» Мы создаем условия для выхаживания, максимально приближенные к внутриматочным условиям. Ребенку должно быть тепло, темно и влажно как внутри утробы. Для этого создается оптимальная температура — 37 градусов, регулируется уровень влажности (этот параметр подбирается индивидуально для каждого ребенка). Темноту мы создаем специальными накидками, которые за счет своей структуры еще и поглощают шумы», — рассказала врач отделения реанимации и интенсивной терапии №1 Алтайского краевого клинического центра охраны материнства и детства Марина Попова.

Внутри кювеза есть специальное гнездышко, которое позволяет сохранить внутриутробную позу ребенка и способствует его нормальному неврологическому развитию. На ноги младенцев надевают вязанные из чистой шерсти носочки. По словам врачей, они нужны не только для тепла, но и для стимуляции стопы, на которой очень много нервных рецепторов.

Мама и папа могут, и даже обязаны, принимать участие в уходе за новорожденным. Врачи учат их правильно кормить младенца и проводить необходимые манипуляции.

«Мама является полноправным, полноценным участником выхаживания с самых первых дней. Например, очень важно питание ребенка. Первое, что попадает в желудок, — это должна быть не смесь, а молозиво. В молозиве содержатся все необходимые вещества, а также вещества, защищающие иммунитет, бактерии, которые первыми попадают в кишечник ребенка, заселяют его и определяют дальнейшую микрофлору, тем самым защищая и от антибиотиков», — рассказала Марина Попова.

По словам врачей, благодаря наработанному опыту и созданию в Алтайском крае Центра охраны материнства и детства выхаживание новорожденных с экстремально низкой массой тела стало проще и эффективнее.

«У нас символическая дата, мы 100 дней работаем в новом формате — как Центр охраны материнства и детства. От этого объединения мы увидели огромный плюс для наших детей. Для недоношенных, в первую очередь. Необходимые обследования и помощь могут теперь проводиться круглосуточно и ежедневно. Пользуясь возможностями педиатрической базы мы можем осуществлять полноценную реабилитацию недоношенных детей», — рассказал заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи Владимир Боровков.

Жизнь на ладошке. Алтайские врачи спасают детей с экстремально низким весом

Юлия Миллер 20 лет работает в отделении патологии новорождённых и недоношенных детей №1 краевой детской клинической больницы. Пришла сюда в 1997 году после ординатуры АлтГМУ. Отделением заведует с 2008 года. Два года является главным внештатным неонатологом Алтайского края.

Награждена Грамотой губернатора Алтайского края за выхаживание сиамских близнецов, которые родились в ноябре 2012 года, а в январе 2013 года перенесли операцию по разделению. Награждена грамотой Министерства здравоохранения РФ за многолетний добросовестный труд.

Елена Николаева, altai.aif.ru: В чём профессиональная задача врача-неонатолога?

Юлия Миллер: Неонатолог – это врач, который занимается ребёнком от 0 до 28 дней жизни. И не обязательно это недоношенные дети. Бывает, и доношенные, но с определёнными проблемами здоровья, например, дети, которые нуждаются в хирургической коррекции и выхаживании. Это дети, которые родились в какой-то критической ситуации. Но если говорить о нашем отделении конкретно, то у нас такая специализация – мы выхаживаем недоношенных детей с очень низкой и экстремально низкой массой тела, то есть меньше полутора и меньше килограмма весом.

– Как часто рождаются такие дети?

– Если говорить по популяционной частоте, то есть по абсолютному количеству, то таких детей, конечно, стало больше. Но и родов стало больше! В 2012 году у нас был самый большой показатель – 33 тысячи родов. А вот в сравнительном анализе от общего числа новорождённых недоношенных детей остаётся одинаковое количество – 6,6%, и этот показатель с течением времени неизменен.

– Какова выживаемость недоношенных детей?

– В Алтайском крае этот показатель очень неплохой: дети меньше одного килограмма выживают в 85% случаев, а дети от одного до полутора килограммов в 93-95% случаев. В прошлом году появился на свет ребёнок весом в 450 граммов. В моей практике это был пациент с самым маленьким весом. Ребёнок выжил, мы его выходили.

– Сколько людей в вашем отделении отвечают за жизнь этих крошек?

– Я очень рада, что в нашем отделении очень стабильный состав. Наши замечательные медсёстры, которых всего 22, если и уходят, то только в декретный отпуск, но потом все возвращаются сюда. 80% медсестёр – сёстры высшей категории. Многие работают с момента открытия этого отделения и чувствуют наших детей буквально на кончиках пальцев. Они видят буквально малейшее отклонение в состоянии ребёнка, о чём тут же сигнализируют врачу. Кроме медсестёр в отделении работают четыре врача и офтальмолог. Также в штате логопед и медицинский психолог, они считаются педагогами, а не врачами. Но они незаменимы в нашем деле. Благодаря логопеду дети быстро начинают сосать, прикладываются к груди. А благодаря психологу мы выводим матерей из негативной эмоциональной реакции, из стрессовой ситуации, помогаем им сохранить грудное вскармливание, а грудное молоко – настоящий бальзам для недоношенного ребёнка. Кстати, в этом году мы получили звание «Больница, доброжелательная к ребёнку». Это высокое звание даётся ВОЗ и Юнисеф больницам, которые поддерживают грудное вскармливание, сохраняют контакт матерей и ребёнка.

Читать еще:  Способы обработки краёв изделий: обмёточные швы вручную. Как самостоятельно обработать края шторы

– Бывает так, что мать не соглашается принимать своего ребёнка-«варежку»?

– У нас отказных детей практически не бывает. Это крайне редкая ситуация в ситуациях с недоношенными детьми. Может, потому, что такие детки рождаются, как правило, у мам, у которых есть проблемы здоровья и которые очень долго ждали ребёнка, стремились его родить.

– А когда детей, родившихся раньше положенного срока, выписывают домой?

– Тогда, когда они наберут необходимый вес – это может быть и два килограмма, и два с половиной килограмма – и смогут обходиться без дополнительного обогрева в кювезе. Когда выписывать недоношенного ребёнка домой – это исключительно индивидуальный подход. В нашем отделении дети находятся до трёх месяцев.

– Много разговоров (в том числе и во врачебном сообществе) о том, имеет ли смысл выхаживать детей с экстремально низким весом, если нет технологических условий для этого?

– Недавно я вернулась с конгресса перинатологов, посещала пленарное секционное занятие «Выхаживать или вынашивать?». Подтверждаю: да, этот вопрос очень спорный, и сколько бы мы ни работали, он всё равно будет дискутироваться. Если же говорить о материально-технической базе, сравнивая западные и российские возможности, то да, мы, конечно, немного отстаём. Но благодаря модернизации, которая прошла два года назад, мы получили достаточно серьёзную аппаратуру: дыхательную аппаратуру, кювезы, хорошую диагностическую аппаратуру, которая позволяет диагностировать на ранней стадии заболевание, например, ретинопатию недоношенных. Сейчас в Алтайском крае целых два таких аппарата! Мы имеем аппаратуру, чтобы оперировать таких детей здесь, в крае, а ведь буквально три года назад на такие операции детей в центральные клиники отправляли.

Возможно, мы ещё недостаточно обеспечены какой-то высокотехнологичной техникой, но у нас есть прекрасные врачи, которые справляются со всеми сложностями даже без техники. Чтобы выхаживать таких детей, не главное иметь аппаратуру. Но обязательно нужно иметь сочувствие, сострадание и любовь к этим детям. У нас создана Ассоциация неонатологов Алтайского края. В прошлом году она была признана лучшей в России. На собственном сайте мы размещаем информацию, которая помогает неонатологам из районов и городов края.

– Кстати, как помочь, если такой ребёнок родится где-нибудь в районе?

– Районные роддома оснащены дыхательной аппаратурой и инкубаторами для оказания первичной реанимационной помощи. К тому же в крае действует реанимационно-консультативный центр. Есть выездная бригада МЧС, которая немедленно отправляется на место рождения такого ребёнка и, если его состояние позволяет, немедленно вывозит в краевой центр, где и оснащение лучше, и диагностическая аппаратура лучше, и врачи более высокой квалификации.

– Такое отделение, как ваше, – единственное в крае?

– Ещё есть отделение недоношенных детей в детской больнице №7. Ну и специализироваться, в том числе и на выхаживании недоношенных детей, будет новый перинатальный центр. В специализированных учреждениях медицинский персонал «заточен» на таких детей, он подготовлен для выхаживания их.

Повод для городости

– Распространено мнение, что если недоношенный ребёнок и выживет, то будет проблемным по здоровью.

– Такая вероятность существует. Даже сами по себе преждевременные роды без наличия каких-либо заболеваний у родителей – это риск дальнейших отклонений в состоянии здоровья ребёнка. И поэтому сейчас, когда накоплен богатый опыт по выхаживанию таких детей, по сохранению их жизни, на первый план выходит задача сохранить их здоровье и обеспечить полноценное развитие. Реабилитационные моменты выходят на первый план: это уход, питание, неврологическая реабилитация, прививки. Особенно актуальна прививочная кампания: выходив ребёнка, вложив в него силы и средства, мы не можем потерять его от инфекции.

– Вы отслеживаете дальнейшую судьбу своих «крестников»?

– А как же! При нашей поликлинике есть так называемый катамнестический центр, где дети наблюдаются в течение достаточно длительного времени. С некоторыми пациентами мы переписываемся, встречаемся. В прошлом году у нас впервые проходил День недоношенного ребёнка. Это было 17 ноября. Все, кого мы позвали на встречу, откликнулись. Мои бывшие пациенты, а теперь уже 12-летние парнишки, здорово танцевали современный танец, то ли хип-хоп, то ли брейк – точно не скажу. Девочки прекрасно читали стихи. А вот одна моя пациентка, которая родилась 700-граммовой, почему-то застеснялась и не показала свои умения в гимнастике, которой она занимается. Думаю, что в этом году она покажет свой класс!

Конечно, родители гордятся своими детьми, их успехами в творчестве, спорте, учёбе. Ведь сил мам и пап приложено ничуть не меньше, чем сил медицинских работников. Мы только направляем их, а всё остальное, когда с ребёнком выписываются из стационара, ложится на их плечи.

Источники:

http://22.rodina.news/zhizn-ladoshke-altaiskie-vrachi-spasaut-detei-ekstremalno-16101107302963.htm
http://barnaul-news.net/society/2019/04/12/147480.html
http://barnaul.bezformata.com/listnews/altajskie-vrachi-spasayut-detej/51229765/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector